Киргизию перестал устраивать Евразийский союз, или хочешь овцу, проси верблюда

Виктория Магда, специально для haqqin.az

В Бишкеке 25 сентября стартовала «Евразийская неделя -2019». Форум собрал более 2 тысяч участников из стран Евразийского экономического союза (ЕЭАС). Премьер-министр Киргизии Мухаммадкалый Абылгазиев заявил, что ЕЭАС уже сегодня можно воспринимать как уникальный межгосударственный орган, который становится ключевым игроком в мировой экономике. Однако есть и проблемы – это дискриминация одного из участников интеграционного объединения, в частности, Киргизии.

Киргизия давно снискала репутацию самого недовольного участника Евразийского экономического союза (ЕАЭС). В разное время Бишкек выражал острое недовольство действиями то властей Казахстана, то властей России, то властей Белоруссии. Каждая причина подобного недовольства была связана с тяжелой социально-экономической обстановкой в республике и несбывшимися надеждами на помощь партнеров. То есть помощь,сама по себе, оказывалась, но Бишкеку она казалась недостаточной.

Сегодня Киргизия возмущена ограничениями, введенными Москвой на денежные переводы. Еще больше неравноправным положением в ЕАЭС. Так, если для граждан Армении верхний предел суммы перевода установлен на отметке 1 млн рублей, а для казахстанцев – 150 тыс. рублей, то граждане Киргизии, работающие в России, могут отсылать домой только 100 тыс. рублей.

Не исключено, что такая «разноголосица» может быть связана с количеством трудовых мигрантов из той или иной страны, состоящей в ЕАЭС, и желанием российских властей упорядочить и уравновесить «исходящие» денежные потоки. То есть из Киргизии в России больше трудовых мигрантов, чем из Армении, поэтому, чтобы объемы пересылаемых на родину денег были бы сопоставимы, для граждан Киргизии установлен низкий максимальный порог, а для граждан Армении – более высокий. Другой разговор, кому понадобилось устанавливать такое равновесие и чем таким угрожает российской финансовой сфере перекос в сторону одного из членов ЕАЭС, что понадобилось уравнивание объемов переводов?

Этот вопрос обсуждался в киргизском парламенте. Большинство депутатов, (по данным ресурса Kaktus. media, 73%) связаны с бизнесом, поэтому кровно заинтересованы в переводах из России. «Установление лимита на отправку денежных переводов в Кыргызстан противоречит нормам ЕАЭС», – заявил депутат киргизского парламента Сагындык Келдибаев. По словам народного избранника, членство Киргизии в ЕАЭС не в полной мере оправдало ожидания, связанные с облегчением порядка пребывания и работы трудовых мигрантов. Депутат попинал киргизское правительство в бездействии.

Премьер-министр Киргизии Мухаммедкалый Абылгазиев учел замечание народных избранников и поднял эту тему на форуме «Евразийская неделя-2019» в Бишкеке. По мнению киргизского премьера, лучше было бы подумать об уравниловке в правах мигрантов и местных жителей, а также реально приступить к отмене ограничений на свободное передвижение капитала, товаров и услуг.

Критическое выступление главы правительства Киргизии многие участники форума сочли справедливым. И даже председатель Евразийской Экономической комиссии Тигран Саркисян признал критику, отметив, что в целом, у «Киргизии были достаточно высокие ожидания от вступления в Евразийский экономический союз». Он отметил, что бизнес Киргизии не был готов к работе на общем рынке ЕАЭС. «Было впечатление, что со вступлением Кыргызстана в ЕАЭС все экономические и социальные проблемы должны быть решены. Барьеры, бюрократические препоны должны были быть сняты. Здесь нам надо вместе поработать, чтобы максимально ослабить их. С другой стороны, завышенные ожидания связаны с тем, что бизнес не был готов к работе на общих рынках», – уверен Тигран Саркисян. Впрочем, власти республики не скрывали, что Киргизия вступает в альянс в надежде, что этот шаг разрешит все внутренние проблемы экономического свойства. Но это далеко не так в корне. ЕАЭС никаких обязательств на этот счет на себя не берет. А потому в Киргизии, где в обществе и у политической элиты в целом нет достаточного понимания сути межгосударственного объединения, до сих пор спорят о том, нужно ли государству оставаться в ЕАЭС или лучше покинуть организацию.

