«Лучше работать таксистом в Баку, чем вернуться в Физули» haqqin.az о строительной драме в Кешля

Ульвия Худиева, собкор

Снос домов, точнее, построенных из чего попало и как попало лачуг вдоль железнодорожного полотна в поселке Кешля в Низаминском районе продолжается. В первую очередь убирают строения, мешающие прокладке автодороги, которая соединит проспекты Бабека и Гейдара Алиева. В зоне новой трассы осталось не больше пяти домов, владельцы которых предупреждены, что скоро им придется покинуть обжитые места.

Под железнодорожными линиями уже сооружается тоннель для автомобилей и пешеходов, который позволит избежать прежде многочисленных в этом опасном месте аварий и несчастных случаев на железнодорожном переезде. Полном ходом идут ремонт и благоустройство самой станции Кешля.

В общем, поселок обновляется. Но пока это происходит только в той его части, которая ближе к железнодорожным путям. Всей остальной территории положительные перемены никак не коснулись, и проживающие здесь люди очень обеспокоены. Им тоже хочется перебраться наконец из своих лачуг в нормальные, современные квартиры, а не ютиться в самостройках или построенных почти сто лет назад барачного типа зданиях без элементарных удобств.

Надо сказать, что жизнь в поселке всегда была нелегкой. Здесь с советских времен вынуждены были обосноваться те, кому не светило получить квартиру от предприятия и переехавшие в город сельчане. В 90-х к ним присоединились беженцы. Все они или сами буквально лепили себе жилье, или покупали задешево старые постройки, владельцам которых удалось перебраться в новостройки. Жить рядом с действующей железной дорогой, просыпаться от грохота круглосуточно курсирующих составов, переходить через пути, чтобы поехать в город, пойти в школу, попасть на базар совсем не просто. Не говоря уже о том, что десятилетиями о благоустройстве не заботились никакие городские органы. Горы не вывезенного мусора, стаи одичавших собак, крысы и мыши… Так что можно понять, кешлинцев, которые ждут не дождутся, когда их строения в конце концов снесут и им предоставят нормальное жилье в нормальном районе.

Пытаясь прояснить, когда это случится, корреспонденты haqqin.az отправились в Кешля. Въезд на территорию, где идет снос, закрыт, общественный транспорт туда не ходит, и пришлось взять такси. Здесь придется сделать небольшое, но весьма примечательное отступление от темы.

Нам не повезло, рассказывают журналисты, - нарвались на таксиста, который не знал город. Таких, кстати, сейчас развелось немало, и даже навигатор их не спасает. Прежде чем довезти до места, он несколько раз объехал весь поселок. Поинтересовались, откуда он родом. Оказалось, приехал в столицу из Физулинского района, имеет статус вынужденного переселенца, хотя его родное село не оккупировано, и вот уже года три занимается извозом в Баку. Кружа по дорогам в поисках указанного нами места, водитель простодушно заметил, что пару раз возил в Кешля клиентов, но о том, что там есть железнодорожная станция, услышал впервые... Короче, слона он как-то не приметил.

Продолжая разговор, узнали, что название своего родного села в Физули он не помнит, потому что родители привезли его в Баку еще в десятилетнем возрасте. К тому же возвращаться в родные места он не собирается даже после освобождения Физули. «Чем пасти скот в селе, лучше я в Баку таксистом буду работать», - заявил он. Такой вот, потерявший корни человек – и горожанином не стал, и село свое забыл… Очень грустно.  

Тем временем добрались до станции, в окрестностях которой поговорили с теми, чьи дома еще не разрушены.

«Завидуем тем, кто уже переехал. Мечтаем, чтобы и наши дома поскорее снесли, чтобы и мы перебрались отсюда», - говорит один из местных жителей, показывая груды строительного мусора на месте разрушенного жилья. 

Стремление оставшихся здесь кешлинцев становится еще более понятно, когда слышишь гул тяжелой техники, прибавившейся к грохоту вагонных колес. Тучи пыли, горы мусора. Еще живущим здесь к автобусной остановке теперь приходится пробираться между работающими бульдозерами и самосвалами.

Воспользовавшись тем, что подъемный кран остановился на перерыв, по дощаному мостику перебегаем на маленький островок – к домам, которые пока не снесены. Там на нас напала собака, от которой едва удалось отбиться. Хозяин пса уверяет, что это из-за шума животное стало агрессивным. Трудно даже представить, как в таких условиях выживают люди.

В разговоре с обитателями одного из домов выясняется, что нам повезло – мы попали сюда в один из самых тихих дней. Уже три месяца здесь идут одновременно снос, и строительство, но в последние дни из-за жары работы в основном приостановлены.

Жительница дома №4А на 6-й Поперечной улицы Клара Асадова рассказывает, что их дом построен в 1945 году. Из-за строительства и работы техники рядом с ним ветхий домишко пошел трещинами, вот-вот обвалиться. Однако о переезде оттуда местные власти и не заикаются.

«Здесь снесли пять домов, а потом работы остановили. Нас просят потерпеть, говорят, что это временные трудности. Но сколько терпеть, никто не уточняет…», - вздыхает Асадова.

По ее словам, в ответ на их запросы им заявили, что «пока их дом строительным работам не мешает».

Компенсация за снос домов здесь составляет 1-1,2 тысячи манатов, но даже несмотря на столь мизерную сумму, все хотят скорее переехать.

А вот продавец расположенного рядом магазина строительных материалов уверен почему-то, его магазин никто не тронет. И его это устраивает. Шум и пыль его не пугает, он тоже считает, что стоит потерпеть, пока построят новую дорогу. «Тогда и проехать сюда можно будет спокойно, а то раньше осенью-зимой поселок превращался в непроходимое болото», - надеется он.

Другой житель Кешля считает, что поэтапный снос домов вполне разумная и обоснованная мера. «Однако так хочется скорее убраться из этих трущоб», - добавляет он.

10713 просмотров