Тихо ушел скромный миротворец, построивший страну

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Государственные СМИ Омана сообщили, что в возрасте 79 лет скончался султан Кабус бен Саид. В стране объявлен трехдневный траур.

В 1970 году, сместив отца в ходе бескровного государственного переворота, он пришел к власти в султанате, о котором было известно лишь то, что он находится где-то там, в захолустье Аравии. И лишь дипломаты, географы да генштабисты могли безошибочно указать его местонахождение на карте мира. Здесь он правил 50 лет, поставив рекорд по времени пребывания у власти, а встретиться с ним стремились самые известные звезды из мира политики – от Маргарет Тэтчер и Рухоллы Хомейни до Анвара Садата и Беньямина Нетаньяху, не говоря уже о прочих, включая сюда принцессу Диану, Хиллари Клинтон, королей, президентов и императоров.

Таким мы запомним его, последнего просвещенного монарха Востока султана Кабуса

Этот невысокий и худощавый человек обладал особым даром, позволявшим ему выслушать любого собеседника. За время его правления Оман стал настоящей ближневосточной Швейцарией для политиков, дипломатов и разведчиков, прекрасно знавших, что здесь они могут спокойно проводить самые конфиденциальные встречи со своими противниками, а при необходимости – просить султана Кабуса выступить посредником. Саудиты и повстанцы-хуситы, иранцы и американцы, эмиссары Москвы и Пекина, израильтяне и палестинцы – кто только не пользовался гостеприимством Маската для ведения переговоров, сам факт которых мог бы стать настоящей информационной бомбой.

*

Но и это не все деяния Кабуса, за которые он заслуживает добрых слов. Определение «захолустье Аравии» для Омана в начале 70-х прошлого столетия – отнюдь не преувеличение. Международная изоляция, деспотическое правление, словно списанное со средневековых стандартов, запрет подданным слушать радио, использовать бетон и носить солнцезащитные очки без специального разрешения султанской канцелярии – вот что представляла собою страна под властью династии Аль Саид, правившей здесь с 1744 года. Единственный сын и наследник султана Саида бен Теймура, родившийся 18 октября 1940 года и в 16 лет отправленный в британское  частное учебное заведение в Бери-Сент-Эдмунд – ну а где еще получать образование выходцу из арабской элиты в те времена – к этому времени видел будущее своей страны по-иному.

Стандартный по тем временам образовательный набор, который Великобритания предлагала отпрыскам знатных семей из «туземной элиты», оказался вполне достаточным для формирования мировоззрения юного Кабуса. Королевская военная академия Сандхерст, служба в элитном 1-м батальоне The Cameronians в британской оккупационной зоне в Германии, вновь студенческая скамья – изучение системы британского местного самоуправления. В общем, когда наследник после кругосветного путешествия вернулся в 1966 домой и побеседовал с владетельным папой, то султан Саид бен Теймур почел за благо отправить Кабуса… под домашний арест, приставив к нему сразу нескольких местных правоведов и богословов - для внушения правильного образа мыслей, надо полагать.

В покойном султане был стальной стержень, позволяющий ему не гнуться, а прогибать мир под себя

Помогли британские друзья, которые, как выяснилось позже, были связаны, вот совпадение, и с MI-6, и с министерствами обороны и иностранных дел Великобритании, и даже с тогдашним премьером Гарольдом Уилсоном, санкционировавшим не только освобождение Кабуса из-под домашнего ареста, но и возведение его на престол. Обошлось без крови и отцеубийства, Саид бен Теймур удалился в Британию, где прожил еще два года, получая солидную пенсию от почтительного сына, а новый султан взял бразды правления в свои руки.

И ужаснулся. Три школы на всю страну, всего 10 километров асфальтированных дорог, уровень детской смертности в 75 процентов, а уровень грамотности – 5%, отсутствие собственной валюты, официально существующее рабство, натуральное хозяйство как основа экономики… Для 1970 года - это даже не захолустье Аравии, это уже какая-то Тропическая Африка по уровню развития. И вдобавок – мятежная провинция Дофар, где всем заправляли местные маоисты, которых натаскивали и вооружали советники из Китая, Южного Йемена и даже из Северной Кореи и Организации Освобождения Палестины.

