Председатель КГБ докладывает президенту: «Юнусова идет с деньгами в банк»

Эльнур Мамедов

В один из дней весны 1991 года на стол проводившего экстренное совещание председателя КГБ Азербайджана Вагифа Гусейнова легло срочное донесение: «Известная неформалка Лейла Юнусова срочно ищет возможности для крупного денежного вклада в DEKA bank». Сообщение не бог весть какое, вот если бы агентура поведала подробности контактов этой самой непоседы Лейлы с московскими, а еще лучше с прибалтами с их зарубежными донорами…

глава МВД Мамед Асадов и председатель КГБ Вагиф Гусейнов

Деньги в жизни диссидента

Тем не менее, направляясь на очередной доклад к Первому, главный чекист республики со вздохом положил банковское донесение в пухлую папку сообщений о деятельности неформалов.

«Ну и что? - не скрывая раздражения, молвил первый секретарь, он же президент республики А.Муталибов, пробежав глазами чекистский сказ о неожиданно разбогатевшей героине митинговой демократии Л.Юнусовой. - Ну припрятала она в банке тысчонку-другую. Пусть даже десять тысяч – что из этого следует?!

- Не десять, а все 50 тысяч. А в общей сложности Юнусова таким образом припрятала порядка 250 тысяч. Родственников у нее не много, а мужниной родне она не доверяет. По некоторым данным в общей сложности у нее с полмиллиона наберется. А ведь она в неформальном движении что-то около года. Пока Москва позволит нам окончательно разобраться с необольшевиками, они, глядишь, все станут миллионерами. Среди доноров Юнусовой – крупные дельцы, торговые работники. Пора спросить бы у них, на кого они работают.

- До вас тут сидел ваш коллега из МВД – Мамед Асадов. Он точно подсчитал сумму сбережений Лейлы Юнусовой. Их даже больше, чем ты думаешь. Поймите, не пристало нам воевать с женщинами. Не солидно. Она была у меня: это современная, образованная девушка. В чем, собственно, и состоит ее главное отличие от эльчибеевцев.

Генерал-майор Вагиф Гусейнов имел иное мнение относительно Эльчибея и его последователей, и он мог бы обосновать его множеством фактов, например, о денежных подношениях и иных примерах особого внимания, проявляемого азербайджанскими толстосумами практически ко всем лидерам оппозиции. Но он не стал переубеждать президента, который, как и положено человеку его ранга, обязан оставаться для народа чем-то вроде любящего отца. Не говоря более ни слова, глава секретной службы вернул свою бумажку в папку и бесшумно удалился. А через несколько месяцев А.Муталибов, покидая зал азербайджанского парламента, слышал визгливый крик Л.Юнусовой, перекрывающий оппозиционный хор: «Уходи! И немедленно!». И далее – следовала брань, которая пристала разве что публичным женщинам, но никак не начинающим публичным политикам.

Аяз Муталибов

Брать можно!

Этот эпизод вспомнился вовсе не для того,чтобы напомнить читателям то, что известно давно. Взяточник в чиновничестве – явление повсеместное. Особенность же азербайджанской революции заключается в том, что большинство ее лидеров пришли к власти уже будучи опытными и ненасытными коррупционерами. Не зря же их предводитель Абульфаз Алиев, став президентом (о ужас!), вещал с парламентской трибуны: «Я не говорю: не берите. Я говорю: берите, но в меру! Люди говорят, что по сравнению с нами коммунисты были совестливыми людьми». То есть лидер демократов понимал, что запретить своему воинству заниматься мздоимством дело пустое. Как, впрочем, и посвящать героев Мейдана в тонкости современного управления государством. Тем более что он и сам никогда этим не занимался. Справедливости ради надо бы сказать о том, что коррупционерами кишат все демократические отряды бывшего советского пространства. Включая и хваленную Армению, о чем не устают шептаться во властных коридорах Нагорного Карабаха. Но то, что выкинула экс-диссидентка Лейла Юнусова, свидетельствует о том, что она обогатила азербайджанское правозащитное движение совершенно новой практикой. Она, возможно, первая в мировой практике диссидентка, превратившая его в эффективное средство самообогащения. Обосновавшись в Голландии, где она ныне проживает со всем семейством, Л.Юнус предстала теперь в новом качестве – разоблачителя Азербайджанской Республики, как злостного нарушителя прав человека. Для начала она стала забрасывать все европейские общественные организации сообщениями о преследованиях, которым она и ее семья якобы подвергались из-за своей правозащитной деятельности.

