После Дубая: ни сытые, ни бедные не спасутся от озоновых дыр наш комментарий, все еще актуально

Эльнур Мамедов, автор haqqin.az

Haqqin.az уже неоднократно отмечал, что темпы сокращения выбросов в атмосферу все еще далеки от цели, поставленной в 2015 году Парижским соглашением. В результате динамика изменения глобального климата, а с ней вместе и необратимые последствия лишь усиливаются, а каждый новый день ставит перед человечеством все более сложные задачи, требуя от него ускорить выполнение климатических обязательств.

Таким образом, в контексте разрушительных последствий изменения климата на Земле важность принимаемых обязательств только возрастает.

И хотя работа 28-й Конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (COP28) в Дубае еще продолжается, очевидно, что с таким подходом согласны все мировые политики. Для решения проблемы необходимо лишь перейти от деклараций к действиям. Что, собственно, уже делается, хотя говорить об эффективности предпринимаемых решений еще слишком рано.

В глобальном масштабе лидером борьбы с изменением климата на планете являются США, которые только в этом году увеличили свои взносы в эту сферу более чем на 9,5 миллиарда долларов, а также готовят новый взнос в размере 3 миллиардов долларов в «Зеленый климатический фонд», который помогает развивающимся странам инвестировать в устойчивость, чистую энергию и экологические решения.

С другой стороны, эти цифры – сущий пустяк по сравнению с тратами Соединенных Штатов на укрепление национальной обороны, а также поддержку своих союзников в разных регионах мира. Ту самую поддержку, в результате которой затяжные войны и локальные вооруженные конфликты с применением смертоносного оружия оборачиваются гибелью миллионов людей и массовыми разрушениями, которые, в свою очередь, еще больше загрязняют и без того проблемную окружающую среду.

При этом необходимо отметить, что непосредственно в США предполагаемые инвестиции, направленные на борьбу с изменением климата, достигнут в ближайшие десять лет примерно одного триллиона долларов. По всей территории Соединенных Штатов строятся и расширяются сотни заводов по производству солнечных и ветряных турбин, электромобилей, аккумуляторов… Выбросы парниковых газов в атмосферу снижаются не только в энергетике и транспорте, но и в промышленности, строительной индустрии, в сельском хозяйстве... Серьезные инвестиции направляются также в восстановление береговых линий, водно-болотных угодий и лесов, в расширении возможностей американского общества противостоять экстремальным погодным условиям, вызванным изменением климата.

Для стран третьего мира борьба с изменениями климата - непонятная прихоть богачей

Да, США и в целом коллективный Запад демонстрируют достойный подражания пример того, как нужно справляться с вызовами глобального климатического кризиса. Одновременно это еще и решающий момент для перехода к коллективным действиям, поскольку пока к борьбе с глобальным потеплением не подключатся все без исключения страны мира, дальнейший прогресс будет невозможен, а поставленная Парижским соглашением задача - не дать глобальной температуре подняться выше, чем на 1,5 градуса по Цельсию – недостижимой.

С другой стороны, как это сделать, если многим странам, как теперь принято говорить, «глобального Юга» эти задачи непосильны?

Собственно, об этом и шла речь на конференции в Дубае, где, к примеру, премьер-министр Непала Пушпа Камал, признавая, что развитые стран ежегодно выделят слабым государствам десятки миллионов долларов для борьбы с климатическими изменениями, в то же время подчеркнул, что этого недостаточно, и призвал экономически развитые страны более щедро делиться с развивающимися государствами финансами и технологиями.

Также с призывом к мировому сообществу, правда, принципиально иного рода, выступила председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен - ускорить отказ от использования каменного угля, чтобы удержать глобальное потепление климата на уровне 1,5 градуса по Цельсию.

Призыв этот прозвучал даже несмотря на то, что десять государств - членов ЕС уже полностью отказались от использования угля, еще десять намерены сделать это до 2030 года, а остальные семь государств будут стремиться следовать за ними.

Отметим в этой связи, что Евросоюз инвестирует в переходный период тотального отказа от угля 55 миллиардов евро. Наибольшая часть этих инвестиций будет направлена в угледобывающие регионы Старого Света для создания новых рабочих мест.

Остается лишь заметить, что подобное распределение инвестиций очень плохо сочетается с призывом Урсулы фон дер Ляйен придать процессу борьбы с изменением климата на планете глобальный характер. Десятки миллиардов для Запада в сопоставлении с десятками миллионов для «глобального Юга» достаточно убедительно иллюстрируют масштабы набирающей темпы мировой фрагментации.

Вот только в отличие от, скажем, мировой экономики, глобальный климат границ не имеет, его нельзя где-то улучшить, а где-то отложить «на потом». Да, воздух в Нью-Йорке может быть чище, чем, скажем, в Пекине или Джакарте. Однако расширение озоновых дыр представляет одинаково смертельную опасность как для сытого Запада, так и для с трудом сводящего концы с концами «глобального Юга».