Полиция шагала по раненым, лежащим на земле часть пятая, haqqin.az из Германии

Томас Оккупай, Гамбург, спецкор

Наш спецкор в Германии, известный левый активист Томас Оккупай, узнав о новом витке давления генсека Совета Европы Торбьерна Ягланда, инициировавшего процесс введения санкций против Азербайджана, объявленного определенными силами в этой европейской правительственной организации государством недемократическим, неправовым и авторитарным, предложил описать варварский разгон манифестации в Гамбурге накануне саммита «Большой двадцатки» в начале июля 2017 года. Ни Совет Европы, ни другие международные организации не отреагировали на тотальное нарушение свободы собраний и СМИ в Гамбурге, оставив представителей СМИ и внесистемной оппозиции лицом к лицу с разъяренными полицейскими силами. Вот вам и наглядное проявление двойных стандартов, о котором и говорил президент Азербайджана Ильхам Алиев на недавней встрече c делегацией Комитета по политике и безопасности Совета Европейского Союза.

Мы начинаем публикацию специального отчета спецкора haqqin.az в Германии. Читайте и делайте выводы. Ягланд не узрел в этом произволе тотального нарушения политических свобод. Первую часть исследования смотрите по этой ссылке: https://haqqin.az/news/112560, а вторую по этой - https://haqqin.az/democracy/112695, третью - https://haqqin.az/comics/112842, четвертую - https://haqqin.az/investigations/113648.

акция в Гамбурге, 2017 г.

После акций протеста, а порой и еще во время них полиция и политики сознательно вводят в заблуждение общественность, представляя все происходящее совсем не так, как это было на самом деле. Но всё зафиксированное на кадрах видео и фото, свидетельства очевидцев и пострадавших исключают возможность случайного искажения фактов. Фальсификация картины событий скорей предпринимается для узаконивания неправомерных действий полиции, криминализации протестных явлений, ну и, конечно, из стремления исказить или не предавать гласности нежелательные для властей факты.

Отдельные подобные попытки особенно отвратительны и заслуживают внимания как метод влияния на настроения общества.

«Попытка непредумышленного убийства во время саммита «Большой двадцатки» - свидетельство очевидца», - так озаглавлена статья об инциденте на Ронденбарг-Штрассе в Гамбургском районе Бахренфельд. «Я увидел, как товарищ упал на металлический брусок. Он лежал, а из его ноги торчала кость. Полицейский, тем не менее, ударил его ботинком. Кровь была повсюду», - говорит очевидец событий (http://lowerclassmag.com/2017/07/versuchter-totschlag-beim-g20/).

Глава Федеральной инспектуры полиции по Гамбургу Нормен Гроссманн описывает ситуацию совсем иначе: «Я приказал в пятницу утром отряду полиции проверить 200 человек, собравшихся на улице Ронденбарг. Отряд остановил свои машины на расстоянии около 100 метров от группы людей. Полицейские вышли и подошли, чтобы сначала остановить их, а потом проверить документы. Когда сотрудники полиции подошли на расстояние около 50 метров, в них полетели камни, бутылки и пиротехника. Полицейские решили ускорить свое приближение к группе протестующих, чтобы предотвратить дальнейшее противоправные действия. В результате часть этих людей перелезла через забор, ограждавший помещения компании «TRANSTHERMOS». В какой-то момент забор не выдержал, и люди упали на небольшую площадку за ним».

Описание действий полиции, которое можно найти в протоколе Внутреннего комитета Гамбургского городского парламента на стр. 74 (https://www.buergerschaft-hh.de/ ParlDok/dokument/58766/protokoll-wortprotokoll-der-%C3%B6ffentliche-sitzung-des-innenausschusses.pdf), рассказывает о действиях полиции как абсолютно нормальных и законных. Однако на самом деле доказано совершенно другое.