Помимо проблем внутреннего характера, трудности Киргизии вызваны тем, что республика все еще не вступила полноценно в ЕАЭС, «остались промежуточные звенья, которые ей предстоит и следует пройти», чтобы рассчитывать на блага, которые может дать интеграционное объединение. Вместе с этим к протестам Бишкека в той части, где он сетует на переплетение экономических проблем с политическими, т.е. где политика диктует некие экономические ограничения, несомненно, следует прислушаться. Но с другой стороны, самому Бишкеку не стоит заниматься спекуляциями на этот счет, искать кошку в темной комнате, где ее нет, и вести себя честно в отношении партнеров.

Например, желание Казахстана навести порядок в контроле товаров, которые перемещаются через киргизско-казахстанскую границу, киргизская сторона объявила политически мотивированным решением и по ходу оскорбила главу Казахстана Нурсултана Назарбаева. Это при том, что общеизвестно – Киргизия является лидером по объему контрабанды товаров. Ситуация при этом настолько проста, что подтверждается официальными данными. Например, по документам таможенников Китая, за последние 20 лет из Поднебесной в Киргизию было перевезено товаров более чем на 60 млрд долл. У их киргизских коллег этот же показатель составляет менее 12 млрд долл. Разница – почти 50 млрд долл.! А эти товары в большинстве своем в дальнейшем шли на рынки Казахстана и России. Естественно, что в ЕАЭС был поставлен вопрос о взятии под контроль киргизских границ, ведь таможенные платежи поступают в общий фонд ЕАЭС, а потом делятся по установленным долям, и на деле получалось, что Казахстан, Россия и Белоруссия за счет собственных таможенных платежей фактически поддерживают бюджет Киргизии.

Выступление Мухаммедкалыя Абылгазиева эксперты считают «просчитанной атакой» по восточному принципу: нужно требовать верблюда, чтобы получить хотя бы овцу. Но ситуация более серьезная, чем представляется Бишкеку – в частности, Казахстану настолько надоели «контрабандные художества» соседа, что, по настоянию казахстанского общественного фонда Transparency Kazakhstan Нур-Султан поставил вопрос пресечения контрабанды китайских и турецких товаров из Киргизии в формате ЕАЭС.

По сути это означает, что участники альянса сами возьмутся за контроль импорта в Киргизию, в частности на таможенном пункте Ишкертам, потому что серый экспорт Киргизии в той или иной степени стали ощущать все страны интеграционного объединения.

«Коррупция на таможне является одной из основных проблем в Центральной Азии. При этом Киргизия лидирует в регионе по объему контрабанды товаров. Наша организация, которая, к слову, существует с прошлого века, сравнила статистические таможенные данные, предоставленные соседними странами. Если разница в цифрах превышает 50%, очевидно, речь идет о контрабанде», – сказал в беседе с автором председатель попечительского совета общественного фонда Transparency Kazakhstan Марат Шибутов. В частности, за 20 лет киргизская таможня зарегистрировала поступившие из Китая товары на общую сумму 11,64 млрд долл. При этом китайская таможня посчитала, что через границу в направлении Киргизии перевезено товаров на 61,667 млрд долл. Разница составляет 50 млрд долл. За 2017 год киргизская таможня зарегистрировала китайских товаров на сумму чуть более 1,5 млрд долл, китайская – 5,337 млн долл. Разница составила почти 3,9 млрд долл. Из Турции за те же 20 лет объем поставок составил 1,129 млрд долл. А по данным турецкой таможни, товаров было отправлено на 2,968 млрд долл. Разница составляет 1,839 млрд долл.

6031 просмотров