Мир меняется, а вместе с ним и «армянский вопрос» наш комментарий

Расим Агаев

После того как Тереза Мэй, кокетливо вильнув перед телезрителями своим, так сказать, торсом, принялась рассуждать о достижениях ее правительства, даже самым оптимистически настроенным англичанам стало ясно, что отставки очередной «железной леди» не миновать. Эти пессимистические догадки не замедлила подтвердить The Telegraph. По данным газеты, большинство членов Консервативной партии не хотят видеть ее в роли национального лидера.

Тереза Мэй

Когда хрен редьки не слаще

После всего этого уверен - не я один с грустью подумал о том, что Англии с такими лидерами не выбраться из надвигающегося кризиса. Впрочем, кризис этот угрожает не только Великобритании, потому как в современном мире все взаимоувязано.

Да что там Англия, где они блестящие лидеры новой, устремленной в будущее Европы? Имена Жоржа Помпиду, Вилли Брандта, Маргарет Тэтчер и поныне на слуху. Увы, бал давно правят иные. Как ни странно, но политическое влияние Европейского Союза словно бы стало улетучиваться вместе с распадом СССР, что, как известно, произошло не без участия ЕС. Теперь этот исторический парадокс смотрится как веский повод для того, чтобы засомневаться в политической дальновидности европейского правящего истеблишмента.

Всеевропейское ликованье по поводу разгрома Советского Союза постепенно сменилось смутными разговорами о том, что, мол, как быть с российским рынком? Москва из советской трансформировалась в русскую столицу, на чем настаивал Запад, и тут оказалось, что проблем у европейцев в отношении северного соседа только прибавилось.

новый миропорядок после СССР

В полном соответствии с любимой поговоркой русских: хрен редьки не слаще.

Прошедшим летом правительство Путина не без тревоги наблюдало за перипетиями американо-европейской подковерной борьбы из-за антииранских санкций Вашингтона. Европейские лидеры приложили немало усилий для того, чтобы защитить интересы общенационального бизнеса. Увы… Трамп, над которым не уставали посмеиваться в европейских столицах,  оказался крепким орешком, когда дело касается интересов американского капитала. «США стремятся усилить экономическое давление на Иран, а потому при введении санкций необходимо задействовать и Европу»,- говорилось в специальном послании госсекретаря Майка Помпео и министра финансов Стивена Мнучина своим европейским партнерам. Короче, США таки заставили ЕС соблюдать принятые санкции против Ирана.

Москве ничего не оставалось как фиксировать данный прискорбный факт и ждать, когда та же участь постигнет российский бизнес. Надо заметить, что сам Путин, как и его ближайшие соратники, вновь продемонстрировал редкое умение держать удар. В Вашингтоне хладнокровие российского президента расценили по-cвоему: «…Путин не понимает. Нам нужны новые, суровые санкции, которые висели бы над его головой».

Трамп и Путин, Хельсинки

Этот призыв cенатора-республиканца Линдси Грэма в сущности мало чем отличается от настроений всего общеамериканского истеблишмента. Разве только тем, что инициаторы санкционной политики уточняют: нужно добиться того, чтобы действие запретительных мер, направленных «на ограничение российского финансового, энергетического и оборонного секторов экономики, было автоматическим» (The Telegraph). И, само собой, предельно жестким.

Ты виноват уж тем…

Невольно вспоминаются аналогичные эпизоды из истории сближений Москвы и Вашингтона: при Хрущеве и далее при Брежневе в период разрядки. Они были довольно кратковременными, и все потому (не будем углубляться в дебри вечной борьбы за мировое господство), что в самый разгар утверждающегося взаимопонимания вдруг словно бы кто-то давал отмашку, и лидеры замолкали, предоставляя возможность противникам разрядки вволю высказать все то, что у них накопилось за период спокойного, и, казалось бы, взаимовыгодного сотрудничества.

Брежнев так отозвался о Картере после встречи с ним: "А этот Картер вроде мужик!"

Горбачевская перестройка обошлась без «отмашки». Она явилась в лице Бориса Ельцина, который, еще не усевшись в президентское кресло, принялся названивать в Вашингтон, чтобы там, не дай бог, не вздумали, что кто-то посягает на достижения – мнимые и реальные – его самовлюбленного предшественника. Дело привычное и вполне понятное в политических взаимоотношениях вообще. Но не в политике супердержав. Ничего даже близко похожего не имело место за всю историю советско-американских отношений. Даже когда Трумэн после войны передал Сталину, что если он не уберет свои войска из Ирана, то он, Трумэн вынырнет у персидских берегов. И советский диктатор вынужден был скрепя зубы подчиниться, бросив на произвол судьбы азербайджанское демократическое движение. Ничего нового нет и в том, что американские сенаторы искренне (или почти искренне) убеждены, что «Россия, бесспорно, вмешивалась в выборы, и будет продолжать это делать в будущем». Словом, вывод о том, что с точки зрения американцев как быть дальше с Москвой вполне логичен и обоснован. Особую пикантность придает ему нюанс, о котором поведал европейцам Reuters. Эксперты в открытой печати сообщили, что летом в Хельсинки глава Белого дома «не смог противостоять Путину» в вопросе о якобы вмешательстве России в выборы 2016 года. Теперь демократическая печать США считает, что Трампу самое время реваншироваться…

Кризис или новые правила игры?

