У оппозиции запал ушел, осталась усталость о протестах в Пакистане

Икрам Нур, автор haqqin.az

В пакистанской столице продолжается «сидячий протест» оппозиции, главным требованием которой является отставка премьер-министра страны Имрана Хана.

Тысячи протестующих во главе с лидером партии Джамиат Улема-и-Ислам Фази (JUI-F) Фазл-ур-Рехманом, совершив 31 октября марш-бросок на Исламабад, разбили в столице лагерь, где и продолжают находиться к этому часу.

То тут, то там возле палаток ораторы еще продолжают выкрикивать антиправительственные лозунги и произносить гневные спичи - но чувствуется, что запал ушел, уступив место усталости. Да и того массового действа, которое обещали лидеры оппозиции своим сторонникам - явно не получилось.

Презентуя замысел «марша на Исламабад», Фазл-ур-Рехман говорил о том, что соберет на него миллион противников Имрана Хана. Видимо, эта же цифра звучала и в его переговорах с политическими партнерами, а также спонсорами - представителями «старых семейств», чувствующих, что могут лишиться усилиями нынешнего премьера если не всего - то очень многого.

Не получилось. В Исламабад под знаменами Джамиат Улема-и-Ислам пришло от десяти до пятнадцати тысяч, невеликое, прямо скажем, количество народа - ни Имрана Хана напугать, ни статус себя как главы оппозиционных сил утвердить. И оргвыводы последовали незамедлительно - лидеры PML-N и PPP, партий, представляющих интересы «старых семейств», публично протесты поддержали, но свое личное участие в них свели до минимума, а в Исламабаде, в лагере демонстрантов, вообще не появились.

Кроме того, не оправдал надежд маршировавших столицу Пакистана и сам Имран Хан. Вместо того, чтобы, как предусматривалось сценарием оппозиции, дрогнуть и вступить в переговоры, на которых из него можно было бы путем легкого шантажа и апеллирования к толпе «вить веревки» - он сразу и категорично заявил, что ни в какую отставку не собирается. И уж тем более - не намерен объявлять досрочные выборы. Есть проблемы - вот вам специальная правительственная комиссия, в нее и обращайтесь, а у премьера и без вас забот предостаточно. Протестовать - протестуйте, ваше законное право, но только в специально отведенном для этого месте. Будете нарушать общественный порядок - палками погоним из столицы туда, откуда пришли.

Пять лет назад Имран Хан сам проводил в Исламабаде 126-дневный митинг протеста, а потому понимание того, с чем он имеет сейчас дело, у него отличное, прекрасно знает все сильные и слабые стороны нынешнего мероприятия и, как выяснилось, умело этим знанием пользуется.

В итоге, Фазл-ур-Рехман оказался со всех сторон в убытке - перед теми, кто в пакистанском истеблишменте на него ставил, он теперь выглядит, мягко говоря, несерьезным болтуном. А значит, помимо урона имиджу, ему еще и оплатить марш-бросок - довольно затратное, нужно отметить, мероприятие - явно придется из своих средств.

Пустыми надеждами оказались и чаяния «старых семейств» на то, что марш-бросок на Исламабад заставит премьера стать мягче в вопросах борьбы с коррупцией. На сегодняшний день в Пакистане уже сидят два экс-премьера и один президент страны, под следствием находятся десятки тех, кто еще вчера был неприкасаемым небожителем - и останавливать этот маховик Имран Хан не намерен. В чем, кстати, его поддерживают военные и разведка, легендарная ISI. Которая, как говорят, из своих архивов регулярно подбрасывает следователям папочки с крайне интересные  документами.

Но главный вывод, который следует из всего, связанного с «марш-броском», заключается в том, что основная масса населения Пакистана отказала оппозиции в своей поддержке. Люди все еще верят Имрану Хану, все еще верят в «новый Пакистан», который он им обещал - и откровенно игнорируют протестную кампанию «старых семейств» и сомкнувшихся с ними представителей духовенства.

Разумеется, они не откажутся от борьбы - и следующая их атака на власть будет еще более яростной, изощренной и ожесточенной. На кону - десятки и сотни миллионов украденных у страны долларов, статус и власть, от такого не отступают. Но некоторое свободное от внутренних потрясений время Имран Хан у своих врагов, как думается, все же выиграл. К сожалению, на этом для него хорошие новости заканчиваются - премьеру Пакистана предстоит с головой окунуться в международные проблемы.

Главные из которых называются Афганистан и Китайско-Пакистанский экономический коридор. Активное участие Исламабада в афганском мирном урегулировании критически важно для Пакистана, поскольку именно через это и только так власти страны могут надеяться на благосклонность Вашингтона и лично Дональда Трампа. А значит - у Имрана Хана появится возможность хоть немного дезавуировать все громче звучащие обвинения в адрес его страны - поддержка и финансирование «международного терроризма» по нынешним временам, по сути, приговор для любого государства.

С Пекином пусть все внешне и благополучно, но определенные сложности присутствуют. Исламабаду необходимо убедить китайских партнеров в том, что Пакистан в состоянии обеспечить безопасность строящегося «экономического коридора» и сможет защитить его как от состоящих на жаловании в Нью-Дели белуджских сепаратистов, так и собственно индийских посягательств - при Нарендре Моди и безумном всплеске национализма в Индии всего можно ожидать, особенно после Кашмира. У правящих индийских элит сейчас пьянящее головокружение от успехов - ожидать можно всего.

И все это не отменяет необходимости продолжения реформ в самом Пакистане - а здесь придется оттоптать десятки, сотни, а то и тысячи «любимых мозолей» у всех классов. Так что покой Имрану Хану в ближайшем будущем может только сниться. Исламабад - не то место, где, получив власть, можно считать, что «жизнь удалась».

1407 просмотров