Путин нанес Эрдогану обиду? наш комментарий, все еще актуально

Леонид Швец, автор haqqin.az

Ранним субботним утром корабли Черноморского флота, расположенные в Севастополе, подверглись атаке морских беспилотников. Масштабы потерь российской стороной не раскрываются, но не исключено, что повреждения получили три корабля, включая фрегат «Адмирал Макаров», который выполняет функции флагмана флота после потопления в апреле крейсера «Москва».

Обидным был даже не столько результат, сколько сам факт пропущенного удара. Выходит, Черноморский флот России не в состоянии надежно защитить даже свою базу от атаки шести-восьми дронов неполного погружения, изготовленных полукустарным образом и примененных противником, который не имеет никаких оснований считаться серьезной морской державой. Видимо, чтобы как-то сгладить очевидность провала, Министерство обороны РФ заявило, что в подготовке нападения принимали участие британские специалисты.

Черноморский флот России не в состоянии надежно защитить даже свою базу от атаки шести-восьми дронов неполного погружения, изготовленных полукустарным образом

А уже вечером с заявлением выступило Министерство иностранных дел России, из которого следовало, что Украина якобы провела свою спецоперацию с использованием гуманитарного зернового коридора, а посему Россия приостанавливает исполнение стамбульских договоренностей на неопределенное время. Это выглядело как попытка наказать Украину за дерзость.

Кремль неоднократно, в том числе устами Владимира Путина, выражал недовольство стамбульскими договоренностями. Срок их действия, кстати, истекает 20 ноября.

Отказ России участвовать в работе Общего координационного центра (ОКЦ) грозил тем, что больше ста торговых судов оказались бы блокированными в Черном море и украинских портах, и примерно такое же количество не дождалось бы разрешения войти в Черное море за товаром. Но это только в том случае, если считать участие России обязательным. Однако в стамбульском документе ничто не указывает на то, что выход одной из сторон-участниц приводит к прекращению работы ОКЦ. Турция, ООН и Украина вполне в силах продолжать действовать в рамках стамбульской политической инициативы.

Кремль неоднократно, в том числе устами Путина, выражал недовольство стамбульскими договоренностями

Так, собственно, и вышло. Более того, без российских представителей дело пошло даже куда более споро. В кратчайшие сроки между тремя участниками ОКЦ был согласован план движения 16 судов 31 октября, а 11 судов были сертифицированы инспекторами для входа в Черное море. Созданы комиссии для проверки еще 40 судов. Российскую сторону об этих решениях проинформировали. Очевидно, что применение силы в отношении сертифицированных ООН гражданских судов ставило бы Россию окончательно вне международного права.

Не менее, если не более, важен турецкий фактор. Президент Эрдоган сильно вложился в достижение стамбульских договоренностей. Он выступил гарантом недопущения зернового кризиса наряду с генсеком ООН Антониу Гутерришем. В понедельник турецкий лидер заявил участникам международного медицинского конгресса: «Как известно, около трети мирового производства пшеницы приходится на Украину и Россию. Вы являетесь свидетелями наших усилий по доставке этой пшеницы в страны, которым грозит голод. Благодаря общему механизму, который мы создали в Стамбуле, мы обеспечили относительное смягчение продовольственного кризиса, предложив 9,3 миллиона тонн украинской пшеницы на службу всему миру. Хотя Россия колеблется в этом отношении, мы будем продолжать наши усилия, чтобы служить человечеству».

Эрдоган сильно вложился в достижение стамбульских договоренностей. Он выступил гарантом недопущения зернового кризиса наряду с генсеком ООН Антониу Гутерришем

Представитель российского президента Дмитрий Песков высказался со скрытой угрозой: «Зерновая сделка вряд ли реализуема без РФ, она приобретает гораздо более рискованный характер».

Однако если Россия не будет нападать на суда с зерном, им ничего не грозит. А вот попытки нападения грозят сильно испортить отношения с гарантом стамбульского проекта – президентом Эрдоганом, который остается едва ли не единственным авторитетным лидером, поддерживающим отношения с Владимиром Путиным к взаимной выгоде обеих стран. Готов ли российский лидер нанести смертельную обиду Эрдогану, подвергнув публичному сомнению способность турецкого президента гарантировать силу своих обязательств?

На этом месте остатки иллюзий о всемогуществе хозяина Кремля легко развеиваются. С некоторых пор это привычное дело.