Рашад Мамедов вышел из тюрьмы и попал в сети мошенника наше расследование

Автор: Лев Маас, автор haqqin.az 

Дабы не наводить тень на плетень, сразу оговоримся. В нескончаемо длинном перечне патентов, сделавших её авторов знаменитыми и очень состоятельными людьми, такого вида новаторства, о котором речь пойдёт ниже, хоть выдави глаза, не найдешь. Во всяком случае, всеми признанная и уважаемая структура, удостоверяющая исключительное право авторства на ту или иную интеллектуальную собственность, такого никогда ещё не регистрировала и подобного никогда не рассматривала.

А вот в мире, что давным-давно был наречён криминальным, это в порядке вещей. Работая в регистре, стоящем в стороне от совести и порядочности, которые, по их мнению, являются основополагающими принципами бизнеса и которые ведут к громкой известности и баснословному богатству, он, этот мир, едва ли не каждый день поражает нас изощрённостью своих нововедений. Тут, как не крути, а следует признать: в этом своём творчестве он весьма и весьма преуспел. Не зря в лексиконе добропорядочных граждан ныне всё чаще и тревожней звучат стёршиеся было из памяти такие словосочетания, как «патентованный аферист», «патентованный жулик», «патентованный мошенник»...

Каких только патентов криминал не выдаёт. Ещё бы! Ведь поле их деятельности необозримо, а их режущее по живому новаторство практически не имеет границ. Многие из нас об этих творческих ребятках только читали и слышали, а некоторые, каковых тоже немало, даже становились их трофеями. Читали, слышали, знают и всё равно наивно полагают, что они, так сказать, не фраера и никогда на мякину не клюнут. Однако, хотим заметить, эти «патентованные», такие выдумщики на счёт того, как и кого облапошить и раздеть, что зарекаться не следует. Они по протоптанным дорожкам не ходят. Выбирают новые, более каверзные приёмчики, которые, если внимательно к ним приглядеться, примитивны по форме, но успешны на деле.

Образчиком такого творчества и стал сегодняшний герой нашего повествования мало кому известный простой инженер Назим Шихалиев. Правда, поговаривают, что он никакого образования не имеет, а в ранг инженера он возвёл себя сам, когда пришел в доходный по нынешним временам строительный бизнес. Что касается первого, оно может быть ядовитым плодом вымысла работавших под его началом людей. А вот на счёт второго, что, дескать, он инженер, мы теперь не сомневаемся. Такому самородку, знатоку тончайшего механизма мошенничества и вымогательства, можно не глядя выдать если не общепризнанный диплом специалиста, то уж ксиву Патента, с оттесненным на ней гербом и подписями авторитетов местного криминала, всенепременно! Ведь он в их деле сказал новое слово. С его лёгкой руки по сёлам и весям страны гуляет всем известный и принадлежащий ему рефрен: «Не перечь, а подпевай властям! Потроши тех, кого она бьёт! И быть тебе в шоколаде!».

Признаться, мы о нём, о столь редкостном новаторе шоколадных перспектив, ничего не знали и, наверное, вряд ли когда узнали бы, не попади нам на глаза выложенная в сеть нашими коллегами из Qafqazinfo его слезливо-гневливая жалоба. Не проникнуться к нему сочувствием было трудно. И мы решили провести журналистское расследование. Решили попытаться смахнуть с глаз обиженного горючие слёзки. Восстановить справедливость… А как же!? Почему не защитить попавшего в беду?!

Вот тут-то, дорогой читатель, наша уверенность в том, что нас никакой мошенник, имей он даже патент, заверенный королями международного криминала, вокруг пальца никогда не проведёт, пошла вдруг трещинами. Словно кто увесистым камушком да по стеклу.

Крокодиловы слёзы

Мало кто видел, так сказать, плачущего крокодила. Но у тех, кто видел, вероятно, плач его вызывал недоумение. Ведь он плакал, пожирая свою бьющуюся в агонии беспомощную жертву. У нас же, прочитавших полное вселенского негодования письмо Назима Шихалиева, вызвало естественную реакцию – помочь человеку. Из всего там изложенного выходило, что его, бедолагу, обманул бывший руководитель управления Площади Флага Рашад Мамедов, который недавно вышел на свободу. За возведенные по его личному указанию в 2014-м и 2015-м годах объекты он не выплатил Шихалиеву более полутора миллионов манатов. Их-то, свои кровные, он и требовал вернуть. На первый взгляд всё справедливо. Именно с такой позицией мы подошли к этому делу. И потому ответ Рашада Мамедова, с которым мы связались, нас поначалу покоробил:

- Этому в последнее время донимающему меня субъекту, - говорил он,- Управление Площади Флага никогда ничего не заказывало, а потому ничего не могло задолжать ему. Я стал разбираться. И вот буквально днями мне стало известно, что он, оказывается, являлся одним из субподрядчиков строительной компании «Азимпорт», с которой я действительно заключал соответствующие контракты. Шихалиев поставлял им металлоконструкцию. Вам следует обратиться в «Азимпорт», - мягко отослав нас по адресу строительной компании, он добавил: - Каждодневные наезды и угрозы Шихалиева, попахивающие откровенным вымогательством и шантажом, принудили меня обратиться в прокуратуру Сабаильского района. Это явно мошенник-профессионал с психикой неадекватного человека. А у меня семья…

Нам в тот день повезло. В коридоре полупустого офиса с нами столкнулся спешивший к выходу чем-то озабоченный мужчина.

