Иран идет на таран: за полчаса уничтожим Израиль оперативный комментарий

Икрам Нур, специально для haqqin.az

Ядерная сделка Тегерана с «шестеркой» международных посредников предусматривала ограничения его запасов низкообогащенного урана на уровне 300 килограммов. Иран утверждает, что превысил данный порог. МАГАТЭ подтвердила верность этого заявления.

Если в Тегеране рассчитывали, что эта информация, означающая начало постепенного выхода Ирана из ядерной сделки (СВПД), кого-то в мире шокирует или заставит задуматься, то этим надеждам не суждено было сбыться. После того, как Дональд Трамп объявил о выходе из этого Соглашения, превратив «шестерку» в «пятерку» - Великобритания, Франция, Германия, Китай и Россия - стало понятно, что СВПД жить осталось недолго. И вопрос политической смерти этого Соглашения - лишь вопрос времени.

В Тегеране это тоже понимали, но тем не менее делали все, чтобы сделку реанимировать. Пусть не полностью, пусть с одним ампутированным членом, пусть в полубессознательном и практически недееспособном состоянии - но этот документ хоть чучелом, хоть тушкой должен был присутствовать в диалоге Ирана с окружающим миром. И не только в качестве инструмента иранской внешней политики, но и как доказательство оппонентам внутри страны политической потенции президента Хасана Роухани.

Не сложилось. Все попытки реанимации в виде переговоров со всей «пятеркой» разом и с каждым из ее членов в отдельности приводили лишь к рефлекторным подергиваниям, глядя на которые, любой мало-мальски владеющий темой наблюдатель мог безошибочно поставить диагноз: «Пациент скорее мертв, чем жив».

а все начиналось так оптимистично

Отчаявшись от безрезультатности реанимационных мероприятий, иранское руководство пошло на решительный шаг. Заявив в середине мая о прекращении соблюдения некоторых обязательств по ядерной сделке, Иран тем самым дал понять миру, что его «стратегическое терпение» полностью исчерпано и на возвращение к жизни СВПД, окончательно впавшего в кому, у него больше нет ни сил, ни средств.

Разумеется, делая подобное заявление, да еще и добавив, что 7-го июля нынешнего года Тегеран намерен отказаться от соблюдения еще ряда пунктов ядерной сделки, иранские официальные лица рассчитывали, что неравнодушные иностранные политики тут же придут на помощь и тоже начнут спасать Соглашение.

Однако выяснилось, что ни сам больной, ни его возможная кончина никого в мире особо не беспокоят. Ядерную сделку и ее условия списали еще до того, как Иран объявил об истощении своих сил по ее спасению. Никто из европейских членов «пятерки» не собирался всерьез заниматься созданием каких-то компенсационных механизмов для Ирана. Это изначально была мертворожденная идея, и максимум, на который Тегеран мог от ее реализации рассчитывать, заключался в гуманитарных поставках лекарств и некоторых сельхозпродуктов.

Столь же скудными являются и возможности России и Китая в оказании помощи Тегерану. Москва сама находится под санкциями, экономика страны дышит через раз. У Пекина своя головная боль - прекращение торговой войны с США, поэтому на международной арене он передвигается крайне осторожно, стараясь не давать Вашингтону поводов для обострения отношений. Так что от этой части «пятерки» Иран если и может получить поддержку, то только большей частью моральную.

у Путина и Си своя головная боль

Словом, Тегеран явно переоценил нынешнюю значимость сохранения ядерной сделки для мирового сообщества. Три-пять лет назад это действительно волновало всех и казалось одним из актуальнейших вопросов. Но времена изменились, у нового дня - новые заботы, и они мало связаны с проблемами Ирана.

Тут еще и соседи по региону ведут себя как обитатели коммунальной квартиры, задавшиеся целью выжить неугодного им жильца. Имея за спиной «старшего брата» в лице Вашингтона, они все решительнее создают Ирану проблемы буквально на каждом шагу, на каждом направлении. И если раньше те же США - ради заключения соглашения с Ираном по его ядерной программе - все же не давали им слишком уж резвиться в антииранских настроениях и действиях, то теперь Америка подобное поведение только поощряет.

Итак, на сегодняшний день «в сухом остатке» для Тегерана - безразличие к его проблемам и настороженное отношение к его внешней политике со стороны ведущих мировых игроков. Плюс - крайне осложнившиеся отношения с соседями по региону, причем вдобавок к откровенным противникам вроде монархий Залива и Израиля формируется коалиция «недовольных», тех, кто считает активность Ирана в регионе явно избыточной. И, соответственно, готов поспособствовать ее сокращению. Яркий пример участника этой новой коалиции - Ирак, о его проблемах с Тегераном на страницах haqqin.az - обязательно, но чуть позже.

СВПД, по сути, уже мертво. А с его смертью Иран оказался в темном и длинном тоннеле неопределенности, и света в конце этого тоннеля не видно. Есть от чего впасть в отчаяние. Но проблема нынешнего иранского политического истеблишмента заключается в том, что это отчаяние приобретает какие-то откровенно истерические нотки. Вчера - угрозы перекрыть Ормузский пролив. Сегодня - заявления о том, что если США нападут на Иран, то в ответ за полчаса будет уничтожен Израиль.

Мохтаб Зоннур

Пусть это заявил не Верховный лидер Али Хаменеи, не президент Хасан Роухани, а всего лишь глава Комитета по национальной безопасности и внешней политике иранского парламента Мохтаба Зоннур - это все равно откровенно неподобающее поведение в дни, когда проходят похороны Соглашения по ядерной программе.

Для Тегерана пришло время решать вопрос о том, что придет ушедшему от нас СВПД на смену. И шантаж, истерика и угрозы в этот ответственный период явно неуместны. Сколь сильным бы не было горе части иранских элит об утраченных надеждах.

8984 просмотров