«Нападение полиции было внезапным и ничем не спровоцированным, - говорит Нильс Янсен, член правления молодежной организации Кёльна «Верди». Представители СМИ имели возможность увидеть полицейское видео. Оно, по крайней мере, показывает, как складывалась ситуация на Ронденбарг-Штрассе. Камера была установлена на крыше полицейского автобуса. Демонстранты медленно движутся по дороге. Вооруженные полицейские в шлемах не спеша двинулись по направлению к ним. Когда обе стороны остановились, они находились на расстоянии пятидесяти метров друг от друга. Через несколько секунд из толпы протестующих в полицейских летят три запала бенгальских огней, которые падают на дорогу достаточно далеко от полиции, чтобы считаться попыткой нанесения телесных повреждений. Где-то слышится треск шутих. Стало слышно слова офицера полиции. «Остановись, - приказывает он водителю полицейской машины, которая медленно едет, - выходим, с меня достаточно». По команде офицера полицейские напали на демонстрантов, которым пришлось бежать. Против протестующих были использованы также и брандспойты. На видеозаписи вы не увидите ни камней, ни бутылок. По крайней мере, до нападения со стороны полиции никто и не думал о чем-либо таком. Смотрите сами (http://www.sueddeutsche.de/politik/g-gipfel-drei-bengalos-reichten-fuer-die-polizei-attacke-1.3616947).

К сожалению, нет фото или видеозаписей о самой безобразной части этой жестокой полицейской атаки. Есть только свидетельства пострадавших.

Утром 7 июля в Гамбургском районе Бахренфельд пожарная бригада была вызвана к месту «инцидента с массовыми жертвами». По словам члена городского парламента Гамбурга Шнайдера, пожарная бригада оказала первую помощь пострадавшим. В общей сложности были задействованы 65 сотрудников пожарной бригады, 12 спасателей и 5 аварийно-транспортных средств (https://twitter.com/ChristianeSchn2/status/ 893941319755866113).

акция в Гамбурге, 2017 г.

Несколько протестующих, убегая от атакующей полиции, перелезли через перила и упали с двухметровой высоты. Когда крепления забора не выдержали, люди, забравшиеся на забор, упали вместе с ним. 14 человек получили ранения, 11 из них - тяжелые. Человека, участвовавшего в инциденте, цитируют в газете: «Полицейские били по забору руками и ногами, пока он не рухнул». Хотя с другой стороны уже были видны люди с открытыми переломами, полиция была готова к тому, чтобы спихнуть новых жертв со стены. «Они кричали: «Антифашистские свиньи, вот ваш завтрак!» Во время ареста одних протестующих, полиция шагала по раненым, лежащим на земле (http://www.mopo.de/27962202).

Коммунистическая группировка «Rote Aufbau Hamburg» также выступила с кратким заявлением, в котором говорится, что полицейские «сбили их со стены, а потом смеялись над 25 людьми, которые получили ранения» (https://de-de.facebook.com/roterahh/photos/a.126179410787743.24972.125676064171411/1625595170846152/?type=3).

В телевизионной трансляции на 07:20 можно видеть некоторые куски из видеозаписи полиции (http://www.ndr.de/fernsehen/sendungen/ndr_aktuell/NDRAktuell-2145-,ndraktuell39478.html). На 08:56 полицейский презрительно говорит о ситуации с 11 тяжелоранеными: «Здорово они распластались, эй!».

«Маленькая площадка», как назвал ее Гроссманн внутреннему комитету, на самом деле является двором компании примерно в двух метрах от тротуара.

В пятницу вечером полиция оставила все улицы внутри квартала Шанце мародерствующей толпе. Только примерно через 3 часа команда особого назначения, а именно немецкие полицейские-коммандос, которые обучены борьбе с терроризмом, и австрийское специальное подразделение «Кобра» вошли в район, чтобы его зачистить. Спецназ, оснащенный установкой лазерного прицеливания, направляли ее на граждан, которые были за закрытыми окнами домов (https://g20-doku.org/2017/07/08/mit-der-waffe-auf-einen-anwohner-am-fenster-gezielt/), а также на журналистов, наблюдавших за происходящим. Полиция попыталась предотвратить сообщение об этой операции через Twitter (https://twitter.com/PolizeiHamburg/status/883442237526429696). Несколько журналистов были вывезены с площади полицией, а в некоторых случаях даже под прицелом автоматов.