- Вы кого-то ищете? - не сбавляя шага, поинтересовался он.

- Да, нам нужен кто-либо из начальства. Мы из редакции haqqin.az, - представился один из нас.

- Все разъехались на объекты… Если не секрет, по какому вопросу? Я замдиректора компании. Зовут меня Рауф Гасымов. Может, чем помогу, - остановившись, предложил он.

Фамилия Шихалиев вызвала у Гасымова столбняк. Он явно был хорошо ему знаком.

- Этот прощелыга опять какую-то каверзу задумал? - выдавил он.

Нам стало обидно за обиженного. Согласитесь, называть прощелыгой добивавшегося честно заработанных им денег, да еще за глаза, нечестно.

- Я ему и в глаза скажу! И еще обложу площадной бранью! – не без ярости выпалил Рауф муаллим и, посулив показать нечто любопытное и интересное, потянул нас к себе в кабинет.

Показанные им два довольно интересных документа, поумерили наш, казалось бы, праведный пыл. Одним из них было заверенное  государственным нотариусом заявление Назима Гасым оглу Шихалиева. Заметьте, именно заявление, а не расписка. Далее вам будет понятна суть подмены двух принципиально разных по смыслу понятий. Так вот, тем своим заявлением он удостоверял, что получил от руководителя компании всю задолженность по работам и претензий ни к нему, ни к «Азимпорту» у него нет. Мы тут же обратили внимание на одну странность – объект и объём работ указывался, а полученная Шихалиевым сумма – нет. Почему?

- Да потому, что это был элементарный откуп от вымогателя и шантажиста. Хорошо, что я заставил его пойти к нотариусу. Иначе бы сейчас… - скрипнул зубами Рауф муаллим, а затем, как мерзкого клопа придавив к столу пару исписанных от руки листов на бланке Министерства труда и социальной защиты, процедил:

- Он обложил нас… Это почерк того же Шихалиева… Прочтите…

Стукач по корысти

Дорогой читатель, прежде чем поведать о том, что было написано Шихалиевым в этом официальном документе, мы для чистоты и объективности своего расследования просто обязаны представить вам картину тех дней, что породили и то заверенное нотариусом заявление, и эту запротоколированную Министерством труда и социальной защиты беседу с нашим героем.

«Азимпорт» в конце 14-го и 15-го годов переживал не лучшие времена, потому что находился под очень плотным наблюдением следователей прокуратуры, проверявших факты, связывающие компанию с одним из основных его заказчиков – Управлением Площади Флага. Их интерес был объясним.

Ведь шеф Управления Рашад Мамедов до 2011 года был одним из учредителей этой компании. Когда же его назначили на государственную должность, он резко отошел от дел. На новом месте Мамедову начинать пришлось практически с нуля. Опыт, и причем основательный, у него имелся. А ведь надо было застраивать и облагораживать свыше 50-ти гектаров территории, принадлежащей Площади Флага. За три с небольшим года, продираясь, как говорится, сквозь тернии к звездам, эта громадная площадь преобразилась и стала одной из ярких жемчужин нашей столицы. В этом во всем ему, естественно, помогал «Азимпорт». Тут никакого криминала быть не могло. Работа доверялась хорошо известной Рашаду-муаллиму структуре. И фирма добросовестно, в оговоренные сроки и на высоком уровне выполняла все его заказы. И встала у взморья рукотворная красота. Но это тема отдельного разговора. А в те дни речь шла о неких «косяках», допущенных руководством Площади Флага. И вот в это самое время на почте бывшего Министерства национальной безопасности появилось письмо инженера Назима Шихалиева, который обвинял в нечистоплотности не столько «Азимпорт», сколько Рашада Мамедова.

Он, видите ли, присвоил и положил себе в карман деньги 117-ти его работяг, которым надо кормить свои семьи. А потому Шихалиев просил находящегося сейчас под стражей начальника Управления Площади Флага привлечь к самой суровой ответственности. Письмо это было переправлено в Генеральную прокуратуру. Оттуда, с резолюцией «Разобраться!», оно ушло в Трудовую Инспекцию Министерства труда и социальной защиты. После тщательной его проверки комиссия чиновников означенного ведомства вызвала автора письма для уточнений и дачи объяснений по сути поднятого вопроса. Теперь, дорогой читатель, настало время ознакомить вас с той запротоколированной комиссией беседой с Шихалиевым и его собственноручно написанным объяснением. Суть последнего заключалось в следующем.

