Как разлагается труп погибшего государства В гостях haqqin.az известный российский журналист и путешественник Михаил Кожухов

Беседовал: Евгений Бай, собкор, Вашингтон

Миллионы туристов приезжают на Кубу каждый год. Им любопытно посмотреть на единственный оставшийся в мире социалистический «Парк юрского периода». Северная Корея не в счет – она для всех закрыта.

К услугам иностранцев - сеть крупных отелей, из них два десятка являются люксовыми. Они есть в Гаване, Варадеро и на острове Кайос. По числу этих пятизвездочных отелей Куба занимает лидирующее место в Карибском бассейне. Также ей принадлежит пальма первенства и по уровню нищеты и убогости - превзойти ее в регионе может лишь Гаити.

Страна никуда не движется, она просто парализована

Лозунгом кубинской революции всегда был девиз Фиделя Кастро «Родина или смерть». Сейчас, как пишет кубинский оппозиционер Юниор Гарсия Агилера, «от родины осталось совсем немного, а смерть преследует кубинцев по пятам».

И это, предупреждает он, отнюдь не фигура речи, громкая фраза, рассчитанная на эффект. В 2021 году сотни тысяч кубинцев вышли на улицы городов с протестами против политики правительства и их лозунгом был «Родина или жизнь». Протесты жестоко подавили, тысячи попали за решетку. В том же году на Кубе умерло 167 645 человек, на 55 тысяч больше, чем в году предыдущем. По уровню смертности - 14,65 на тысячу человек - Куба на одном из первых мест в мире. Даже на Гаити она меньше - 8,68 на тысячу.

Родина для кубинцев становится все меньше и из-за чудовищной массовой эмиграции, а, проще говоря, бегства с острова всех, кто это может осилить. В период последнего финансового года (он начался 1 октября 2022 года и закончился 30 сентября 2023 года) Кубу покинули 425 тысяч человек, это 4 процента всего населения страны. За этот год береговая охрана США вернула на остров 7 тысяч несчастных, которых она задержала в море.

Ужасная картина. Люди поставлены в совершенно унизительные условия существования

Доходит до совершенно умопомрачительных историй. Не успел народ вволю посмеяться по поводу бегства двенадцати из восемнадцати балерин из самой знаменитой балетной труппы Кубы, как произошло следующее. C Кубы сбежал директор главного официозного канала телевидения Сubavision Рафаэль Перес. Он отправился в Мексику для участия в конференции в поддержку Кубы. Проверенный товарищ – много лет выступал в поддержку революции и клеймил «преступный империализм США». Закончилось это тем, что он добрался за счет государства до Мексики только для того, чтобы там попросить убежище в США.

Сбежал даже Рафаэль Перес

Что происходит на Кубе? Об этом наш разговор с известным российским журналистом-международником, сценаристом, радио и телеведущим, предпринимателем Михаилом Кожуховым. В конце 1999 - начале 2000 года он был пресс-секретарем председателя правительства РФ В. Путина. Сейчас Михаил, старый добрый знакомый автора этих строк со времен нашей журналистской миссии в Афганистане, является президентом Клуба путешествий, носящего его имя.

Михаил Кожухов рассказывает haqqin.az

- Ты только что вернулся с Кубы. Напомню нашим читателям историю. В начале 90-х годов прошлого века Михаил Горбачев резко обрубил многомиллионные субсидии острову. Страна погрузилась во мглу. Люди остались без еды, пересели с тракторов на буйволов, с автобусов на велосипеды, и вдоль главных гаванских улиц выстроились готовые продать себя за бесценок тысячи молодых красивых кубинок. Теперь мои знакомые кубинцы говорят, что ситуация стала даже хуже, чем тогда. 

- Автобусы на улицах есть — Китай подарил кубинцам свои старые машины. Но нет топлива, к тому же с 1 февраля оно подорожало в пять раз. Машин за пределами Гаваны вообще не видно — ты едешь по дороге и тебя никто не обгоняет и навстречу никто не едет.

В конце 90-х была некая инерция социалистического паровоза, который куда-то катился. Сейчас ощущение, что у этого паровоза сорвало стоп-кран. Страна никуда не движется, она просто парализована. И это не поддается никакому объяснению. У Кубы было немало возможных путей развития. Не нравится советский — вот тебе китайский, вьетнамский вариант. Но там не происходит ровным счетом ничего.

- Насколько можно понять из сообщений журналистов, ситуация с продовольствием постоянно ухудшается.

- Вот вам, как говорится, картина маслом. Очередь за хлебом под окнами моего отеля в городе Сьенфуэгосе начинается в 4 утра. И такие очереди по всему острову. Хотя часто не совсем понятно, за чем люди стоят, если в государственных магазинах всего 5-6 наименований. Часть времени моя группа провела на катамаранах. Но чтобы купить самые элементарные продукты, даже за доллары — макароны, сыр, кетчуп, какое-то мясное, мне приходилось обегать полтора десятка лавочек.

