Ценности Ильхама Алиева и Цинизм Али Керимли наша передовица

Эйнулла Фатуллаев

Скандальный треш со вторым делом блогера Мехмана Гусейнова наконец подошел к финалу. Объявлен занавес! И на сей раз своевременное вмешательство президента И.Алиева не позволило внесистемным силам воспользоваться ситуацией. Сетевая протестная критика пытается представить ожидаемую развязку как победу народного возмущения.

Спрашивается, однако, разве горстка вышедшей на акцию публики на стадионе «Мехсул», разбавленная многотысячной ордой скинувших на время митинга мундир полицейских, – это народный протест?! Этот стадион вмещает максимум десять тысяч людей. И невооруженным глазом было видно, что оппозиция и в этот раз не смогла его заполнить. Неужели скудоумная политическая гопота полагает, что сильная вертикаль Ильхама Алиева отступила перед жалкой кучкой сторонников всей этой разношерстой оппозиции, включая Народный фронт, Мусават, РеАЛ, НацСовет, Исламскую партию… и даже вышедших в тираж серых обездоленных «волков»?!

На протяжении пятнадцати лет правления И.Алиева власть перманентно сталкивалась с громкими политическими и общественными вызовами. И никогда не отступала. Но в данном случае президент руководствовался не сиюминутными дивидендами либо политической конъюнктурой. Отнюдь! Ведь речь шла не о лаврах, а о судьбе юноши, которого вихри оппозиционных иллюзий забросили в центр чуждой для него самого политической борьбы. Президент принял обращение молодого блогера, услышал гражданское общество, внял просьбам реальной демократической общественности, а не виртуальной свистопляски. Неужели кто-то полагает, что И.Алиев, волевой, жесткий, гордый и харизматичный лидер, не отступавший перед могущественными международными силами, мог отступить перед скоплением небольшой сволоты на Ясамальской Хребтовой?! Не было и особенного международного давления, исключая формальную декларативную резолюцию далекого Европарламента и устных пожеланий дипломатов среднего звена. К тому же накануне полностью провалилась акция протеста эмигрантской оппозиции у стен Парламентской ассамблеи Совета Европы.

Между загородным домом императрицы Жозефины и стеклянным образцом современной европейской архитектуры в зимнем саду появились силуэты нескольких эмигрантов из Азербайджана с плакатами, но спустя несколько минут эти силуэты затерялись среди сторонников Абдуллы Оджалана, пикетирующих ПАСЕ круглый год.

Искренне признаюсь, шокирует лицедейство и цинизм старшего брата Мехмана – Эмина Гусейнова. Вступив в сделку с соросовскими институтами, после неудавшейся акции и нелепой попытки в саду Жозефины, Э.Гусейнов уже внутри стеклянного здания разыгрывал новые спектакли. Вместе с содокладчиком по Азербайджану Штефаном Шеннахом, которого оппозиционеры третировали, обвиняя в сговоре с азербайджанскими властями, и известным нидерландским депутатом, одним из лидеров европейской армянской диаспоральной организации Питером Омтцигом, Эмин Гусейнов призывал евродепутатов незамедлительно ввести санкции против Азербайджана.

Дело против Мехмана закрыли, заключенный приостановил голодовку, но Эмин все выставляет в ином свете. Он все еще убеждает депутатов, что дело против Мехмана в силе и заключенный все еще в шаге смерти. Ну как можно так лгать?!

Однако под аккомпанемент этой циничной лжи европарламентарии избирают главу азербайджанской делегации Самеда Сеидова вице-президентом Парламентской ассамблеи Совета Европы!..

Оппозиции и в этот раз не удалось добиться изменения политической ситуации. Разве что громкие возгласы и стенания в соцсетях – далеких от житейской пучины бакинских миражей.

А ведь на фоне царящего всеобщего виртуального беспокойства оппозиция по всем канонам современных политтехнологий должна была породить движение, которое изменило бы политическую ситуацию в стране. Свыше семи партий собрали всего несколько тысяч сторонников?! Что же это, как не политический крах? Да и сама их трибуна была охвачена нелицеприятными склоками и паническими интригами. В самый последний момент, изменив своему прежнему решению, глава неформалов РеАЛ, «наш Лёша» - Ильгар Мамедов все же появился на трибуне. Своим неуверенным голосом он на корявом азербайджанском высокопарно призвал к освобождению «политзеков». Эпическая картина: лидер «западников» стоял между общипанным «серым волком» Искендером Гамидовым, лидером исламистов Ровшаном Кербелаи, подурневшей от оппозиционной жизни милой йапочкой Гюльтекин Гаджибейли…

Признаюсь, появление на этой трибуне Искендера Гамидова не только возмутило, но и оскорбило. Да-да, это тот самый бравый генерал, глава МВД в правительстве НФА, который лично устроил погром в редакции газеты «Истиглал», запихнув в багажник оппозиционного журналиста Зардушта Ализаде и заставив Джаника Гусейнова отведать в живом виде клочок газеты «Зеркало». Теперь И.Гамидов в ряду лживых радетелей за свободу слова. Вот такие метаморфозы!

Наблюдать за трибуной народных лидеров – предмет отдельного исследования психоаналитика. С каким скрытым презрением, а порой и ехидством Али Керимли бросал взгляды на блеклого и нехаризматичного амбициозного выскочку Ильгара Мамедова. В этом пронзительном взгляде можно было прочитать откровенный стёб: «И ты вот претендуешь на лидерство народное?»