«Я, Шихалиев Назим, уточняю. Моему коллективу должен был выплатить заработанную плату не Рашад Мамедов, а руководитель «Азимпорта». Теперь, когда он сполна всё выплатил, у меня претензий ни к нему, ни к фирме, ни к Мамедову не имеется…»  

- Ничего, конечно, наша компания Шихалиеву должна не была, - продолжал свой рассказ Рауф Гасымов. - Но кляуза, которая в момент следственных действий могла попортить нам кровь, принудила нас пойти с ним на устраивающее его соглашение. Обошлось это нам всего в несколько тысяч манатов. Наш бухгалтер занес их в графу «непредвиденные расходы» и отметил, кому они ушли. Поднимите и этот финансовый документ… Кстати, тогда я у Шихалиева спросил: «Чего это ты вдруг стал наезжать на Рашада муаллима? Он-то тут при чём?» Более откровенного циничного ответа мне никогда и ни от кого не приходилось слышать. «Сейчас, - усмехнулся он, - его стригут тюремщики, а когда он выйдет, постригу его и я»… «С какой стати! Он же никакого отношения к тебе не имеет и ничего тебе не должен…». Шихалиев расхохотался. «Будет должен! И как миленький раскошелится. Если заартачится, напишу президенту, первой леди, в прокуратуру… Это срабатывает на все сто!... Увидишь – наварюсь, и неплохо!»

Недолго пробыл Р.Мамедов в местах не столь отдаленных. И вот недавно, свободно прогуливаясь по улице, к нему подскочил, видимо, давно подкарауливавший его какой-то незнакомец. Представившись Назимом Шихалиевым, он сказал, что будучи начальником Управления Площади Флага, Рашад-муаллим задолжал ему крупную сумму. Не расплатился за целых 9 объектов, где он со своим коллективом вёл работы. Обескураженный столь беспардонным натиском, Рашад-муаллим нашёл-таки в себе силы резко отбрить нахала.

- Управление Площади Флага никому ничего не должно. Вас я вижу впервые. Идите своей дорогой, - и аккуратно обошёл его. 

- Что ж, я хотел по-хорошему. У меня есть доказательства. Перед тобой встанут 150 моих работяг и подтвердят мои слова. А когда по их жалобам президент, первая леди и прокуратура опять тебя прижучат, по другому запоешь, - бросил он в спину удалявшегося Мамедова.

Об этой сцене нам пришлось услышать не от Рашада-муаллима, а от его адвоката Акифа Ализаде, которому Мамедов передал полученное от Шихалиева письмо.

- Посмотрите, что он пишет, - приглашает адвокат и, водя пальцем по строчкам, читает:  «Уважаемый Рашад муаллим, посылаю вам список тех объектов, за которые мы от вас ни копейки не получили…»

Ализаде делает паузу и просит нас обратить внимание на  перечисляемые в нем объекты.

- Вот указана «средняя школа №18». Позвольте спросить, с каких пор школьное заведение стало относиться не к Минобразованию, а к Площади Флага? Пойдем дальше. «Жилой массив по ул. Иззета Набиева» и «жилой комплекс по проспекту Ататюрка». Первый находится за зданием Милли Меджлиса, а другой - у Гянджлика… Стало быть, в ведении Площади Флага находилось не 50 гектаров, а четверть всей столицы…  Ну не нонсенс ли!? И, наконец, итог: Управление Площади Флага осталось должным 1 587 867 манатов! Но самое смешное другое. Читайте! «За минусом моего личного долга в 135 тыс. манатов вашему брату Рамину, к обязательной выплате надлежит сумма в 1 452 867 манатов!» Эта хамская, безосновательная предъява, очевидно, была сфабрикована, чтобы закрыть личный долг самого Шихалиева. Что касается тех 150-ти работяг его коллектива, которые якобы были готовы свидетельствовать против  Мамедова, говорят, что они не в курсе всего происходящего и у них никаких нареканий к Управлению Площади флага не имеется… Думаю, Закон сумеет поставить на место и дать должную отповедь вымогателю Назиму Шихалиеву.

И мы так думаем. Во всяком случае, haqqin.az уверен, что Закон прикроет лазейку наживы, придуманную «патентованным мошенником» Назимом Шихалиевым.

12951 просмотров


Уведомления о важном

На сайте появилась новая функция — уведомления о важных новостях, которые появляются прямо на рабочем столе.

Если вы хотите узнавать важные новости как можно раньше, подписывайтесь прямо сейчас!

Eсли передумаете, то всегда можно отписаться.

Подписаться