Мы готовы вытерпеть все, лишь бы не было войны поединок века: Трамп против Мадуро

Евгений Бай, автор haqqin.az

27 июля президент США Дональд Трамп должен принять локальное для мировой политики, но судьбоносное для нефтяной отрасли Венесуэлы решение, за которое продолжает цепляться разваливающаяся экономика этой латиноамериканской страны. В этот день Трамп решит, продлевает ли его правительство лицензию на работу в Венесуэле нефтяной компании Chevron.

Трамп накануне стратегического решения

Ай, да Chevron, знать она сильна…

Американская Chevron, 7-ая в мире по размеру прибыли нефтяная компания, осталась последним нефтедобывающим гигантом Америки, оперирующим в Венесуэле. В 2007 году тогдашний лидер страны Уго Чавес выгнал из страны две другие крупные нефтяные компании США - Exxon и Conoco. В рамках проведенной национализации им были предложены заведомо кабальные условия по созданию смешанных компаний с венесуэльской Petroleos de Venezuela (PDVSA). Американцы гордо отказались и свернули свой венесуэльский бизнес. Но Chevron, которая работает в Венесуэле уже больше ста лет, неожиданно признала эти условия благоприятными. И в то время как первые две компании начали подавать в суды США и других стран многомиллиардные иски к правительству Венесуэлы (которые до сих пор не принесли никаких результатов), Chevron продолжала исправно трудиться на нефтяных полях Ориноко. Она добывает около 42 тысячи баррелей в день, что, конечно, капля в море по сравнению с общемировом производством компании, но вместе с четырьмя другими компаниями в рамках навязанного сотрудничества с PDVSA американцы выдают на гора уже 200 тысяч баррелей в день, а это четвертая часть всего "черного золота", которое добывает Венесуэла.

особая позиция Chevron

Спасательный круг для Мадуро

И тем не менее венесуэльская нефтянка переживает самый большой спад за последние 70 лет. Когда социалист Чавес пришел к власти в конце 1998 года, страна производила около 3.2 миллиона баррелей нефти в день. С тех пор ее добыча неумолимо сокращалась в связи с волюнтаристской политикой кумира нации и с тем, что Венесуэла стала предоставлять практически дармовую нефть своим союзникам по классовой борьбе с империализмом. (Только Куба в течение нескольких лет получала около 120 тысяч баррелей нефти в день, но в ряду просителей были и Никарагуа, и островные государства Карибского бассейна). А когда к власти пришли некомпетентный, ничего не понимающий в экономике Мадуро и его коррумпированное правительство, отрасль вообще покатилась под откос.

Конечно, сказались и санкции США, которые формально запретили своим компаниям иметь дела с PDVSA и прекратили импорт венесуэльской нефти. В результате доходы страны, которые на 95 процентов зависят от экспорта нефти, резко упали, и у местных производителей кончились деньги, на которые можно было бы купить за рубежом дорогостоящие запчасти для буровых.

учитель и преемник

Но для Chevron американское правительство сделало исключение. И у руководства этой компании сложились весьма дружеские - некоторые аналитики называют их "слишком дружескими" отношения с венесуэльскими властями. Чавес называл "товарищем" и "дорогим другом" управляющего компании по Латинской Америке Али Мошири. В марте 2017 году этот человек, (уже вышедший на пенсию!), поехал на встречу с Мадуро, хотя за несколько дней до этого администрация Трампа ввела запрет для американских банков выдавать кредиты PDVSA и венесуэльскому правительству. После этого американские СМИ подвергли суровой критике руководство компании, когда достоянием общественности стали фотографии встречи двух топ-менеджеров Chevron с Мадуро и вице-президентом Тареком эль Айссами, которого американское правительство считает наркоторговцем.

Но, как говорится, как с гуся вода...

Chevron отвергла все обвинения и продолжала плодотворно трудиться в Венесуэле, обеспечивая тамошних правителей, как считает агентство AP, extramoney, без которых им не выжить.

Парадокс, казалось бы, на фоне анонсированной Белым домом политики, которая заключается в том, чтобы лишить венесуэльских "наркоторговцев" и узурпаторов" каких бы то ни было доходов, добиться ухода Мадуро и проведения свободных выборов? Разумеется, но таких парадоксов в американской политике великое множество.

дорогой друг Али Мошири

В Трампе заговорил бизнесмен

И вот уже экономический советник Трампа Ларри Кудлоу намекает на то, что президент продлит венесуэльскую лицензию для Chevron. "Эта компания показывает отличную работу, - говорит Кудлоу. - У нее обширный список крупных достижений в Венесуэле". И вероятно так оно и будет, ибо Трамп прежде всего бизнесмен, а не политик, к тому же, чрезвычайно дружественно расположенный к американским нефтяным компаниям.

Но если компания все-таки вынуждена будет уйти из Венесуэлы, для несчастной страны это будет катастрофой.

Экономика Венесуэлы, страны с крупнейшими разведанными запасами нефти на планете, находится в состоянии свободного падения. В прошлом году инфляция там составила 130 тысяч процентов, а в нынешнем, как считают эксперты, превзойдет 1 миллион. В стране тотальная нехватка абсолютно всех товаров, включая бензин. В последние три года свыше 4 миллионов венесуэльцев покинуло страну, обретя убежище в Колумбии, Эквадоре, Перу, Чили и других латиноамериканских странах. Но экспертов США волнует и чисто прагматическое следствие, идущее вразрез с интересами их страны. Они опасаются, что в случае ухода последней американской компании из Венесуэлы ее место займут русские и китайцы. Что весьма вероятно, учитывая широкую экспансию Пекина в Латинской Америке и особую любовь, которую испытывает к венесуэльцам глава "Роснефти" Игорь Сечин.

а Сечин Венесуэлу не отдаст

И вот глава Южного командования США адмирал Крег Фоллер, который еще недавно говорил о возможности силового ответа Мадуро, пишет письмо венесуэльским военным. "Знаю, что нас многое разделяет, - говорится в этом письме. - Но у нас есть нечто общее, что выходит за рамки нашего происхождения, языка и идеологии».

Войны не будет, и это главное

Но каким бы сумбурным ни был президент Трамп, он в своей непредсказуемости один из самых предсказуемых президентов за всю новейшую историю Америки. Военная интервенция в Венесуэлу, нашпигованную оружием, с сотнями банд парамилитарес и действующими там колумбийскими левыми повстанцами из "Армии национального освобождения" (Ejercito de Liberacion Nacional - 'ELN) стала бы опаснейшей авантюрой. Точно также непредсказуемыми последствиями грозил бы военный конфликт с Северной Кореей. А сейчас Ким Чен Ын, которого Трамп еще недавно называл "человеком-ракетой" и "мировым изгоем", стал "прекрасным парнем". Похожая ситуация с Ираном, ракетный удар по которому мог бы взорвать весь мировой нефтяной рынок. Теперь по некоторым данным представители Вашингтона начали с этой страной секретные переговоры. И кто знает, может быть, через несколько месяцев произойдет невероятное и американская пресса объявит о встрече Трампа с иранским президентом Роухани. И так ли уж важно, какими соображениям руководствуется президент-бизнесмен в своей внешней политике - желанием похоронить наследие своего предшественника Барака Обамы, или интересами американских деловых кругов? Вспомним, ведь с именем каждого президента США после окончания Второй мировой войны была связана та или иная война или военная операция за рубежом. А Трамп имеет шансы войти в историю как "великий миротворец". И это прекрасно. Как говорили в Советском Союзе, мы готовы вытерпеть все, лишь бы не было войны…

2957 просмотров