Следует ли замалчивать тот факт, что в Гамбурге были развернуты вооруженные полицейские силы иностранного государства? На какой правовой основе австрийское специальное подразделение может выполнять обычные полицейские обязанности в Германии? Впоследствии полицейское управление утверждало, что полиции не удалось своевременно вмешаться, поскольку имелась угроза жизни обычных полицейских от булыжников и «коктейлей Молотова», которые якобы бросали с крыш близлежащих домов. Медленно, но верно реальные факты становятся доступными общественности. Реальные факты доказывают, что сведения, предоставленные полицией, являются абсолютной ложью. Возможно, полицейское руководство надеялось отвлечь внимание общественности от противозаконных действий полиции информацией о якобы имевшей место угрозе от булыжников и «коктейлей Молотова». Успешным это запудривание мозгов было лишь в первые часы, и то лишь в отдельных СМИ.

акция в Гамбурге, 2017 г.

К сожалению, несмотря на эти и другие факты, распространение сказок различными сторонами по-прежнему продолжалось. Несмотря на всю тактику ответственных лиц по сокрытию настоящих фактов, есть некоторые надежные сведения о произошедшем в пятницу вечером в районе Шанце.

Под руководством начальника отдела, ответственного за эту сферу главы Федеральной полицейской инспекции по Гамбургу Нормена Гроссманна, вначале 600, а затем даже 1400 полицейских ждали без дела несколько часов недалеко от района Шанце (http://www.kritische-polizisten.de/pressemitteilungen/dokumente/Welcome-to-Hamburg-23072017.pdf). За это время были разграблены магазины, сожжены баррикады, многие жители были подвержены риску получить ранения, имущество их было повреждено.

По словам полицейского пресс-секретаря Тимо Цилла, полиция отказалась идти в квартал, сославшись на ситуацию с угрозой «булыжников и «коктейлей Молотова». Только после того, как беспорядки внутри Шанце уже были в самом разгаре, начальник полицейских операций Хартмут Дудде приказал полиции войти в квартал. В это время ситуация уже была хорошо известна. Несмотря на приказ, полицейские подразделения не двигались с места; по мнению некоторых СМИ, так они выразили свое несогласие с этим приказом. Гамбургская полиция отрицает, что инструкции Дудде были откровенно проигнорированы, несмотря на то, что одно из баварских подразделений даже проинформировало министерство внутренних дел в Мюнхене об этом (http://www.sueddeutsche.de/politik/g-gipfel-wartete-ein-bewaffneter-hinterhalt-auf-die-polizei-1.3594134). Представление о том, что это могло быть так называемым несогласием, неверно, поскольку это приказ не был незаконным. Даже президент полиции Гамбурга Ральф-Мартин Майер подтверждает отказ от исполнения приказов со стороны нескольких полицейских подразделений, хотя и другими словами (http://www.spiegel.de/panorama/justiz/g20-in-hamburg-wie-polizeichef-ralf-martin-meyer-den-einsatz-erklaert-a-1157603.html). Этот факт отказа от исполнения приказа игнорируется большинством СМИ.

В 22:07, по словам Михаэля Цорна, главы отдела полиции, Дудде спросил его по телефону, возможно ли развертывание коммандос на крыше здания «Шультерблатт 1», на крыше которого засели нарушители спокойствия с булыжниками, «коктейлями Молотова», камнями, железными прутьями и так далее. После всего лишь 4 минут консультаций со своими сотрудниками Цорн проинформировал Дудде, что миссия возможна, но вмешательство спецназа потребует времени. Согласно информации, полученной от Цорна, назначенный руководитель операции не достиг точки развертывания до 23:10.

Только в 23:37 часов началось первое развертывание подразделений полицейских коммандос и группы «Кобра» в составе 24 человек. 19 июля на заседании Гамбургского внутреннего комитета Цорн сказал: «В 23.37 часа, как я уже сказал, первые силы были развернуты. Позволю себе процитировать отчет оперативного руководителя, который говорил об этом моменте. Когда отряд спецназа под защитой сил г-на Гроссманна достиг входной двери внизу и строительных лесов в здании «Шультерблатт 1», их сразу оттеснили с правой стороны крыши и правой стороны лесов при помощи железной арматуры, больших камней, булыжников и т. д. Поскольку мои подведомственные мне силы не имеют никакого снаряжения для борьбы с демонстрантами, мы в первую очередь работаем с баллистической защитой, так как была опасность для жизни моих сотрудников. Поэтому в 23.37 мы открыли огонь по краю крыши резиновыми пулями 40 мм калибра».

