В ожидании новой войны: Венесуэла готовится к захвату Гайаны главная тема; все еще актуально

Евгений Бай, автор haqqin.az, Вашингтон

Когда начинают сильно досаждать внутренние проблемы, следует начать войну против соседа. Конечно, маленькую и обязательно победоносную.

США предъявили президенту Венесуэлы Николасу Мадуро ультиматум. До конца ноября он должен публично пообещать, что к выборам 2024 года будут допущены оппозиционные политики, а сам избирательный процесс будет честным и открытым.

Но венесуэльский лидер ни сном ни духом себя не проявил. Вместо этого он назначил на предстоящее воскресенье проведение всенародного референдума, который по его замыслу должен одобрить территориальные притязания к соседней стране — Гайане.

Мадуро, вероятно, решил идти на эскалацию конфликта, учитывая всеобщую мировую неразбериху и надеясь, что у США не будет времени и сил, чтобы отвлекаться еще на один конфликт

Гайана (официальное название Кооперативная республика Гайана) - маленькая страна на северо-востоке Латинской Америки с населением всего в 700 тысяч человек, которая граничит на западе с Венесуэлой, на юге с Бразилией и на востоке с Суринамом.

Она во многих отношениях уникальна. В прошлом колония Великобритании под названием Британская Гвиана Гайана исстари была членом Содружества нации и таковой осталась после обретения независимости в 1966 году. Гайана — единственная страна на континенте, население которой говорит на английском. Наконец, у нее чудный этнический состав: более 50 процентов составляют выходцы из Индии, чуть больше 30 - чернокожие, а потомков испанских завоевателей Латинской Америки почти нет.

В 80-ые годы прошлого столетия автору этих строк, корреспонденту «Известий» в Карибских странах, неоднократно довелось бывать в Гайане. Страна была, конечно, бедной, но не нищей, там не было фавел Рио и убогих трущоб Гаити. Население в основном было занято в сельском хозяйстве или набивало для туристов чучела крокодилов, которые в изобилии водятся в многочисленных каналах, протоках, речках и озерцах.

Гайана была, конечно, бедной, но не нищей, там не было фавел Рио и убогих трущоб Гаити

Туристов было, однако, немного. Инфраструктура отсутствовала, и приходилось тратить время, чтобы найти сносный ресторанчик, где не было ничего, кроме китайского чоу мейн, блюда на основе лапши с кусочками свинины и креветками. А супермаркеты попросту отсутствовали, все продукты закупались на местных рынках.

Попади сейчас в Гайану, я бы понял, где оказался. Сейчас в этой стране открыты десятки современных супермаркетов, где продаются техасские стейки rib eyes, на побережье построены отели, в которых люксовые номера стоят 750 долларов в сутки, а местная команда по крикету Amazon Warriors приступила к строительству огромного стадиона.

И все это великолепие стало возможным благодаря открытому нефтяному Эльдорадо на шельфе реки Эссекибо, что в западной части Гайаны, где добычей черного золота занимается крупнейшая в мире нефтяная компания ExxonMobil.

Невероятно, но факт: благодаря нефти Гайана стала мировым рекордсменом по экономическому росту. Как пишет Forbes, эксперты Международного валютного фонда предрекают ей взрывной рост на 38 процентов до конца этого года и на 115 до 2018 года. Все это, разумеется, будет достигаться за счет экспорта нефти.

Сейчас в этой стране открыты десятки современных супермаркетов, где продаются техасские стейки rib eyes, на побережье построены отели, в которых люксовые номера стоят 750 долларов в сутки

Вопрос в том, что маленькой Гайане может помешать большой и крайне алчный сосед — Венесуэла.

Между двумя странами вот уже больше ста лет продолжается территориальный спор о принадлежности огромного района в бассейне Эссекибо. Венесуэла считает, что в свое время Британия по поддельным картам отдала Гайане принадлежавшие венесуэльцам земли. Дело было передано в международный Арбитражный суд, который в 1899 году постановил – этот район следует считать территорией Британской Гвианы, то есть нынешней Гайаны.

Венесуэльцы с этим вердиктом не согласились, но до поры до времени спор тлел, не разгораясь. Все начало меняться в 2015 году, когда в Гайане были обнаружены впечатляющие в 10 миллиардов баррелей запасы нефти. Тогда же ExxonMobil получил концессию на нефтедобычу. А в сентябре этого года еще семь транснациональных компаний, включая китайскую China National Offshore Oil Corporation, получили от правительства Гайаны лицензии на разработку месторождений на морском шельфе.

Тогда-то Мадуро и решил, что пора начинать действовать. В январе 2021 года он открыто заявил, что Венесуэла завоюет принадлежащий ей район. У главы венесуэльского наркорежима губа не дура. Речь идет о двух третях территории Гайаны, и в случае оккупации она перестанет существовать как независимая республика.

Мадуро удачно придумал: протест легко уступил место ура-патриотизму

И вот, чтобы придать этой аннексии видимость легальности, правительство придумало некий референдум по этому территориальному диспуту. Он будет проходить под лозунгом «Эссекибо принадлежит Венесуэле». Референдум, сообщает из Каракаса корреспондент агентства АР, вызвал огромный патриотический подъем среди венесуэльцев. Многие из студентов уже изучили карты своей страны, которая на них гораздо больше, чем в старых учебниках или на веб-сайте ЦРУ — она поглотила огромный кусок у соседней Гайаны.

Какие там свободные выборы, если речь идет о захвате чужой территории! Кстати, если вспыхнет вооруженный конфликт, то и о самих выборах можно забыть.

Для охраны референдума, как уже сообщил haqqin.az, были призваны три с половиной сотни тысяч венесуэльских военных. А куда их направят, если нация выразит свое одобрение аннексионистским замыслам своих правителей? Ясно, что на завоевание Гайаны.

Открывается третий фронт для Байдена?

И что большой венесуэльской арии может противопоставить Гайана, имеющая лишь два пехотных батальона, один саперный батальон и один батальон снабжения?

Правительство Гайаны обратилось в Международный суд ООН с жалобой на агрессивные устремления соседа. Суд обещает дать ответ 1 декабря. Ясно, что решения референдума будут признаны как не имеющие никакой юридической силы.

Однако вопрос о том, что предпримет мир в случае, если венесуэльская армия все же вступит на территорию Гайаны, остается открытым. Неужели у президента Байдена откроется третий фронт наряду с украинским и израильским?

Мадуро, вероятно, решил идти на эскалацию конфликта, учитывая всеобщую мировую неразбериху и надеясь, что у США не будет времени и сил, чтобы отвлекаться еще на один конфликт. Однако в этом районе мира у Америки слишком большие нефтяные интересы, чтобы просто проглотить авантюру венесуэльского режима.

Сейчас к границе стягиваются и бразильские военные, крайне обеспокоенные возможностью начала войны, которая затронет и их страну. Конец года на латиноамериканском континенте обещает быть предельно жарким.