Лейла и Ариф Юнусы

Какого-либо практического эффекта это ее новое занятие не принесло. Итогом новой деятельности демократа-воителя стали многочисленные устные и письменные обращения в различные европейские правозащитные организации. Может показаться, что цель этих жалостливых заявлений - напомнить о себе-горемычной. Наверное, не без этого. Представьте, ничем не проявившая себя на научном поприще митингантка вдруг становится пресс-секретарем Министерства обороны республики, а после того как приходит конец этой демократической самодеятельности, она надевает на себя тогу правозащитника. В этом качестве она, надо заметить, наделала немало шума, и как всегда бывает с людьми случайными, Л.Юнусова, ставшая Л.Юнусом, то и дело попадала в скандальные истории.

Последнее, что запомнилось в ее нескончаемой борьбе – рукопашная с полицией в аэропорту. После этого вокруг имени Л.Юнус надолго наступила полная тишина и все в Баку свободно вздохнули, включая ее коллег-правозащитников. К тому времени их число в республики значительно прибавилось, что можно только приветствовать еще и потому, что ни один азербайджанский правозащитник не желает воспользоваться ее уникальным опытом устроителя запоминающихся на года скандалов. Одним словом, в Баку свободно вздохнули – и орда правозащитников, и полицейские, которым надоели рукопашные бои, которые устраивала при каждой встрече неутомимая правозащитница. Но не тут-то было! Приземлившись в Голландии, с некоторых пор ставшей своеобразным отстойником для вышедших в тираж оппозиционеров из эсенговья, Юнус принялась забрасывать жалобами все известные международные центры, контролирующие исполнение государствами-членами организации решений Европейского Суда по правам человека (ЕСПЧ). Это было что-то новое в карьере Л.Юнус.

на Евросуде Юнуса представляют армянские адвокаты

Юнусова против России?

Возможно ли такое, удивится читатель? В конце концов, она еще не кончила свои тяжбу с родиной (а это главный мотив ее правозащитной практики, можно сказать, профессиональное занятие). По всем правилам юнусовской интриги она должна гнуть свою линию даже если окажется не в тихой и спокойной Голландии, а на самом юге Африки. Тем не менее, перед нами документ - заявление  по делу теперь известному как «Юнусова и Юнусов против Азербайджана». Но в том-то и дело, что подписанты заявления Карина Москаленко и Анна Маралян (давние армянские друзья и законные представители четы Юнус) именуют свой документ как «Юнусова и Юнусов против России». Что это – случайность? Разумеется, но случайность, связанная с родом деятельности упомянутых дружков Лейлы Юнус, у них клиентов типа Л.Юнус предостаточно и из России. Вот и вышла ошибочка. Непростительная в таком и без того скандальном деле. Если даже к этому ляпу в Комитете отнесутся с пониманием, горький осадок, как говорится, останется. Такова, увы, эмигрантская жизнь. 

Итак, Лейла Юнус вновь выходит на ринг. Как всегда против родины, против Азербайджана. Она считает, что страна ей задолжала ни мало, ни много – 24 тысяч евро! Вот строки из заявления о мучениях многострадальной диссидентки из Азербайджана, написание которого для пущей убедительности поручается ее коллегам и давним знакомым - Карине Москаленко и Анне Маралян: «… Власти Азербайджана упорно отказываются выполнять решение ЕСПЧ по делу Юнус от 2 июня 2016 года (решение окончательно вступило в законную силу 17 октября 2016 г.) и до сих пор не выплатили причитающуюся компенсацию в размере 24 тысяч евро». Уловили? Деньги на бочку!

Каковы шансы очередной скандальной затеи Юнус? Все знакомые адвокаты, опрошенные нами, в ответ только вежливо улыбались. Некоторые, хорошо знающие неутомимую правозащитницу, пожимали плечами: «И зачем это ей?» Под сим очевидно подразумевалось, мол, а что сталось с недвижимостью, наконец, с банковскими счетами Л.Юнус, они ведь не ограничивались границами Азербайджана? Коллеги, сочувствуя своему товарищу из-за проблем, навалившихся на бедняжку (однако отнюдь не безбедную!) также считают, что та затеяла пустое дело.

Юнус рассчитывает, что Комитет министров Совета Европы рассмотрит ее прошение в ускоренном порядке, что предусматривается правилами, и тогда она вновь замелькает в «Голосах» и на оппозиционных экранах. Но даже если случится такое, она все равно останется в проигрыше. Ибо это ее последний бой. И виновата в этом прежде всего она сама.

Можно судиться в жизни раз, два, ну, в конце концов, трижды. Для Юнусовой суды давно стали местом работы. Она не может без них, как актер без сцены, театрал без театра. И что хуже всего, никому она, как личность, не нужна. Как и ее бесконечная тяжба. И винить в этом ей придется себя любимую. Потому как вечная война против всех была исключительно ее выбором…

14324 просмотров