Экс-президент Ирана М.Хатами: «Начался развал государства в Иране» haqqin.az комментирует Ширин Хантер

Отдел политики

Ситуация в ИРИ вступает в фазу стратегического кризиса. Первая часть санкций США против широкого спектра финансово-экономической системы Ирана вступила в силу. Правительство Ирана вынуждено было ввести некое подобие чрезвычайного экономического положения. Установленные американцами валютные ограничения заставляют иранские власти предпринимать непопулярные шаги и фактически отсылать население и бизнес покупать доллары на дорогущем вторичном рынке валюты. Как следствие происходящего – еще большая инфляция, рост цен, падение экономической активности, кризис банковской системы и пр.

По сведениям иранской службы «Радио Свобода» - Radio Farda, экс-президент Ирана Мухаммед Хатами оценил ситуацию в стране как «конец Исламской республики». «Одним из опасных последствий происходящих процессов является то, что система Исламской республики рушится», - сказал он, попросив прощения у иранского народа за то, что ему не удалось провести ожидаемые реформы, и отметив, что бездействие правительства, неспособность пойти на политические, демократические реформы ведут страну к развалу.

Мухаммед Хатами

Под прессом инфляции, экологических проблем, строгих исламских правил, нехватке питьевой воды, межрелигиозных противоречий, отсутствия демократических свобод настроение улицы с каждым днем ужесточается. Если в Тегеране, Исфахане, Араке, Ширазе все ограничилось антиправительственными лозунгами и уличными столкновениями демонстрантов с полицией, то в городе Эштехад, к западу от Тегерана, протестующие напали на религиозную школу, и 500 священнослужителям пришлось бегством спасаться от разгневанных демонстрантов, передает Tasnim.

Забастовка водителей грузовиков с требованием повышения заработной платы, которая длится уже неделю, привела к нехватке бензина в северных регионах Ирана. У третьей в мире нефтедобывающей стране в городах и поселках пустые бензозаправочные станции.

США ловко используют нежелание клерикалов во власти идти на уступки, отказ вести с ними переговоры. В то же время верховный лидер Хаменеи отверг предложение президента Роухани освободить лидеров «зеленого движения» Мусави и Карруби.

О том, что же происходит в Иране, haqqin.az высказал свое мнение профессор Джорджтаунского университета США Ширин Хантер.

- C декабря прошлого года Иран лихорадит. Это уже революция или пока ее предпосылки?

Ширин Хантер

- Иранский народ очень пострадал из-за неправильной политики установившегося в 1979 году исламского режима. В первую очередь из-за революционной риторики исламского руководства, особенно в отношении консервативных арабских режимов. В результате Ирак вторгся в Иран и начал войну, которая длилась восемь лет и стала причиной многих разрушений и гибели людей. Неприязнь Ирана к Израилю также стоила иранцам очень дорого. После окончания войны с Ираком, несмотря на усилия президента Рафсанджани, сторонники жесткой линии, особенно Корпус стражей исламской революции, препятствовали его реформам, в том числе его усилиям по сближению с Соединенными Штатами. То же самое произошло при президенте Хатами и сейчас происходит при Роухани.

Иранский народ устал от революции и экономических трудностей. Новое поколение иранцев - более светское, хорошо образованное хочет более открытой социальной и культурной атмосферы и, конечно же, экономического благополучия. Молодежь не хочет мириться с тем, что международный имидж Ирана сейчас настолько отрицателен.

- Во время митингов все чаще звучат лозунги, в которых прославляется покойный шах Реза Пехлеви. За последние 40 лет в Иране ни одно СМИ, ни один политик, историк не сказали ни одного положительного слова в адрес бывшего шаха. Откуда теперь такая популярность? 

- Это неудивительно, потому что монархия в Иране имеет трехтысячелетнюю историю. Это также связано с чувством национального достоинства многих иранцев, их преклонением перед доисламской культурой Ирана. Династия Пехлеви, несмотря на свои недостатки, способствовала выживанию и модернизации Ирана в прошлом веке. Поэтому при нарастающем разочаровании в шиитском теократическом правлении нельзя исключать возникшее обращение народа к своим национальным и, следовательно, монархическим корням.