С помощью Ирана, Иордании, Великобритании, Пакистана, Саудовской Аравии и при прямом участии их вооруженных сил к марту 1976 года мятеж удалось подавить. А одновременно с этим султану пришлось совершить самую настоящую революцию в экономике страны. Строительство школ и больниц, сооружение дорог и портов, электрификация и ликвидация безграмотности. Плюс к этому – введение национальной валюты, отмена рабства, появление банков, отелей, страховых компаний, газет, университета и так далее, и тому подобное.

В 2010-м, на сороковом году правления султана, Оман, согласно данным Организации Объединенных Наций, занял первое место в мире по показателю развития человеческого потенциала за предыдущие 40 лет, опередив в этом Китай. 23 июля, день восшествия Кабуса на престол, отмечается в Омане как национальный праздник, день Возрождения. Вполне заслуженно, не находите?

Молитвы своего народа султан Кабус вполне заслужил

Покойного султана с полным на то правом можно назвать последним просвещенным монархом этого мира, приведшим страну к процветанию. Причем, это был именно монарх, прекрасно понимавший всю специфику правления на Востоке. То есть – при случае совершенно не боявшийся «употребить власть». Местную оппозицию он держал в «ежовых рукавицах», если необходимо – отправлял в тюрьму «за оскорбление Величества» или «причинение Султану огорчения». Причем, это в равной степени касалось и исламистских радикалов, и прозападно настроенную общественность.

Не менее жестко действовал он и в тех случаях, когда возникали общественные протесты. Тут уж в ход шли и дубинки, и слезоточивый газ, и массовые задержания, и стрельба боевыми в воздух. Хотя, справедливости ради, были и разбирательства другого рода – с причинами возникновения этих протестов. И тогда под суд шли уже чиновники, виновные в коррупции, злоупотреблениях, «ненадлежащем исполнении своих обязанностей» и «обмане Султана». Словом, и просвещенный, и реформатор – но все же монарх, и это «монархическое», да еще помноженное на местную специфику - было в нем весьма сильным.

Но стальной стержень этого правителя проявлялся не только во внутренней политике. Еще заметнее он был во внешней. Его независимость и самостоятельность, отказ «примкнуть» к чьей-то линии неоднократно вызывали раздражение влиятельных внешнеполитических партнеров Омана. Им неоднократно бывали недовольны в Эр-Рияде, Вашингтоне, Тегеране – но он никогда не изменял себе и не уступал нажиму, что бы ни обещали и как бы ни давили. И в конце концов именно это качество Кабуса сделали Оман мировым «центром тихой дипломатии», той самой местной «Швейцарией» образца 30-40-х годов прошлого века, которая была показана в фильме «Семнадцать мгновений весны».

Новый султан Хайсам бен Тарек Аль Саид обещает Оману и миру преемственность курса своего покойного двоюродного брата

На мой взгляд, султан Кабус заслуживал Нобелевскую премию мира куда больше, чем многие нынешние ее «лауреаты» - но теперь что уж об этом говорить. Куда важнее добрая память о нем, прежде всего – у граждан Омана. Хотя, вот как раз с этим все в порядке, их доброе отношение и молитвы ему гарантированы…

Ну а у Омана – новый султан. Им стал уже приведенный к присяге Хайсам бен Тарек Аль Саид, двоюродный брат покойного Кабуса, до этого занимавший пост министра культуры и наследия страны. 65-летний новый правитель Омана обещает преемственность курса своего предшественника. Хорошо, если бы так, загадывать не будем. Но даже если он и выполнит свои обещания – Оман все одно не останется прежним. Ведь ушел не просто султан Кабус, ушла эпоха.

17291 просмотров