На поле Пригожина в игру вступает ГРУ что дальше? все еще актуально

Юлия Медведева, специально для haqqin.az

Одним из последствий авиакатастрофы, в которой погиб Евгений Пригожин, является то, что его смерть может означать конец проекта по созданию «Путинского Африканского союза», которым Кремль бредил последние годы.

Союзники нигерской хунты как-то вдруг резко сбавили обороты. Еще вчера лидеры Мали и Буркина-Фасо были решительны в намерениях отразить интервенцию в Нигер, рассчитывая при этом на помощь Алжира, а сегодня стало известно, что алжирский эмиссар прибыл к нигерским военным для «переговоров по мирному урегулированию возникшего кризиса».

Что будет с хунтой после Пригожина?

И не то чтобы лидеров этих стран сразу внезапно охватило невиданное миролюбие, просто они первыми поняли, что после гибели Евгения Пригожина и Дмитрия Уткина, бывшего у него главным организатором операций, и начавшегося вслед за этим переподчинением «музыкантов» российским Министерством обороны с эскалацией любого конфликта стоит как минимум повременить.

А то может весьма неудобно и даже плачевно получиться. Поскольку одно дело – выступать против ЭКОВАС в составе «Путинского Африканского союза», главным орудием которого был «Вагнер», и совсем другое – оказаться без поддержки этого орудия.

Африканцы уже неоднократно за последние два десятилетия имели возможность убедиться, что российское военное командование либо недостаточно компетентно, либо крайне неоперативно. Случаев отказов российского Министерства обороны за эти годы на просьбы о помощи представителей африканских государств – кто-то просил оружия, кто-то – советников, кто-то «демонстрации флага» - не перечесть.

«Вагнер» уходит – свято место пусто не бывает

Информацию об этом российские военные от президента Владимира Путина скрывали, но зато она регулярно попадала в сводки, которые для Верховного готовила военная разведка, начальник которой имеет право еженедельного прямого доклада президенту. Да и ФСБ, а также Служба внешней разведки не упускали возможности лишний раз подпустить шпильку армейцам.

Именно из-за того, что дипломаты и армейцы «африканский кейс» России откровенно не тянули и возникла идея ЧВК «Вагнер», реализацией которой занялись «повар президента» Евгений Пригожин и так и не встретивший своего 55-летия полковник ГРУ Дмитрий Уткин, который был талантлив не только в разведке, но и в военном планировании. Да к тому же за достаточно короткий восьмилетний срок существования ЧВК «Вагнер» зарекомендовал себя еще и неплохим бизнесменом.

Их успехи в деле создания «кошелька Путина» в Африке, а также строительства «Путинского Африканского союза» общеизвестны, и подробно на них останавливаться не буду, поскольку материалов там – на захватывающую книгу. Это были без всякого преувеличения «конкистадоры Путина» в Африке, его персональный «Аль-Кудс» в свои лучшие годы, когда во главе этой организации стоял генерал Касем Сулеймани.

От былой мощи ГРУ остались две жалкие буквы - ГУ

И вот теперь эти люди убиты, и заменить их некем. Возможно, какие-то кандидатуры могло предложить ГРУ, но оно уже не то, и даже свое легендарное название из трех букв не сумело сохранить, превратившись в невнятное Главное управление Генерального штаба, которое не имеет и десятой доли тех возможностей, что были у нее раньше.

Во многом это связано с непрерывной аппаратной борьбой с ГРУ, которое долгое время последовательно вел начальник российского Генштаба Валерий Герасимов, стремящийся добиться полного контроля над аппаратом военной разведки. Победить-то в этой борьбе он победил, но в итоге ГРУ теперь охолощен до предела и нести «африканский кейс» Кремля попросту не в состоянии – нет у него для этого ни аппаратных, ни финансовых, ни кадровых возможностей.

А потому у «Путинского Африканского союза» перспективы достаточно печальны, что на Черном континенте уже почувствовали. Размах и дерзость «Вагнер» не пришлись ко двору первому лицу в Кремле. И об Африке скоро придется забыть. Так же, как о Ливии. А там и Сирия на подходе.