- Насколько вероятен дефолт в ИРИ? Риал обесценивается, доверие к национальной валюте потеряно основательно…

- Такая вероятность имеется, банкротство вполне может случиться. Многое будет зависеть от того, насколько строго США будут применять свои санкции. Спасти национальную валюту можно будет, если все же Иран примет приглашение американского президента к переговорам и достигнет каких-то соглашений.

- Что же все-таки стало главной причиной кризиса в Иране? 

- Сложившейся тяжелой финансово-экономической ситуации способствовала совокупность факторов, среди которых демонтаж дореволюционных структур и их замена сомнительными организациями, которые мешают экономике и искажают ее функции. Сюда надо прибавить бесхозяйственность на всех уровнях. Отчасти из-за миграции из страны специалистов многих отраслей экономики, а также коррупции и непотизма.

Ну и, конечно, санкции США, которые оказали разрушительное воздействие на Иран, предотвратив приток капитала и технологий в страну. К тому же некоторые ресурсы Ирана были потрачены впустую на «Хизбаллу», ХАМАС, Сирию и теперь, возможно, на хуситов, хотя последнее не совсем подтверждено.

- Трамп планирует перекрыть самый главный источник прибыли Ирана - экспорт нефти. В ноябре этого года США введут второй этап санкций в отношении стран, закупающих иранскую нефть. К чему может это привести Иран?

- Трамп уже предоставил Индии освобождение от нефтяных санкций. Индия является крупным импортером иранской нефти. Однако важно, сможет ли Иран получить доступ к денежным средствам от продажи нефти. То же самое касается и Китая. Даже если продажа иранской нефти не будет снижена до нуля, сокращение экспорта приведет к серьезному ухудшению его экономических проблем.

- Десятки лет иранская государственная система Вилаяти Фагих держалась за счет крупных социальных программ: различных  льгот, пособий, социальных выплат. Авторитет верховного лидера зависел от этой социальной поддержки населения. Как отразится на власти духовенства отказ государства от социальных обязательств в случае дефолта?

- Многие из этих программ уже находятся под угрозой закрытия. Мало того, имеются сообщения о задержках в выплате зарплат и т.д. Эти программы являются всего лишь вспомогательными средствами. То, чего хотят и в чем нуждаются бедные люди в Иране, - это экономический рост и рабочие места, а не благотворительность. Экономические проблемы уже подорвали авторитет клерикалов. Вот почему многие из них советуют правительству либерализовать правила, в том числе в отношении хиджаба.

- Кстати о хиджабе. Могут ли иранские власти под давлением протестов пойти на либеральные реформы в общественной и культурной жизни, в частности в обеспечении прав женщин?

- Ирония заключается в том, что во многих отношениях Иран уже значительно либерализовался. Положение женщин в Иране намного лучше, чем во многих арабских государствах, особенно в Саудовской Аравии и, возможно, даже в Турции в период руководства Эрдогана. Проблема в том, что режиму трудно в открытую признать, что он предает свои исламские цели. Некоторые влиятельные представители духовенства резко выступают против таких мер. Однако я считаю, что либерализация неизбежна.

- Угроза закрыть Ормузский пролив - только психологическое давление или реальный план Тегерана?

- Иран способен физически закрыть Ормузский пролив. Однако это побудит Америку напасть на Иран, чтобы открыть проливы. Европейцы и международное сообщество поддержали бы США в этом случае, поскольку это было бы оправдано с точки зрения защиты свободы судоходства в международных водах. При таких обстоятельствах Иран не сможет экспортировать нефть. Однако такая операция также означала бы очень резкий рост цен на нефть и большой шок для мировой экономики.

- Насколько вероятна большая война между ИРИ и США?

- И в Америке, и в Иране есть люди, особенно среди революционных стражей, которые хотят войны. Саудовская Аравия, ОАЭ и больше всего Израиль тоже хотят войны. Однако я считаю, что президент Трамп не хочет войны. Пентагон тоже не хочет войны. Война с Ираном будет очень долгой и дорогостоящей. Трамп не хочет еще одного крупного военного вмешательства Америки. Тем не менее всегда существует риск возникновения какой-либо формы конфликта из-за просчета или какой-либо случайности.

15427 просмотров