Устоит ли Запад перед Зимой и Россией наш комментарий, все еще актуально

Мамед Эфендиев, отдел экономики

С самого начала войны в Украине администрация Байдена прилагала активные усилия для объединения европейских союзников против России. Однако резкое сокращение поставок энергоносителей в ЕС вызывало по обе стороны Атлантики из-за потенциально серьезной нехватки газа в преддверии зимы состояние, близкое к панике. Так что, вопрос, смогут ли США не допустить раскола в Европе, носит далеко не риторический характер.

Спасет ли Байден Европу от раскола?

Дефицит газа действительно стал серьезным испытанием на европейские прочность и единство в жестком противостоянии с Россией. Каждое обсуждение антироссийских санкций или ограничений на поставки энергоносителей вызывает немало протестов со стороны некоторых стран Европы и даже членов ЕС.  

Когда за Россию вступилась, скажем, Сербия, многие на это не обратили внимание – в конце концов, сербы не входят в Евросоюз. Но затем антироссийским мерам воспротивилась Венгрия. Причем так резко, что ряд европолитиков заговорили даже о возможном выходе Будапешта из ЕС. И ведь венгры не одиноки – очень острые высказывания of the record звучат порой из уст высокопоставленных чиновников Франции, Австрии, Германии и других стран, официально ратующих за наказание Москвы.

Нетрудно заметить, что единство и принципиальность ЕС если и не раскололись, то, несомненно, покрылись трещинами. Может, именно поэтому в Брюсселе, в отличие от «приговора», вынесенного ценам на российскую нефть, не смогли согласовать потолок цен на российский газ. Кремлевские СМИ не без злорадства утверждают, что на сей раз европолитики испугались ультиматума Путина, пригрозившего вообще перекрыть газовый вентиль тем странам, которые отважатся на столь безрассудный с его точки зрения шаг.

Экономика Германии дает первые сбои

А тем временем еврозона, стабильность которой во многом зависит от экономического тонуса ФРГ, столкнулась с новой опасностью: впервые за несколько десятилетий в Германии зафиксирован дефицит торгового баланса. Это действительно скверная новость, поскольку ФРГ- единственная крупная страна-участница ЕС с неизменно положительным сальдо торгового баланса. Ослабление Берлина ощутимо ударит по евро, который и без того утратил позиции не только по отношению к доллару, но даже к швейцарскому франку.  

В Берлине пытаются свалить экономические неурядицы на украинский кризис. В этом есть резон, хотя справедливости ради надо отметить, что к повышению зависимости Германии от российского газа привела не война в Украине, а отказ от атомной энергетики, на который Берлин решился в 2011 году. За этот стратегический просчет сегодня расплачиваются рядовые немцы. Но кто будет платить, если рухнет вся еврозона, особенно, когда забуксовал её «локомотив»?

Масло в огонь подлил New York Times, обвинивший Европу в возврате к экономике ХХ века. Судя по тому, как видят ситуацию за океаном, Евросоюз прибегает к старомодным решениям и в попытке предотвратить политический, социальный и экономический кризис, выделяет огромные деньги на решение энергетического кризиса, охватившего Старый Свет.

А если Россия полностью отключит газ?

Но сегодня у лидеров ЕС нет  большого выбора. Россия до минимума сократила поставки природного газа в большинство стран ЕС, а стоимость топлива и электроэнергии, наоборот, достигла исторического максимума. В период наступающей зимы и 2023 года европейские страны хотят заручиться общественной поддержкой в вопросах сдерживания российской агрессии и либерального международного порядка, чтобы довести конфликт до конца. В то же время, они боятся, что европейские потребители и бизнес будут недовольны астрономическими затратами на энергию, что приведет к социальным волнениям, политическому хаосу и экономической рецессии.

После введения санкций против Москвы и курса на отказ от российского топлива западные страны столкнулись и с ростом цен на энергоресурсы, и с всплеском инфляции. Вследствие подорожания горючего, прежде всего газа, промышленность в США и европейских государствах во многом лишилась конкурентных преимуществ, что повлияло и на другие сферы экономики. Произошло то, чего здесь больше всего боялись. Последствия для Европы могут бумерангом ударить по США, вызвав там еще более резкий рост цен на природный газ и электроэнергию.

Вот и спешат европейцы заполнить, пока не наступила зима, свои подземные газохранилища. Брюссель находится в лихорадочных поисках новых или дополнительных источников энергоресурсов. Поскольку понимает, что спохватился слишком поздно, и зима в любом случае сулит нелегкие испытания.

Впрочем, никто не берется прогнозировать, будет ли предстоящая зима холодной и долгой. И если единство ЕС начала давать трещины еще сегодня, пока есть надежда на успешный исход событий, то что же будет с европейским сообществом в ближайшие месяцы, когда наступят холода и углубится инфляция?