Эрдоган в Китае: сначала экономика, а потом - уйгуры по горячим следам

Шэн Сию, специально для haqqin.az

Президент республики Турция Реджеп Эрдоган в ходе визита в Китай заверил, что готов дальше развивать сотрудничество с Пекином в торговой сфере, в частности - в рамках проекта «Один пояс, один путь» (BRI). При этом, в ходе встречи  с председателем КНР Си Цзиньпином президент Турции подчеркнул важность двусторонних торговых отношений между Анкарой и Пекином.

Диалог китайского и турецкого лидеров продолжался ровно один час и десять минут. Этого времени им оказалось более чем достаточно для того, чтобы договориться о вещах, которые в ближайшее время окажут весьма серьезное влияние на ситуацию и в Центральной Азии, и на Ближнем Востоке. Поскольку не только о развитии торговых отношений говорили с глазу на глаз Председатель Си и турецкий президент. Обсуждались темы и более деликатные.

Для того чтобы понять, что визит Эрдогана в Пекин будет не просто протокольным мероприятием, а важным событием с глубокой подоплекой и далеко идущими последствиями, достаточно было обратить внимание на два момента.

Во-первых, состав турецкой делегации. Вместе с президентом Турции в Пекин прибыли министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, министр энергетики Фатих Донмез, министр финансов Берат Албайрак, министр обороны Хулуси Акар, министр промышленности Мустафа Варанк, министр торговли Рухсар Пеккан, министр транспорта Чахит Турхан и глава Национальной разведывательной организации (MIT) Хакан Фидан.

Список не просто внушительный, но и весьма красноречиво говорящий - как минимум о том, что в нынешнем прямом диалоге Анкары и Пекина обязательно будут присутствовать темы участия Турции в китайской инициативе «Один пояс - один путь» (BRI), развития сотрудничества двух стран в производстве вооружений и вопросы безопасности.

Во-вторых, накануне визита Эрдогана в Пекин в китайской Global Times, газете, которую делают в международном отделе Центрального комитета Коммунистической партии Китая, была опубликована статья турецкого президента «Turkey, China share a vision for future», начинавшуюся более чем многозначительным посылом - «Турция и Китай несут значительную долю ответственности за появление нового мирового порядка».

При всей географической удаленности геополитическое сближение Пекина и Анкары - совершенно объективное явление, вызванное взаимной заинтересованностью. Китай нуждается в Турции как важнейшем звене сухопутного маршрута «Один пояс - один путь» - железнодорожная магистраль через Грузию и Азербайджан к Каспию, а далее - через Туркменистан и Казахстан к китайскому Синьцзяну. И, соответственно, наоборот.

Заинтересованность турецкой стороны тоже очевидна и весьма серьезна. На вопрос о том, может ли Турция добиться экономического роста без иностранных инвестиций ответ однозначен - нет, собственных ресурсов у страны для этого недостаточно. Для стабильного развития требуется ежегодный приток внешнего финансирования в размере не менее 50 миллиардов долларов, а сегодня наметилось серьезное отставание турецкой стороны в глобальной конкуренции за привлечение прямых иностранных инвестиций.

И Анкара рассчитывает, что источником этих инвестиций станет Пекин. Против чего в Китае, видя реальные выгоды от экономического сотрудничества с Турцией, совершенно не возражают. Достаточно сказать, что товарооборот между двумя странами за последние 17 лет вырос в 21 (двадцать один) раз. А общая стоимость контрактов и совместных проектов - в 18.

В итоге, на сегодняшний день Китай уверенно находится в первой тройке торговых партнеров Анкары. И намерения сторон в ближайшие годы удвоить взаимный  товарооборот до 50 миллиардов долларов выглядят вполне реальными.

Особенно учитывая то обстоятельство, что и Анкара, и Пекин более чем серьезно настроены на реализацию совместных проектов оборонно-промышленными комплексами (ОПК) своих стран. «Турция и Китай доказали миру свои технологические и производственные возможности в области обороны, запустив в последние годы ряд оригинальных проектов. Я уверен, что наши страны могут сотрудничать и в этой области», - написал Эрдоган в своей статье для Global Times, и в Китае с таким подходом вполне согласны.

Ну а там где плотное сотрудничество и партнерство в такой сфере как ОПК - неизбежно встает вопрос о сотрудничестве еще более деликатного характера - в вопросах безопасности, что вполне объясняет присутствие в Пекине в составе турецкой делегации главы MIT Хакана Фидана. Ему есть о чем поговорить с китайскими коллегами, хотя бы о боевиках «Исламского движения Восточного Туркестана» - выходцах из Синцзян-Уйгурского автономного района Китая, набирающихся боевого опыта в Сирии.

И тут мы подходим к весьма пикантной теме. Всего четыре месяца прошло с момента, когда Анкара и Пекин обменялись весьма жесткими заявлениями по уйгурскому вопросу. Тогда представитель МИД Турции Хами Аксой призвал Китай уважать права этнических уйгуров и закрыть лагеря для их принудительного содержания. Откинув дипломатию, он заявил, что «тот факт, что в XXI веке вновь появились концентрационные лагеря – позор для всего человечества». Ему же принадлежат и слова  о том,  что «более миллиона уйгуров столкнулись с политикой принудительного задержания, пыток и идеологической обработки в тюрьмах и концлагерях».

лагеря для уйгуров в Китае

Выступление Аксоя МИД КНР тогда назвал «отвратительным». Последовал официальный протест и временно закрыто генконсульство Китая в Измире. 

В этой истории было и остается много странного. Но чтобы окончательно закрыть тему, Эрдоган вчера на встрече с Си Цзиньпином, как сообщают китайские СМИ, заявил следующее: «Счастливая жизнь, процветание и счастье всех народов в китайском Синьцзяне является свершившимся фактом, турецкая сторона не позволит никому разжечь вражду между Китаем и Турцией».

Вполне возможно, что официальные масс-медиа КНР слегка отредактировали слова Эрдогана, за ними это замечалось неоднократно. Но то, что данный вопрос не является камнем преткновения для развития тесного сотрудничества между Пекином и Анкарой - совершенно очевидно.

В итоге можно с уверенностью говорить, что стратегическое партнерство между Турцией и Китаем становится все более тесным и наполняется конкретным содержанием. Эрдоган в очередной раз подтвердил свой масштаб политика международного уровня, поскольку по итогам его визита в Пекин возник новый геополитический фактор, который другим странам обязательно придется учитывать.

5505 просмотров