Хиджаб лишь повод для революции? по горячим следам

Фарид Исаев, обозреватель haqqin.az

Иранский режим на протяжении сорока лет находится под серьезными экономическими санкциями и уже давно стал примером устойчивости ко всем внешним воздействиям, сколько угодно убийственным. Не раз в стране вспыхивали и общественные протесты, прежде всего по экономическим причинам, но и они жестоко подавлялись без серьезных последствий для власти. Никто, однако, не знает, в какой момент терпение иранцев рухнет, и что для этого послужит поводом.

Смерть в Тегеране 22-летней девушки, о которой сообщал haqqin.az, вполне может послужить триггером, запускающим необратимые процессы. Следует напомнить, что в 2011 году смерть простого уличного торговца овощами, 26-летнего Мохаммеда Буазизи послужила мощным импульсом для революционных выступлений в Тунисе и далее везде, породив то, что получило название «Арабская весна». Гибель молодых людей, ставших жертвами властного произвола, отзывается яростью в народных сердцах.

Махса Амини

Махса Амини, по мнению «полиции нравов», как-то неправильно носила платок на голове, за что была схвачена, брошена в полицейский фургон, а спустя несколько часов оказалась в больнице в состоянии комы. Через два дня она умерла. Правительственные СМИ стали распространять информацию, что погибшая была больным человеком, и полиция к ней не прикасалась, но иранцам ли не знать, как поступают с задержанными.

В субботу, 17 сентября, на похороны девушки в ее родном городе Секкезе пришли сотни людей, часть женщин в знак протеста и солидарности с жертвой сняли свои платки. Протесты прошли и в Тегеране у больницы Касра, где умерла Амини. Демонстранты крайне непочтительно обращались с плакатами, изображающими аятоллу Али Хаменеи. Протесты охватили и другие города. Активными участницами протестов были женщины, сжигавшие в знак протеста хиджабы и состригавшие пряди волос, демонстрируя презрение к полицейским правилам. Люди декламируют лозунги: «Долой диктатора!» и «Женщины, свобода, жизнь!».

В Дивандере против протестующих были применены слезоточивый газ и боевое оружие, сообщают о гибели четырех и ранении девяти людей. Ожидаются новые протесты в Тегеране, Исфахане, Тебризе и ряде других городов. Чтобы остановить рост массовой поддержки возмущения, власти отключают интернет.

Когда по свежим следам исламской революции 1979 года ее «стражи» ревниво взялись за наведение порядка в общественных нравах всегда довольно свободного Ирана, особенно его городского населения, это сошло за издержки процесса перемен, и если не было горячо поддержано населением, то и больших протестов не вызвало. Но сейчас, сорок с лишним лет спустя, идеалы той революции на фоне плачевных результатов сильно потускнели, и рвение религиозной полиции встречает неприятие, а иногда и яростный отпор.

Несмотря на ограничение работы интернета, в социальных сетях разлетелось фото надгробия Амини, на котором написано: «Ты не умерла. Твое имя станет нашим девизом».

О том, что акции неповиновения вышли на национальный уровень, засвидетельствовал поступок известной иранской актрисы Шабнам Фаршаджо. Она в инстаграме сняла с себя хиджаб и призвала иранок последовать ее примеру. В сетях появились видео и других женщин, поступивших так же.

Власти в растерянности. С одной стороны, глава судебной власти Ирана Голамхоссейн Мохсени-Эджейе высказал предположение, как и полагается, что за этой кампанией против хиджабов стоят заграничные враги, и поручил спецслужбам разобраться. С другой, полицейские, задержавшие Махсу Амини, сейчас находятся под арестом, и в их отношении ведется расследование. Погасить нынешнюю вспышку протеста, может, и удастся, но общественное негодование никуда не денется. Хиджаб лишь повод, причина в отторжении власти, которая загоняет свой народ в средневековье.