Легко доказать, что что-то не так с заявлениями Цорна и других ответственных лиц об операции внутри квартала Шанце:

• На том же заседании Цорн также сказал, что его силы по тревоге были на улице через три минуты. Он также заявил, что при тревоге на ярмарке его отряд был уже через 6 минут на месте развертывания. При этом, чтобы добраться внутрь квартала Шанце, им понадобился целый час.

• Полиция вмешалась лишь спустя примерно 3 часа после начала беспорядков в районе Шанце. На полицейской конференции 9 июля начальник управления Дудде рассказывает о развертывании сил полиции в Шанце. Чрезвычайно позднее развертывания сил полиции он объясняет следующим образом: для обеспечения безопасности здания (Шультерблатт 1) требовался отряд спецназа, который был занят обеспечением защиты от терроризма, говорит Дудде. Потребовалось много времени, чтобы доставить полицейских в Шанце (http://www.zeit.de/politik/deutschland/2017-07/g20-gipfel-polizei-olaf-scholz-hartmut-dudde-linksextremismus/seite-2). Командир отряда коммандос Свен Мевес защищается от обвинений в том, что силы полиции прибыли слишком поздно и в интервью немецкому агентству печати «dpa» делает четкое заявление: «Время между сигналом тревоги и нашим развертыванием заняло 45 минут». Он также сказал, что им было разрешено использование огнестрельного оружия (http://www.focus.de/politik/videos/gewalt-in-hamburg-dann-herrschte-absolute-stille-sek-fuehrer-ueber-wendepunkt-bei-g20-krawallen_id_7350692.html). Значительная часть специальных частей находилась в течение длительного времени на подземной автостоянке и оставила ее только после 11 часов вечера (http://www.mopo.de/27956590).

акция в Гамбурге, 2017 г.

• В другом интервью командующий силами коммандос Свен Мевес сказал, что преступники на крыше сдались сразу же после того, как увидели вооруженный отряд спецназа. О том, что в них бросали доски, железные прутья и другие предметы, он ни промолвил ни слова. Если бы это было так, то Мевес, конечно же, упомянул бы об этом (http://www.spiegel.de/panorama/justiz/g20-sek-einsatz-im-schanzenviertel-dann-herrschte-absolute-stille-a-1157522.html).

• До сих пор нет фото или видеороликов, которые можно было бы признать доказательством в суде того, что на крышах или на строительных площадках были доски, железные прутья, булыжники и «коктейли Молотова» и что их бросали вниз. При наличии такого огромного количества фото и видеозаписей не нашлось ничего, что бы подтверждало версию полиции.

• Полиция представила общественности размытое инфракрасное видео, заявив, что один из «коктейлей Молотова» был сброшен с крыши на брандспойт (https://youtu.be/D9LpMRYAKAQ). Полиция лжет общественности. По словам Георга Дитте, специалиста по тепловой визуализации и признанного правового эксперта, это всего лишь шутиха (http://www.mopo.de/27962168). Также @MartinsNameHere признал это утверждение о «коктейле Молотова» как очевидную ложь, представив скрупулезный анализ. Он пишет: «Объект, который был брошен на брандспойт, является шутихой». Это утверждение подробно объясняется в соответствующем форуме по прилагаемой ссылке (https://twitter.com/MartinsNameHier/status/884250347858001924).

• Руководитель группы полицейских, который был на месте событий, припоминает, что «коктейль Молотова» упал, но не взорвался. Нет следов взрыва и на земле. (http://www.sueddeutsche.de/politik/g-gipfel-wartete-ein-bewaffneter-hhalthalt-auf-die-polizei-1.3594134-2). Журналист Кристоф Ваннер вел трансляцию в прямом эфире и не видел ни одного «коктейля Молотова» (https://youtu.be/3knqVVCRdAc).

• Даже если опасность, исходящая с крыши дома «Шультерблатт 1», была классифицирована полицией как чрезвычайная, полицейские спокойно могли войти в квартал Шанце через многочисленные другие входы (см. карту).

По словам того же Михаэля Цорна, как непосредственного начальника командира отряда коммандос Свена Мевеса, по крыше дома стреляли 40-мм оружейными резиновыми пулями. На крыше были люди. Утверждение, что эта целенаправленная стрельба была нацелена только на край крыши, возможно, и отражает намерения полиции, но технически это невозможно, потому что разброс пуль слишком велик.

