Сколько дивизий у Юлии Навальной? горячая тема, все еще актуально

Леонид Швец, автор haqqin.az

Заявление Юлии Навальной о том, что она продолжит дело мужа, это плохая новость для Кремля.

Никто, конечно, не может заранее сказать, насколько жена погибшего в заключении оппозиционера №1 окажется эффективной в борьбе с властью, но ее выступление на канале Навального, набравшее в считанные часы миллионы просмотров, показало, что Юлия поставила самую высокую планку. Одно из главных слов в ее воззвании, записанном через три дня после сообщения о гибели Алексея, - ярость.

Красивая, гордая и бесстрашная женщина, у которой убили красивого, гордого и бесстрашного мужа, способна на многое в своем яростном стремлении покончить с властью

«Главное, что мы можем сделать — для Алексея и для себя, — это продолжать бороться. Больше, отчаяннее, яростнее, чем раньше. Я знаю, кажется, что больше уже невозможно, но надо больше. Собраться всем вместе в один сильный кулак и ударить им по этому обезумевшему режиму. По Путину, по его друзьям, по бандитам в погонах, по ворам и убийцам, искалечившим нашу страну…

Убив Алексея, Путин убил половину меня, половину моего сердца и половину моей души. Но у меня осталась вторая половина, и она подсказывает мне, что я не имею права сдаваться. Я буду продолжать дело Алексея Навального. Продолжать бороться за нашу с вами страну, и я призываю вас встать рядом со мной. Разделить не только горе и бесконечную боль, которая окутала нас и не отпускает. Я прошу вас разделить со мной ярость. Ярость, злость, ненависть к тем, кто посмел убить наше будущее. Я обращаюсь к вам словами Алексея, в которые очень верю: не стыдно сделать мало — стыдно не сделать ничего. Стыдно дать себя запугать…

Немыслимая жертва, которую он принес, может стать не напрасной. Боритесь и не сдавайтесь. Я не боюсь — и вы ничего не бойтесь».

Будучи женой Навального, Юлия не могла не думать о том, что делать со своей жизнью, если с мужем произойдет самое страшное. В 2020-м это едва не случилось, и если бы не пилот пассажирского самолета, на борту которого отравленному Алексею стало плохо, сделавший срочную посадку, решение пришлось бы принимать уже тогда. Именно эта готовность к худшему не позволила ей впасть в прострацию сразу после новости из Заполярья, и она нашла в себе силы выступить на главной сцене Мюнхенской конференции по безопасности: по ее словам, так поступил бы Алексей. Три дня спустя она готова к борьбе.

У нее есть все для того, чтобы стать не только объединяющей фигурой для российской оппозиции, но и для того, чтобы дать новый импульс ее работе

Она, безусловно, многому научилась у мужа, прирожденного политика, за многие годы, проведенные рядом с ним, в сумасшедшем вихре событий, в которых он играл важную роль. При этом за Юлией не тянется шлейф старых ошибок, неудач или даже глупостей, без которого немыслим путь сколько-нибудь опытного политика, а уж тем более российского (с перечнем некоторых из них, совершенных Навальным, можно ознакомиться в другом материале haqqin.az).

Однако, как подчеркивает политолог Татьяна Становая, важно, чтобы Юлия Навальная не осталась тенью мужа, «всего лишь» его вдовой, а, опираясь на наработанный Алексеем огромный символический капитал, сумела сыграть самостоятельную роль в российском оппозиционном движении, которое переживает совсем не лучшие времена. Одна из сложнейших проблем: как, действуя из-за рубежа, создать сети поддержки в самой России, без чего оппозиция за границей неминуемо превращается в узкий эмигрантский кружок, зацикленный на своих интересах.

Татьяна Становая

Красивая, гордая и бесстрашная женщина, у которой убили красивого, гордого и бесстрашного мужа, способна на многое в своем яростном стремлении покончить с властью. И этически, и эстетически Юлия Навальная на недостижимой высоте по сравнению со своими противниками. У нее есть все для того, чтобы стать не только объединяющей фигурой для российской оппозиции, но и для того, чтобы дать новый импульс ее работе. Самое сложное – перевести символическое преимущество в соответствующие организационные формы и эффективную деятельность.

Сталин когда-то пренебрежительно спросил, сколько у Папы Римского дивизий. У Юлии Навальной дивизий нет. Но, возможно, в ее лице Кремлю придется столкнуться с невероятной силой.