Мехрибан Алиева у Стены Гордости эссе на заданную тему, все еще актуально

Эльнур Эминоглу

Некогда, давным-давно, еще до рождества Христова, царь царей, мудрейший Соломон в своей «Песне песней» писал: «Всему свое время и время всякой вещи под небом…»

Это напутствие, наполненное глубоким смыслом вселенского предвидения, оставленное им для всех поколений человечества, всегда не земною силою, которую не может просчитать никакая математика, давала о себе знать. Как и сегодня, когда, казалось бы, простенькая строчка его «Песни Песней»  -  «…время собирать камни!» -  светлым лучом прошлась по заложенной в нас свыше исторической памяти, и по-живому тронула сердце каждого из нас… Да, не осталось первого Храма. Но человечество спешит к Стене Плача – уцелевшему остатку Второго Храма. Камни рассказывают нам об истории, взывая к исторической памяти, напоминая не только о благодетеле Соломоне, но и деспотичном Ироде…

Всемирное признание еще одного исторического реликта в Азербайджане натолкнуло на философские размышления об истории. Отныне, пребывавший почти два века в виде музейного экспоната Дворец шекинских ханов – жемчужина азербайджанской архитектуры постсефевидской эпохи, признан международным культурным объектом ЮНЕСКО. И не только  Дворец, вызывавший восторг, но и весь исторический центр великого града Шеки теперь навсегда вписан в анналы культурного наследия человечества.

Как не вспомнить восторженные чувства великого романиста Александра Дюма, писавшим в благословенном Шекинском нагорье о «благородстве, радении к своим подданным и созидательству кавказских ханов, которых раболепствующий народ почитает чуть ли не за богов».

Как не вспомнить воспоминания декабриста А.Корниловича, который в письме своему брату, датированному августом 1834 года, в унисон великому французу описывал красоту дворца шекинских ханов:

« … До 1828 года Шекинская область имела своих ханов…В Нухе (так в свое время царская Россия переименовала г. Шеки – примечание авт.), главном городе оной области, в крепости я видел их дворец, ныне обращенный в присутственные места. Несколько ступеней в высоком портике ведут на обширный, четырехугольный двор, занятый садом: шестнадцать итальянских тополей высоты необычайной, симметрически расположенных, делят его на четыре аллеи. По сторонам этого садика - флигеля, в которых жили придворные, ханские жены, их прислужницы и прочие; за ним высокая в полтора человеческих роста терраса, на коей бассейн с тремя фонтанами, осененный двумя высокими прелестными чинарами, и на террасе самый дворец. Он запущен, но и в запущении изумляет странника остатками великолепия. Я взошел по узкой, темной, каменной лестнице  в высокий покой, род приемной, весь исписанный цветами; вправо и влево комнаты, где вместо стен рамы орехового дерева с узорами самой мелкой работы и в этих сквозных узорах стекла всех цветов: голубые, синие, желтые, красные. Комнаты (в вышину нашей залы Главного штаба), стены и купол, как я сказал выше, все в цветных стеклах: на карнизе, соединяющем их, живопись: изображения подвигов ханских, их браней…»

Все, как говорится, «возвращается на круги своя». Кровь, пролитая за самостояние Азербайджана дает теперь соцветия справедливости.

Нация, которая чтит свое прошлое, не может быть лишена исторической памяти.

Конечно же, ханский дворец – всего лишь один узор в ослепительной мозаике азербайджанской архитектуры. И страну можно познать, воспринять и проникнуться чувствами, душой и сердцем лишь посредством его самобытного исторического наследия.

Первый вице-президент Азербайджана Мехрибан Алиева еще в начале своей политической карьеры и общественной деятельности избрала ЮНЕСКО – всемирную организацию, которая специализируется на платформе развития культуры и образования, как главную площадку популяризации азербайджанской культуры и нашего исторического наследия.

Мехрибан-ханум показала миру Ичери-шехер, и посредством этой же организации отстояла другие ценности нашего исторического наследия. Лицом к лицу с агрессией варварской политико-культурной интервенции мнимого кавказского народа, нависла угроза над культурным наследием азербайджанцев, который формировался столетиями. Хотели отнять тар и кеманчу, потом наши ковры, и даже долму с лавашем, покушаясь и на карабахских коней… Мехрибан Алиева, отстаивала все сокровенные ценности и наследие на арене пресловутого ЮНЕСКО.

Конечно же, на Дворец шекинских ханов мнимая дикая стихия не покусилась бы. Здесь речь идет не о защите наследия от посягательства. А скорее о приобщении уникального архитектурного наследия к мировой культуре. Если вернуться к размышлениям о философии истории, навеянным Соломоном, то Шекинский дворец - одна из башен нашей Стены Гордости…

Чета Алиевых принимает Эрдогана с супругой во Дворце шекинских ханов

Страну можно полюбить сквозь эти исторические стены – будь то Плача, либо Гордости. Ведь многие из нас восхищались жгучей неординарной и полиэтнической Испанией через врата Альгамбры – детища мавров великого рыжего Мухамеда, этого несравнимого архитектурного ансамбля на холмистой вершине Гранады… Еще чуть-чуть и бонапартистский капрал взорвал бы это великолепие, это грандиозное чудо архитектуры и культуры, но ему помешал рок судьбы. Да что капрал Бонапарта, ведь несмотря на просьбы и мольбы жаждущих мести испанских католиков Изабелла Кастильская не позволила снести наследие мусульман на испанской земле.

Как можно было поднять руку на это архитектурное величие?! И спустя десятилетия опустевший замок великих Насридов описал в своем романе Ирвинг Вашингтон. Как Дюма когда-то написал о Дворце шекинских ханов. И человечество уберегло Альгамбру от гибели и разрушений. Сегодня Альгамбра стала вратами исторической Испании. И эту страну любят, ее восхищаются не потому что, она достигла больших политических и экономических высот, а потому что сохранила и уберегла Альгамбру, как и всю историю Андалуссийского халифата…

Дворец Альгамбра

Сегодня и завтра Азербайджан могут полюбить, его могут принять, им могут восхититься сквозь величие архитектуры Ичери Шехер, Дворца шекинских ханов, Дворца Ширваншахов, церквей кавказской Албании, наскальных рисунков Гобустана, зороастрийского Янар-дага, мечетей-наследниц севефидской шиитской культуры… И Мехрибан Алиева избрала этот многогранный путь, открывающий путь души человечества к Азербайджану…

Мы ничего не забыли и никогда не забудем. Говоря о Дворце шекинских ханов, азербайджанская власть навеивает параллели с идеей суверенного и самодостаточного Азербайджана. Ведь именно Шекинское ханство и великий правитель этого ханства Гаджи Челеби стали предвестниками освобождения и деколонизации азербайджанских земель. История борьбы Шекинского ханства за независимость – историческое воплощение беззаветной борьбы за построение национального азербайджанского государства.

Пронесенная веками национальная азербайджанская идея нашла свое воплощение в государстве, основанном Гейдаром Алиевым и продолженная в период правления Ильхама Алиева. И вновь спустя века приходит понимание искренней любви – нет, на сей раз не подданных, как писал Дюма, а людей с гражданским самосознанием к своим благородным правителям. Правителям в лице Ильхама Алиева, которые показали миру азербайджанскую Стену Гордости.

Национально-государственная идентичность находит свою концептуальную модель лишь выражаясь в образах, ценностях и символах. Дворец шекинских ханов – это один из символов и ценностей нашей национальной самобытности. И Азербайджан показал миру один из своих символов…

10851 просмотров