Как остановить отморозка с ядерной бомбой?! Если Китай приходит на помощь США; все еще актуально

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

Заместитель министра иностранных дел Китая Сунь Вэйдун в минувшую пятницу встретился с высокопоставленными дипломатами Северной Кореи в Пхеньяне.

Весь январь северокорейский лидер Ким Чен Ын держал американцев и весь регион в напряжении, резко взвинтив воинственную риторику и громко бряцая оружием. Дошло до того, что в администрации Белого дома и в Пентагоне начали всерьез рассматривать сценарий, согласно которому КНДР в ближайшие месяцы может спровоцировать военный конфликт с Южной Кореей.

Товарищ Ким не просто отморозок, а отморозок с ядерной бомбой, и что ему на ум взбредет – только ему самому и известно

И тут Вашингтон столкнулся с непривычной для него ситуацией – чем отвечать на угрозы Кима, который ведет себя так, как будто нашел источник «храброй воды» и употребил из него солидную порцию. Вводить против него санкции – так на нем их и так как на беспризорной собаке блох.

К тому же зависимость экономики Северной Кореи от внешних рынков чрезвычайно мала, и в микроскоп-то с первого раза не разглядишь. Оказывать силовое давление? Так товарищ Ким не просто отморозок, а отморозок с ядерной бомбой, и что ему на ум взбредет – только ему самому и известно.

Пришлось администрации Байдена идти за помощью в разрешении этого этой проблемы к Пекину, что и официально сделал советник по национальной безопасности США Джейк Салливан на встрече с главным китайским дипломатом Ван И в ходе недавней их встречи в Таиланде.

О чем просил Салливан Ван И?

Понятно, что в реальности эту просьбу китайская сторона от американцев получила раньше, поскольку такие вопросы на встречах высокого уровня внезапно не всплывают. Как и ответы на них. Поэтому, получив эту просьбу и оговорив с американцами цену за эту услугу, а в том, что она будет оказана не безвозмездно, сомневаться не приходится, Пекин приступил к реализации своих шагов на этом направлении, в первую очередь отправив в Пхеньян своего заместителя - министра иностранных дел Сунь Ятсена.

С целями зондажа, так сказать, попытаться выяснить, что это там северокорейские «друзья» замышляют и как далеко в своих замыслах готовы зайти. И хотя сегодня китайско-северокорейские отношения переживают не лучшие времена, уступив место безоглядной дружбе Пхеньяна и Москвы, влияние Пекина на КНДР все еще велико. Так что Китай рассчитывал получить более-менее откровенные ответы на свои вопросы.

Услышанное в столице Северной Кореи китайских дипломатов порадовало. Во всяком случае, они получили твердые заверения в том, что за воинственной риторикой не стоит конкретных военных намерений. С помощью Москвы Пхеньян добился или, что более вероятно, рассчитывает в ближайшее время добиться новых прорывов в военных технологиях. И счел необходимым проинформировать об этом своих соседей. Пусть и избрав для этого достаточно экстравагантный способ.

В Пхеньяне сейчас царит эйфория от установления доверительных отношений с Москвой, что рассматривается как прорыв, в том числе и для уравновешивания влияния Пекина

Конечно, по нынешним временам верить нельзя никому, и 100%-ных гарантий того, что северокорейцы были предельно искренни с эмиссарами из Пекина, давать не стоит. Но тут ведь вот еще какой факт: ни американское разведывательное сообщество, ни южнокорейская разведка не фиксируют пока признаков того, что Северная Корея готовится к боевым действиям или к крупной войне.

В Пхеньяне сейчас царит эйфория от установления доверительных отношений с Москвой, что рассматривается как прорыв, в том числе и для уравновешивания влияния Пекина. Поскольку давним страхом северокорейских лидеров было то, что КНДР станет китайской колонией. А теперь, как они думают, Москва этому воспротивится. И им совершенно безразлично, что подобные мысли не имеют ничего общего с действительностью, главное для Пхеньяна – надежда.

А эта эйфория ведет к повышению уровня воинственной риторики: «Бойтесь нас, мы теперь не одни, а с Москвой». Впрочем, уж пусть лучше воюют на словах, чем пуляют ракетами. Чем бы Ким Чен Ын не тешился – лишь бы руки от кнопки подальше держал.