Мир сошел с ума: ООН вооружает хуситов третья мировая; все еще актуально

Ирина Вишнякова, специально для haqqin.az

ООН снабжает хуситов всем необходимым в то время, пока они обстреливают иностранные суда в Красном море, способствуют росту цен на морские перевозки, тем самым взвинчивая цены на продукты питания в самом Йемене.

Внезапно выяснилось, что нет у ХАМАС лучших друзей, чем йеменские хуситы. Они обстреливают израильский Эйлат и блокируют морские пути в районе Баб-эль-Мандебского пролива, объясняя свое пиратство солидарностью с террористами ХАМАС. И точно так же, как их «палестинские» союзники, откровенно по-скотски и наплевательски относятся к собственному народу.

Людоеды наживаются на гуманитарном кризисе в своей стране, а либералы в ООН ничего не могут и не хотят с этим делать

Согласно данным The Economist, на сегодняшний день гуманитарный кризис в Йемене является одним из худших в мире. Более половины из 33-миллионного населения страны нуждается в помощи, чтобы выжить, многие из них находятся под контролем хуситов на северо-западе страны. И ООН гонит им международную помощь из самых лучших побуждений и в больших объемах.

В таких, чтобы обеспечить выживание более чем 15 миллионов человек. А это огромный тоннаж продовольствия, горюче-смазочных материалов, медикаментов и всего прочего. И что же делают хуситы? Правильно, пытаются, и вполне успешно, замкнуть эти огромные потоки помощи на себе.

Хуситы закрыли доступ в Йемен международным гуманитарным работникам. Они облагают налогом поставки, взимают таможенные сборы на контрольно-пропускных пунктах. И пускают бесплатную гуманитарную помощь на продажу. Называя вещи своими именами, они сделали программу помощи стоимостью в миллиарды долларов собственной «дойной коровой».

Фактически под руководством ООН международные организации, занимающиеся гуманитарной помощью, превратились в спонсоров что ХАМАС, что хуситов

По всей территории страны хуситы препятствуют потокам помощи. Они настаивают на том, чтобы ООН использовала их собственный список бенефициаров и позволяла им контролировать распределение.

Да еще и переложили ответственность за гуманитарную ситуацию на международные организации. Точь-в-точь как ХАМАС, лидеры которого не стесняются говорить, что гуманитарные вопросы палестинцев – дело ООН, а они, гордые орлы, существуют только для того, чтобы воевать за права палестинцев. Или в случае хуситов – йеменцев.

Возьми хуситы «социалку» страны на себя, они тут же бы рухнули под ворохом проблем, обнаружив свою недееспособность. А так на все претензии населения могут смело отвечать: «Чем вы недовольны? Международные организации прислали мало помощи, отсюда и все ваши беды».

Получается замкнутый круг – обстрел ими иностранных судов способствует росту цен на морские перевозки, что ведет к росту цены на продукты питания в самом Йемене. Голодных в нем становится все больше, и международной помощи йеменцам не хватает. А увеличивать ее – это, называя вещи своими именами, увеличивать косвенное финансирование хуситов.

И что же делают хуситы? Правильно, пытаются, и вполне успешно, замкнуть эти огромные потоки помощи на себе

Такой вот замкнутый круг, в котором людоеды наживаются на гуманитарном кризисе в своей стране, а либералы в ООН ничего не могут и не хотят с этим делать. Фактически под руководством ООН международные организации, занимающиеся гуманитарной помощью, превратились в спонсоров что ХАМАС, что хуситов, сняв с этих организаций ответственность за социально-экономическое положение населения сектора Газа и Йемена, и взвалив это бремя на международное сообщество.

Причем без всякой благодарности со стороны террористов ХАМАС и пиратов-хуситов. А потом следуют лицемерные заявления о том, что там, видите ли, «конфликты». Да как же им не быть, если вы финансово поощряете местных людоедов, которые считают вас не более чем «полезными идиотами»? И что самое страшное, никто не готов предпринять решительных шагов для того, чтобы переломить эту ситуацию. ООН из организации, действующей для того, чтобы предотвращать конфликты, превратилась фактически в спонсора тех, кто их разжигает. Но при этом все разговоры о ее давно назревшей кардинальной реформе – табу.