В Греции к власти вернулся старый клан наше послесловие

Леонид Швец, автор haqqin.az

На прошедших в выходные выборах победу одержала правоцентристская партия «Новая демократия». Ее лидер Кириакос Мицотакис возглавил правительство. Кто-то видит в этом знак нормализации греческой политики, обострение которой вызвал жестокий социально-экономический кризис последнего десятилетия. Но есть признаки того, что на смену левому популизму просто пришел правый.

Алексис Ципрас

В 2015 году левые радикалы из партии «Сириза» во главе с зажигательным Алексисом Ципрасом были в заголовках всех европейских и не только европейских газет: назревала сенсация. Леваки бросили вызов могущественным оппонентам в лице МВФ, Европейского Центробанка и Еврокомиссии, которые требовали навести порядок в предельно неэкономной греческой экономике путем введения жестких мер экономии. «Сириза» грозила даже покинуть еврозону, если греков заставят затянуть потуже пояса. Между тем международные экономические структуры и евробюрократы рассудили трезво, что они нужны Греции больше, чем Греция им. В результате правительство Ципраса обменяло крикливые лозунги на транш в 86 миллиардов евро и беспрецедентные меры по урезанию государственных расходов. Понемногу, под давлением обстоятельств, безбашенные леваки и евроскептики за считанные годы превратились в умеренных социал-демократов и евроцентристов. Избиратели такие кульбиты не прощают.

Между тем проигрыш «Сиризы» не такой уж и разгромный. «Новая демократия» набрала 39.9% голосов, партия Ципраса финишировала второй с 31.5%, и лишь бонус в пятьдесят парламентских мест, который в Греции полагается партии, обошедшей своих конкурентов, позволил «новым демократам» получить большинство в парламенте, 158 мест из 300, и сформировать свое правительство.

Новый премьер-министр Греции Мицотакис

Новый премьер Кириакос Мицотакис производит впечатление классического либерала-рыночника. Он закончил Стэнфордский университет и Гарвардскую бизнес-школу, работал финансовым аналитиком в лондонских отделениях банка Chase и консалтинговой фирмы McKinsey. С другой стороны, он принадлежит к старому политическому клану. Его отец Константинос Мицотакис был премьер-министром в 1990-1993 годах, сестра была мэром Афин и возглавляла МИД страны, племянник тоже был афинским мэром.

В экономической сфере профессиональные знания и убеждения Мицотакиса позволяют ему идти в фарватере установок внешних кредиторов, которые установили жесткие рамки для греческой экономики вплоть до 2060 года. «Новые демократы» обещают обеспечить годовой рост в 4%, снизить нынешнюю рекордную по европейским меркам безработицу в 18%, привлечь крупные внешние инвестиции для реализации национальных проектов и оживление рынка труда.

Все эти задачи сложные, но подъемные. Проблемы могут возникнуть в символическом поле. Предшествующий сложный политический период привел к обострению политического языка в Греции, ожесточению политической коммуникации. Наблюдатели с облегчением восприняли провал на парламентских выборах неонацистской партии «Золотой рассвет», занимавшей в прежнем парламенте третье место, но которой в этот раз не хватило буквально 0,3%, чтобы преодолеть проходной барьер. Однако усилилось радикальное правое крыло в самой «Новой демократии», в котором лидируют бывший премьер Антонис Самарас и Адонис Георгиадис, известные своими крайне консервативными взглядами. В частности, Георгиадис высказывался критически относительно восстания 1973 года против хунты «черных полковников», священного для греков события.

Усиление правоконсервативной охранительной риторики, да еще в исполнении представителей правящей партии, может привести к серьезному противостоянию традиционно сильных в Греции левых и представителей новой правой волны, вплоть до уличных столкновений. В чем-чем, а в массовых протестах греки сильны и легки на подъем. Это может сильно испортить период пребывания у власти «Новой демократии».

3585 просмотров