Поединок США-РФ начинает обретать признаки кризиса, чего не наблюдалось ранее. От его исхода будет зависеть многое в международных отношениях и прежде всего в политическом пространстве именуемом постсоветским. Сохранит ли Северный сосед свое присутствие в южнокавказском регионе, и если да, то в каких пределах? Куда более ясный ответ на этот – жизненно важный вопрос для здешних бывших советских республик, теперь уже обретших необратимую независимость дают не заявления местных политиков и возглавляемых ими политических сил, а сама динамика российского присутствия в регионе, а также его меняющаяся конфигурация. Давний союзник России – прекрасная Грузия, когда-то гордившаяся особыми отношениями с Москвой, подарившая ей одного из великих правителей – Иосифа Сталина, едва ли не первой сказала «нет» бывшему патрону.

В те дни, когда начинался российско-грузинский развод, многим он казался лучшим подтверждением конца российской империи. Однако Москве предстояло пережить нечто худшее – последнее «Прости!» преданной Армении. Страна, обязанная России своим рождением, обретенными границами, наконец, физическим существованием, спокойно, не моргнув глазом, отвернулась от бывшей супердержавы, как только она перестала называться таковой. После сумбурного визита в Первопрестольную, когда армянский лидер Никол Пашинян под антирусские песнопения Еревана называл российско-армянские отношения дружественными, стало ясно, что армянство исчерпало даже то главное, что замечено было в нем издавна и казалось нескончаемым – лицемерие. По поводу этого исторического поворота Армении В.Путин мог бы с полным основанием заявить явившемуся в Кремль Н.Пашиняну последними словами Юлия Цезаря Et tu, Brute? - «И ты, Брут!»

Пашинян для Путина - разве что Брут

Армянский прецедент не первый и не последний. Только не надо суетиться под ногами великих мира сего. Особенно когда они заняты проблемами собственного места в меняющемся раскладе международных сил. Вот этого-то не могут понять в Ереване. Армения вновь, в который уже раз в своей истории мучается вечным вопросом: куда идти? В Россию? США? И как быть с проторенной дорогой в Иран?

Представляется, что помимо очевидного соперничества, Россия и США в конечном счете должны будут выработать новые правила игры, которые исключили бы неконтролируемую конфронтацию.

В связи с этими ожиданиями европейцы задаются вопросом: «Возможна ли перезагрузка в отношениях Ирана и Соединенных Штатов?»

Оно и понятно – ведь введение санкций может затронуть общеевропейскую безопасность.

Американским компаниям теперь запрещено сотрудничать с иранскими партнерами и рассчитываться с ними в долларах. Аналогичные требования распространяются и на европейский бизнес. В начале ноября вступит в силу эмбарго на закупки иранской нефти.

Решение США свидетельствует о растущих противоречиях между Вашингтоном и Брюсселем. Вот свежее тому подтверждение - в интервью телеканалу CBS News американский президент Дональд Трамп назвал Европу врагом в вопросах торговли. И это не пустые слова. Министры финансов и иностранных дел Франции, Великобритании и Германии, а также глава дипломатии ЕС Федерика Могерини обратились к США c посланием, в котором выражалась настоятельная просьба сделать исключение для европейских компаний, ведущих бизнес в Иране, и не требовать от них соблюдения американских санкций.

Словно бы в ответ Трамп заявил о выходе США из ядерной сделки с Тегераном, в которой также участвуют Россия, Германия, Франция, Великобритания и Китай.

Короче, американским компаниям отныне запрещено сотрудничать с иранскими партнерами и рассчитываться с ними в долларах. Аналогичные требования распространяются и на европейский бизнес (!?).

Тегеран-018

И последнее сообщение с «иранского фронта»: 4 ноября вступит в силу эмбарго на закупки иранской нефти. Армения, связанная с Ираном узами многолетнего сотрудничества, живет ожиданиями санкционного урагана. Пока у нее ничего, кроме заявления российского президента В.Путина не имеется: "Дело не только в позиции президента Соединенных Штатов, дело в позиции так называемого истеблишмента, правящего класса в широком смысле слова. Надеюсь, что осознание того, что эта политика не имеет перспектив, все-таки когда-нибудь придет к нашим американским партнерам, и мы начнем сотрудничать в нормальном режиме".

В целом сильно сказано. Только вот Армению обещания благоприятных политических перемен не сегодня, не завтра, а «когда-нибудь» вряд ли обрадуют…

Все мы как-то забыли, что Советский Союз пал вследствие войны, пусть и холодной, но называемой многими третьей мировой. Невольно вспоминается как громче всех радовались ее грозным раскатам в Армении. Полагали наверняка, что война будет для всех, но только не для родного Хаястана. Позабыли – так не бывает – под залпами современных войн не укрыться, не избежать социальных бедствий, которые она приносит людям.

Теперь уже мало кто сомневается в том, что решение США свидетельствует о растущих противоречиях между Вашингтоном и Брюсселем. Чем дальше, тем явственней раскаты торговой войны. В одном из интервью американский президент Дональд Трамп назвал Европу врагом в вопросах торговли. Такого просто не бывало. Однако следующий шаг американского президента лишил дара речи министров финансов и иностранных дел Франции, Великобритании и Германии, а также главы дипломатии ЕС Федерику Могерини обратившихся к США с предложением освободить европейские компании от  соблюдения американских санкций. Авторы послания, помимо прочего, предупреждали американских партнеров , что введение санкций может затронуть общеевропейскую безопасность. Что же Трамп?

В мае он объявил о возобновлении американских санкций против Ирана. Тогда же заявил о выходе США из ядерной сделки с Тегераном (в ней также участвуют Россия, Германия, Франция, Великобритания и Китай).

Американским компаниям запрещено сотрудничать с иранскими партнерами и рассчитываться с ними в долларах. Аналогичные требования распространяются и на европейский бизнес. Все замерли в ожидании эмбарго на закупки иранской нефти. Оно вступит в силу вот-вот – в ноябре. Чему же радуются в Армении?

13927 просмотров