Тайна взрыва под Северодвинском наш обзор

Евгений Бай, автор haqqin.az

Вот уже целый месяц региональные и федеральные российские СМИ, а также влиятельные издания Запада живо обсуждают трагедию, происшедшую на военном полигоне в 30 километрах от Северодвинска (Архангельская область). Там, на военном полигоне, 8 августа произошел взрыв некой секретной разработки. Два дня спустя «Росатом» сообщил, что этот взрыв произошел во время работ с жидкостной реактивной двигательной установкой с изотопным источником питания. Жертвами инцидента стали пять сотрудников госкорпорации, еще трое были госпитализированы. Также погибли двое военнослужащих, трое получили ранения.

Власти заверяют: все в порядке

Согласно информации Минобороны РФ, никаких выбросов вредных веществ в атмосферу не было, радиационный фон в норме.

Общество приняло данное сообщение к сведению. С тех пор стали появляться все новые факты, свидетельствующие о том, что выброс радиации все же был. Пострадавших во время взрыва распределяли по двум больницам - в Архангельскую областную больницу и Центр им. Н.А. Семашко. Если в Центре им. Н.А. Семашко было все необходимое для работы с облученными пациентами, а сами врачи все время были в костюмах химзащиты и респираторах, то в Архангельской областной больнице ситуация сложилась прямо противоположная.

Газета The Moscow Times и ряд других изданий со ссылкой на источники в больнице, куда привезли пострадавших после взрыва, рассказали, что у одного из медицинских работников, помогавших пострадавшим, обнаружен радиоактивный изотоп в мышечной ткани — нуклид цезий-137. Власти заявляют, что он попал вместе с пищей, а не в результате взрыва, превышения же допустимого уровня радиоактивности ни у кого из врачей не обнаружено. Более того, как было сказано, цезий врач... привез из Таиланда, где «объелся фукусимских крабов».

500 рублей за работу с облученными

12 августа в больницу приехали сотрудники Минздрава. В ответ на вопросы обеспокоенных врачей чиновники пообещали, что врачам выплатят компенсацию за сверхурочные - то есть 500 рублей за пять часов работы с облученными. При этом сам факт облучения представители Минздрава не отрицали. Заранее никому о необходимости работать с облученными не сообщили, а после происшествия заставили подписать соглашение о неразглашении врачебных консультаций. Однако информация о происходящем в больнице все же просочилась в СМИ.

«Они нам врали, что до 17:30 никто в области не знал, что идет радиоактивное заражение, - рассказал изданию News.ru врач Архангельской больницы Павел Ковалев (имя и фамилия изменены по его просьбе). - Все датчики сработали, мэрия в тот же день выпустила на сайте сообщение о том, что пошла радиация. Правда, в тот же день сообщение удалили. Минздрав думал, что у нас нет информации, но постфактум-то мы уже залезли все в интернет, узнали об аварии и о том, кого и откуда к нам привезли. Приехавшие в больницу военные медики войти в палату к пострадавшим отказались, заявив, что «у них дети».

Попытки скрыть правду

Как пишет аналитическое издание Politcom.ru, еще более усугубляет негативный фон вокруг аварии заявление Организации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ОДВЗЯИ), утверждающей, что две мониторинговые радионуклидные станции в Дубне и Кирове перестали передавать ей данные через два дня после взрыва на полигоне под Северодвинском. А 13 августа перестали передавать данные радионуклидные станции в Билибино в Чукотском АО и Залесово в Алтайском крае.

Российские станции мониторинга радиации, входящие в систему Организации Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, могли быть намеренно отключены от передачи данных, чтобы скрыть состав изотопов в ядерном источнике питания взорвавшейся ракеты. Такое мнение высказал попросивший об анонимности источник уральского интернет-издания Znak.com в атомной отрасли. Он отметил, что ситуация не несет угрозы для населения, поскольку объем вещества, которое мог разнести ветер, был незначительным. Однако станции, входящие в международную систему ОДВЗЯИ, могли зафиксировать и малое количество вещества, что сделало бы доступной для иностранцев засекреченную информацию об изотопном составе, использованном в источнике питания.

Версия CNBC

Свою версию случившегося представил американский телеканал CNBC. Ссылаясь на данные американской разведки, он сообщил, что взрыв в Северодвинске произошел во время операции по спасению ядерной ракеты, потерянной на дне океана.

«Произошедшее не было новым запуском, это была миссия по подъему потерянной при предыдущих испытаниях ракеты», - сказал источник телеканала, который знаком с оценкой американской разведки. «На одном из судов, участвующих в операции, произошел взрыв, который вызвал реакцию в поднимаемой ракете, что привело к утечке радиации», - сказал другой собеседник телеканала.

Газета The New York Times сообщила, что речь идет об испытаниях ракеты с ядерной энергоустановкой «Буревестник».

Такую версию поддержал и президент США Дональд Трамп, который написал в Twitter, что взрыв «российского Skyfall («Буревестник» в американской классификации) заставил многих поволноваться из-за возможного загрязнения воздуха». Российская дипломатия тут же бросилась в контрнаступление, обвиняя самих США в случившемся.

Исполняющий обязанности постоянного представителя России при международных организациях Алексей Карпов сообщил, что испытания под Северодвинском были связаны с разработкой оружия в связи с выходом США из договора по ПРО. Выступая на сессии рабочей группы подготовительной комиссии Договора об ограничении систем противоракетной обороны, дипломат уточнил, что никакого отношения к ядерным испытаниям авария в Архангельской области не имеет.

Вероятно, мир никогда не узнает, какая из версий случившегося под Северодвинском - российская или американская - является единственно верной. В самой России, похоже, уже привыкли к такого рода событиям - гибели подводников высокого ранга при испытании нового аппарата, к чудовищным наводнениям, гигантским лесным пожарам и другим катаклизмам…

Единственный позитив заключается в том, что, в отличие от времен Чернобыля, властям не представляется возможности «задавить» тему радиационных выбросов в зародыше. Этому препятствует интернет и развитые социальные сети. На страже стоит и российское законодательство, по которому сведения об экологических катастрофах не могут составлять государственную тайну.

11805 просмотров