Конференция министров внутренних дел приняла решение ввести это вооружение в Германии несколько десятилетий назад. При использовании на небольших расстояниях возможные травмы настолько же велики, как и вред, наносимый обычными боеприпасами. На больших расстояниях между стрелком и мишенью разброс настолько велик, что могут быть поражены и сторонние наблюдатели (https://www.cilip.de/2011/11/06/gewaltpolizeigewalt-wandlungen-im-kern-staatlicher-gewaltpraxis/).

Закон Гамбурга о защите общественной безопасности и порядка (SOG), который имеет непосредственное отношение к этой операции, утверждает в §18, п.4: «Легальным оружием полиции являются дубинка, дистанционно-импульсная установка, пистолет, револьвер, винтовка и автомат». В этом списке отсутствуют резиновые и пластиковые боеприпасы. Резиновые пулевые орудия также не являются «инструментами» полиции, как это регулируется в §18 п.3, они относятся к категории огнестрельного оружия (http://www.landesrecht-hamburg.de/jportal/portal/page/bshaprod.psml?showdoccase=1&st=null&doc.id=jlr-SOGHArahmen&doc.part=X&doc.origin= шс).

Гамбургский адвокат Ульрике Донат отмечает: «Использование резиновых пуль было незаконным». Герхард Кирш, председатель полицейского союза страны, также считает. Сто «никаких правовых оснований для этой операции нет».

Представитель парламентской фракции ХДС в парламенте Рихард Зеельмэккер не согласен: «Если резиновыми пулями стреляли из оружия, указанного в законе, это в принципе легально». Использованные полицией одноразовые гранатометы «Heckler & Koch HK69A1», конечно, не следует путать с пистолетом, указанном в законе (https://www.militaryfactory.com/smallarms/detail.asp?smallarms_id=290).

Департамент прессы полиции Гамбурга не хотел комментировать законность использования резиновых пуль, а также действия тех, кто приказал использовать их. Применение данного оружия не допускалось во время развертывания сил полиции во время саммита "Большой двадцатки" даже для практически легальных газовых гранат «CS», и поэтому не могло быть разрешено и полицейским подразделениям в районе Шанце. Это можно увидеть в ответах Сената Гамбурга на вопросы. 31 марта 2017 года Сенат ответил на вопрос 16: «В Гамбурге не будет использования раздражителей через пусковые установки, например, многоцелевых пистолетов" (https://www.buergerschaft-hh.de/ParlDok/dokument/48246/einsatz-von-reizstoffen.pdf).

4 июля 2017 года Сенат подтверждает в своем ответе на вопрос 2, что заявление от 31.03.2017 года остается в силе. В ответе на вопрос 6 также подтверждается, что и другие отряды, используемые во время саммита «Большой двадцатки» в Гамбурге, также не могут использовать гранатометы (https://www.buergerschaft-hh.de/ParlDok/dokument/58393/m%C3%B6glicher-einsatz-von-reizstoffen-Bei-protesten-ANL% C3% A4sslich-де-g20-gipfels.pdf).

Кристиан Шнайдер, вице-президент городского парламента в Гамбурге, сказал: «Даже представить не могу, что они использовались без прямого приказа начальника управления полиции Хартмута Дудде» (http: //www.n- tv.de/politik/Das-grosse-Raetseln-um-die-Gummigeschosse-article19980252.html).

Фотография доказывает, что немецкие полицейские подразделения все же оснащены не разрешенным законом огнестрельным оружием. На снимке, в отличие от надписи, нет многоцелевого оружия, а есть пистолет, на который с помощью хомутов для шланга закреплено толстое трубчатое приспособление. Нельзя разобрать, является ли это незаконным глушителем или незаконным самодельным гранатометом. В любом случае эта конверсия была выполнена кустарным способом на заднем дворе и без официального одобрения. Вопрос о том, была ли эта фотография снята во время саммита «Большой двадцатки» в Гамбурге, остается пока без ответа (http://www.spiegel.de/panorama/justiz/g20-krawalle-polizisten-ignorierten-vorgabe-von-hamburger-einsatzchef-a-1163169.html).

(Продолжение следует)

2804 просмотров