Сейчас на Кубе нет долларовых магазинов, в которых товары продавались за наличные, как раньше. Туристам надо идти в банк, положить там доллары на счет, а потом покупать по безналу в магазинах, ассортимент, который весьма убог. Официально доллар стоит 130 песо, но на черном рынке, по ценам которого живет страна, обменный курс —1 «зеленый» - 250-270 песо. Кстати, один доллар там равен одному евро. Смешно, конечно.

Есть некая привилегированная группа населения. Эти люди получили от «революции» право на некий «параллельный импорт» продуктов или одежды из-за рубежа. Они продают все это в группах WhatsApр или просто у своего дома за наличные доллары. Ты через решетку просовываешь им мятые доллары и получаешь макароны или тушенку. Ужасная картина. Люди поставлены в совершенно унизительные условия существования.

А о ценах вы можете получить такое представление. Я купил пакет картошки весом 2,5 килограмма и заплатил за него 50 долларов.

На Кубе благодатный климат, хорошая земля. У нее обширные территории могут быть использованы как пастбища, на которых паслось бы невероятное количество скота. Она окружена морями, богатыми рыбой. Но в ресторанах, даже долларовых, официант, протягивая меню с парой десятков наименований, предупреждает: «Сеньор, у нас сегодня только два блюда - свинина и рыба». Рыба на Кубе только замороженная, живая полностью отсутствует — на острове нет государственных рыболовных судов, а частнику давать их в руки власти боятся из опасений, что он может выйти из-под контроля.

- А как насчет «революционной сознательности», она по-прежнему на уровне?

- Плакаты с изображением Фиделя и нынешнего лидера Мигеля Диаса-Канеля я видел только один раз. А ведь еще шесть лет назад, во время моего последнего посещения Кубы, их было множество повсюду. Ты помнишь, как в 80–е годы проходило мощное театрализованное действие, ностальгическое по временам повстанческой борьбы в горах Сьерра-Маэстра – наступление колонн имени Фиделя Кастро или Че Гевары. В нем участвовали десятки машин и тысячи людей. Сейчас по случаю годовщины победы кубинской революции 1 января я увидел лишь один грузовик, в котором было человек 20 с потрепанными транспарантами. Лица у них были довольно унылыми.

- В рекламе о 20-ти люксовых пятизвездочных отелей, которую я обнаружил на русском в интернете, говорится, что в половине их условия проживания — 18+. Это что, узаконенная проституция, когда вместе с номером туристу предлагают и секс в нем?

- Не знаю, не заказывал этот сервис. Но может быть. Сейчас очаровательные кубинки исчезли с улиц, как это было в начале 90-х. Они, по разговорам, переместились в закрытые и богатые клубы. Уличный секс, рай для иностранцев, закончился, он перешел на более высокую степень.

Вообще на Кубе жизнь совсем неплоха для небольшой группы населения, которая присосалась к власти и высасывает из умирающего монстра последние соки. На бензоколонку в провинциальном городе Сьего-де-Авила подъезжает роскошный новенький кабриолет «Ауди» с группой молодых людей, у каждого, как говорили в «совке», «голда» на шее - массивная золотая цепь. «Вы откуда, такие хорошенькие, из Майами?» - спрашиваю их. Они смеются: «Де нет, мы местные».

- А что с прославленным кубинским здравоохранением?

- Для широких трудящихся масс оно в совершенно жутком состоянии. Те, кто ложится в местные больницы, должны приносить с собой простыни, мыло и болеутоляющие таблетки. Все здравоохранение работает только на экспорт — тысячи молодых медиков едут выполнять «интернациональную миссию» в Латинскую Америку или Африку и зарабатывать валюту для страны. В Гаване есть тройка элитных госпиталей для иностранцев. Там им, например, предлагают операции по смене пола, которые обходятся, конечно, недешево, но меньше, чем в США или Западной Европе.

- А что говорят кубинцы о десятках тысячах уезжающих из страны?

- Ты знаешь, может быть, это самое сильное впечатление от последней поездки на Кубу. Всегда разговорчивые кубинцы словно воды в рот набрали. Помню, как прежде они ругали русских за то, что те «их предали». А потом говорили: «Достали нас эти Кастро, мы хотим жить, хотим нормально есть и путешествовать по миру!» А сейчас молчат, будто не слышат вопроса. Они боятся. Страх перед репрессиями навис над жителями Острова свободы».

— Значит ли это, что никакие перемены на Кубе сейчас невозможны?

- Да, видимо так. Живой разлагающийся труп социализма продолжает как зомби бродить по острову, и сил, чтобы закопать его, ни у кого нет.