Монетарная политика Эльмана Рустамова сталкивается с сопротивлением наша аналитика

Мамед Эфендиев

Центральный банк Азербайджана снизил учетную ставку на 0.5% - c 9,75% до 9,25%. Как сообщил председатель Центробанка Эльман Рустамов, верхний предел процентного коридора снижен с 11,75% до 11,25%, а нижний– с 7,75% до 7,25%. Это уже пятое по счету снижение учетной ставки в течение года. Ровно год назад - в феврале 2018 года учетная ставка была снижена с 15% до 13%.  Все прошло гладко,  и уже в апреле последовало повторное снижение с 13% до 11%. До конца прошлого года главный банк страны еще дважды снизил свою ставку - в июне с 11% до 10% и в октябре – с 10% до 9,75%.  Лишь на августовском и декабрьском заседаниях учетная ставка была оставлена без изменений.

Эльман Рустамов

Думается, не трудно понять, с чем связано чуть ли не двукратное снижение учетной ставки в течение одного года. Снижение учетной ставки и параметров процентного коридора обусловлено, в первую очередь, стабилизацией цен на нефть на мировом рынке, низкой инфляцией и стабильной макроэкономической ситуацией внутри страны. В августе этот показатель Центробанк оставил стабильным, видимо, просто в связи с отпускным периодом, а вот в декабре монетарный регулятор прямо обосновал свое решение неопределенностью на внешних рынках (вспомним резкий спад нефтяных котировок). И четко пообещал, что в перспективе реакция денежной политики будет зависеть от динамики и устойчивости инфляционных факторов.

В целом Центробанк своей монетарной политикой регулирует в той или иной степени многие макроэкономические показатели. В частности, снижение учетной ставки, то есть кредитных процентов, выделяемых им коммерческим банкам, наблюдается лишь в период подъема экономики. Значит, экономика страны растет. В то же время это должно вызвать определенное снижение кредитных процентов и для бизнеса, населения. Но этого, к сожалению, мы не видим. Коммерческие банки по-прежнему вообще неохотно выделяют кредиты – лишь в прошлом году их объем несколько вырос, а о снижении их процентов, может показаться, они и не думают. Выходит, что Центробанк делает серьезные шаги для оздоровления экономики, его дальнейшего развития, а его старания, в конечном счете, не приносят ощутимых результатов.

Для чего же тогда эту политику Центробанк так упорно продолжает, к чему давать коммерческим банкам дешевые кредиты, чтобы те наживались на растущей разнице? Логического объяснения этому нет. Вернее, логику главного банка понять легко – дешевые кредиты приводят к росту их объемов, что и вызывает рост экономики. А вот упорство коммерческих банков пока никто толком объяснить не желает. Даже глава Центробанка Эльман Рустамов, который уж точно знает все хитрости этой кухни, вежливо отмахивается от подобных вопросов журналистов.

Но как бы ни отмахивался главный банкир страны и главный монетарный регулятор, ответ на этот вопрос все же лежит на финансовой плоскости. И как бы Рустамов не пытался сваливать все на высокие риски, с которыми сталкиваются банкиры, даже поверхностный анализ показывает, что это не совсем так. Просто кредитные проценты коммерческих банков контролирует другой регулятор – банковский. Это Палата по надзору за финансовыми рынками страны. Именно этот орган, получивший широкие полномочия в девальвационный период, когда им правил с треском провалившийся Руфат Асланлы, так закрутил все банковские гайки, что их руководители, да и вообще многие предприниматели из других сфер экономики, до сих пор боятся проявлять собственную инициативу.

Да, коммерческие банки действительно боятся рисковать после двойной девальвации маната. В то же время они просто не могут жить без кредитов, на процентах от которых и построена почти вся их деятельность. Но не почувствовав тогда от Палаты никакой поддержки, они как бы замкнулись в себе, избегая незнакомых и не вызывающих особого доверия клиентов. Вот, скажем, уже четвертый год многие кредиторы банков не могут вернуть вдвое подорожавшие в один день деньги. Кредиторы не виновны в том, что не могут вернуть возросший долг, а банки им навстречу не идут. Хотя обе стороны желают как-то выкрутиться из создавшейся ситуации.

Правда, сегодня банки готовы смягчить условия не возвращенных кредитов и хоть как-то вернуть хотя бы часть утраченных денег. В то же время многие кредиторы не отказываются вовсе возвращать взятые ссуды, они просят продлить им установленные первоначально сроки. Много таких обездоленных приходит и в haqqin.az в надежде получить хоть какую-то поддержку, совет. Руководители банков, с которыми нам удалось побеседовать, тоже не против такого шага – лучше получить  позже, чем вообще не получить. Но вот Палата, которая призвана наводить порядок на финансовых рынках страны, в этом вопросе непробиваема. Она просто не позволяет банкам продлевать эти сроки, а те вынуждены начинать  долгие и бессмысленные судебные тяжбы.

В результате огромная масса должников ругает на чем свет стоит банки и государство, которое ничего не предпринимает для решения их проблемы. А учрежденная в основном с целью регулирования банковской системы тем же государством Палата лишь усугубляет это недовольство. Ей-то что, она заварила кашу и молча наблюдает со стороны, мало кто знает о ее существовании, ее правах и обязанностях. Дивиденды свои она от этого получает точно, но возможно, что организованное этим органом с умыслом или без него противопоставление народа и государства приносит ему и удовольствие. Иначе трудно чем-то объяснить, зачем Палата это противопоставление вызывает. Многие из выдуманных командой Руфата Асланлы правил, выгодны только для самой Палаты, но мешают банкам, а, следовательно, создают трудности для населения и бизнеса. Но они не отменяются и сегодня, видать, слишком уж большие дивиденды приносят они Палате, которая, требуя жесткое соблюдение банковской дисциплины, лишь мешает общему развитию страны. И, таким образом, противопоставляет себя всему обществу.

И тут может возникнуть вопрос: а нужна ли нам эта Палата вообще? Многие эксперты считают, что сегодня она не нужна. Структура внесла свою лепту в выполнение своей основной задачи - сегодня порядок на финансовых рынках восстановлен. Новой угрозы для девальвации маната нет, экономика встала на ноги, инфляция снижена до желаемого уровня, динамика остальных макроэкономических показателей тоже вызывает удовлетворение. Более того, президент Ильхам Алиев призывает сокращать все дублирующие друг друга госструктуры для обеспечения большей гибкости и эффективности экономики. А азербайджанскому финансовому рынку сегодня не нужны два регулятора – финансовый и монетарный. Тем более, когда первый больше выполняет функции не регулятора, а надсмотрщика, соблюдая при этом не государственные, а собственные интересы.

9613 просмотров