Другое дело – Али Керимли. Это была его стихия. Впервые за всю свою долгую политическую карьеру Керимли получил шанс встречи с многотысячной толпой. Его манера выступления напоминала какое-то церковное песнопение. Эта песнь состояла из избитых ярлыков о воровстве и возмездии. В последний раз Керимли был в таком состоянии духовно-политического экстаза в 1999 году на ветхих митингах на Мотодроме.

А после окончания акции толпа ринулась за своим экстазным лидером в узкий коридор, ведущий к метростанции «Иншаатчылар». Тесный проход, создававший эффект большой толпы – еще одно художественное достижение Керимли за десятилетнюю политическую карьеру. Таким эффектом 3D находчивый фронтист и бравирует на своей странице в фейсбуке. Вся его борьба – сплошная погоня за красочной протестной картинкой.

Но на сей раз в какой-то момент плебс, окруживший своего маниакально-фанатичного лидера с горящими глазами, пребывающего в состоянии полубредового оцепенения, вышел из-под контроля. Плебс от лозунгов политических перешел к бранной лексике. Некоторые призывали спуститься на два квартала ниже и захватить власть. А спустя несколько минут толпа и вовсе парализовала транспортное движение на проспекте Иншаатчылар. Беснующие люди с оранжевыми лицами и красными от ярости глазами призывали ничего не подозревающих пассажиров спуститься к ним и пойти на свержение власти. «Зачем? Что это?!», - вопрошали пешеходы и пассажиры, на чьих лицах беспокойство сменялось страхом. «Сходите, идем спасать Мехмана», - выкрикивали странные люди из массовки Керимли, который уже успел покинуть особое место драматического действия. «Какого Мехмана?», - раздавалось издали. В толпе было много подростков и школьников, попавших в центр анархического безумия.

Митинг рассеялся, толпа разошлась, Мехмана забыли. И вот на следующий день, 20 января - траурный день поминовения жертв кровавой трагедии, Али Керимли - бывший соратник Эльчибея, который позже присягнул Гейдару Алиеву, бывший госсекретарь, который стал депутатом, бывший депутат, который предал Гейдара Алиева, всплыл со своей свитой посреди огромной традиционной колонны, которая ежегодно с гвоздиками направляется в сторону Аллеи шехидов. В этот раз Керимли появился вместе с «изделием многоразового пользования» Нейматом Панахлы – одним из организаторов народных баррикад 20 января. Да, все члены правления НФА, включая и самого Панахлы, как и студенческого лидера Керимли, после ввода войск попрятались, и остались в живых. А на улицах остались трупы безвинных людей.

И здесь Керимли устраивает неистовый разнузданный произвол. Он, как птица Феникс, восстает из пепла во главе малознакомой колонны в образе лидера народного возмущения. Стражи порядка остановили циничного лжеца. Колонна прошла. Но потом Керимли с горсткой сторонников и Нейматом Панахлы все же пропустили в Аллею. Но желанной картинки не получилось. Облом! Керимли ломает стулья, в бешеном состоянии заявляет о поражении своих прав первого среди равных.

Обездоленный юноша Мехман, как и память жертв советской интервенции да и любое другое более или менее значимое событие, вызывающее общественное внимание, – отчаянные попытки архаичного, отжившего свой век политика-лжеца разыграть политическую драму с целью организовать общественные волнения. Пока не удается. Ведь во власти не Везиров и даже не Муталибов, а большая политическая глыба – Ильхам Алиев. Любая искусственная волна разбивается о скалу его политической воли. За президентом стоят десятимиллионный народ и несгибаемая железная воля этого народа. А за Керимли, Нейматом Панахлы, Ильгаром Мамедовым, исламистами - лишь маленькая невежественная и зашоренная социальная группа и разве что соросовские институты.

Нелишне будет в конце нашего повествования остановить свое внимание и на таком немаловажном аспекте, как «деньгах для революции». Кто финансирует внесистемную оппозицию? Большая часть средств для дела революции поступает из-за рубежа. Мы неоднократно рассказывали о специальной схеме финансирования через НПО Грузии, но несколько дней назад в результате нашего расследования напали на след субсидирования посредством фирм-однодневок. В самое ближайшее время представим на суд читателей результаты нашего расследования.

Проведение последней акции обошлось в приличную сумму. Участникам акции раздавали деньги, тратили немалые суммы на доставку митингантов на стадион. Денег достаточно и для проведения следующего митинга и еще многих демонстраций, нацеленных на дестабилизацию ситуации в стране. В действие вступает модель «снежного кома». Соросовские институты и внесистемщики рассчитывают довести процесс раскачки до критической точки формирования всеразрушающей недовольной и протестной народной толпы. С целью захвата власти… Моделирование предреволюционной ситуации с теоретической точки зрения происходит по опыту предыдущих революций в эсенговье. Есть все ресурсы для «победного дела революции». Но и в этот раз сценаристы «снежного кома» не учитывают специфический характер азербайджанской весны. На баррикадах стоят все те же Керимли, Панахлы, Гаджилы и прочие активисты НФА образца 1990 года. Но им противостоит народный президент, для которого судьба одного юноши и гражданина – это высшая ценность. За черносотенными лидерами – руины прошлого. За президентом – вера, воля и народ…

11129 просмотров