Договорняк между Ираном и Пакистаном: мочим белуджей? Урал Хатами представляет haqqin.az свою версию

Впервые после окончания ирано-иракской войны 1988 года территория Исламской республики Иран подверглась ракетному обстрелу.

Впрочем, как сказал в беседе с haqqin.az иранский политолог Урал Хатами, комментируя ракетный удар КСИР по базам группировки «Джейш аль-Адль» («Армия справедливости») в Пакистане и ответный удар Исламабада по иранской провинции Систан и Белуджистан, хотя власти в Тегеране и призвали население быть готовыми к отражению пакистанской угрозы, в Иране мало кто верит в вероятность широкомасштабной войны с Пакистаном.

С 2020 года между Ираном и Пакистаном были очень хорошие отношения. Тегеран и Исламабад проводили даже совместные военные учения. Не случайно многие белуджские эксперты приходят ко мнению, что воздушные удары, нанесенные по провинциям Белуджистан в обеих странах, являются результатом тайного соглашения между Тегераном и Исламабадом

Отметим, что группа «Джейш аль-Адль» противостоит правительственным силам Ирана в провинции Систан и Белуджистан. Власти Ирана и правительства ряда западных стран, включая США, признали эту организацию террористической.

В ответ армия Пакистана нанесла ракетами и дронами удар по окрестностям округа Сераван в иранской провинции Систан и Белуджистан, в результате которого, по данным иранской стороны, погибли двое мужчин, три женщины и четверо детей.

«Как известно, белуджи проживают как в Иране, так и в Пакистане, и в обеих странах у них есть серьезные проблемы с центральной властью, - подчеркнул Хатами. - В среде белуджской политической эмиграции все больше поговаривают о некоем «договорняке» Тегерана с Исламабадом о взаимном обмене ударами по регионам, в которых наблюдаются мощные сепаратистские настроения и вооруженное противостояние властям. Обратите внимание, что ни в Иране, ни в Пакистане не пострадал ни один военный, погибли только гражданские лица, причем все они - этнические белуджи. Следует также учесть, что в обеих странах, испытывающих острые экономические проблемы, скоро пройдут парламентские выборы. Так что реакция Ирана, запустившего сразу после ракетных ударов шумную пропагандистскую кампанию по защите от пакистанской угрозы, была вполне предсказуемой. «Сейчас не время говорить о девальвации, ежедневном росте цен, массовом обнищании и безработице в стране, потому что нам угрожает Пакистан», - таков основной нарратив выступлений иранских правительственных чиновников и депутатов парламента».

Группа «Джейш аль-Адль» противостоит правительственным силам Ирана в провинции Систан и Белуджистан

По слова иранского политолога, напряженность в отношениях белуджей с властью в Тегеране началась сразу после исламской революции 1979 года, когда была провозглашена шиитская государственная идеология, в которую по понятным причинам никак не вписывались довольно крупные этнические общины туркменских и белуджских суннитов. В результате религиозная дискриминация довольно быстро трансформировалась в этнокультурную сегрегацию.

«За 40 лет, прошедших после исламской революции, Белуджистан превратился в один из самых отсталых, бедных и неблагополучных регионов Ирана, - констатирует Хатами. - Из-за ошибочной политики, связанной с водными ресурсами, приведшей к истощению грунтовых вод, в провинции катастрофически не хватает воды. Засуха обрекла людей буквально на грань голода. Потеряв возможность заниматься сельским хозяйством, практически вся провинция, спасаясь от нищеты, занялась контрабандой бензина в Пакистан. А власти Ирана не нашли другого способа пресечь контрабанду, кроме как расстреливать контрабандистов с канистрами и взрывать из РПГ бензовозы, подъезжающие к границе с Пакистаном».

В результате политическая, этническая и религиозная дискриминация спровоцировали жестокий вооруженный мятеж и всплеск сепаратизма. По словам Урала Хатами, на протяжение всех 42 лет существования Исламской республики Иран в Белуджистане не прекращались вооруженные выступления и террористические акты против сил безопасности и жандармерии.

Аналитик Урал Хатами срывает завесу тайны

«Надо сказать, что у властей в Тегеране есть проблемы со всеми этническими группами – азербайджанцами, курдами, арабами, - говорит политолог. - Но белуджи — это реальная война, которая никогда не прекращалась. За это время в столкновениях погибли сотни иранских военных и тысячи белуджей. От отчаяния власти Ирана перестали даже выдавать новорожденным белуджским детям документы о рождении. В Белуджистане десятки тысяч детей не могут учиться в школах, поскольку у них нет документов, свидетельствующих об их иранском гражданстве».

Однако в последние годы, как утверждает иранский политолог, между белуджами в Иране и Пакистане наметился достаточно высокий уровень интеграции. Помимо политического, этнокультурного и религиозного взаимодействия, была налажена координация и взаимная поддержка между действующей в ИРИ военизированной группировкой «Джейш аль-Адль» и сепаратистской военизированной организацией «Армия освобождения Белуджистана», которая ведет борьбу за независимость белуджской провинции от Пакистана. Что, естественно, не могло не вызвать беспокойство властей Ирана и Пакистана.

«Обратите внимание, с 2020 года между странами были очень хорошие отношения, - говорит Урал Хатами. – Тегеран и Исламабад проводили даже совместные военные учения. Не случайно многие белуджские эксперты приходят ко мнению, что воздушные удары, нанесенные по провинциям Белуджистан в обеих странах, являются результатом тайного соглашения между Тегераном и Исламабадом».