Туман войны продолжает висеть наша аналитика

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Совместное заявление участников саммита по Ливии в Берлине содержит призывы к прекращению огня, соблюдению запрета на поставки оружия и охрану ливийских нефтяных объектов. Документ подписали представители 16 стран и организаций.

Но главное в этом, включающем в себя 55 пунктов, документе на шести страницах заключается в том, что вероятность исполнения изложенного в нем крайне мала. Ливийский конфликт, который в наступившем 2020 году станет одной из самых обсуждаемых международным сообществом проблем, давно из просто гражданской войны с иностранным участием превратился в клубок противоречий между его внешними системными участниками.

И сегодня совсем не противостояние Халифы Хафтара и признанного ООН правительства Фаиза Сарраджа определяет логику развития дальнейших событий в этой североафриканской стране – все решается в других столицах. И одно это обстоятельство заставляет воспринимать совместное заявление, принятое на Берлинской конференции, совершенно иначе, чем это преподносят СМИ. Это не документ об урегулировании ливийского конфликта – это своеобразный «список дел», о котором международное сообщество будет неспешно вести диалог в этом году, вчера – в Берлине, в ближайшее время – в швейцарской Женеве, ну и так далее.

На конференции в немецкой столице красной нитью через всю ткань выступлений и кулуарных бесед проходило одно – категорическое нежелание большинства участников конференции действовать решительно. Подлинное единство съехавшихся в Берлин высоких гостей, за редким исключением вроде Эммануэля Макрона, Владимира Путина и Реджепа Эрдогана, проявлялось только в одном - мировые лидеры напрочь отказываются от сомнительной чести стать посредниками в достижении соглашения о разделении полномочий между Хафтаром и главой признанного международным сообществом правительства Файезом Сарраджем.

Да, собственно, и сам саммит был не про примирение враждующих сторон, его главной целью стала инициатива, выдвинутая Ангелой Меркель - добиться соглашения между внешними системными участниками ливийского конфликта о прекращении ими поддержки местных игроков. Цель настолько же благородная, насколько и совершенно утопическая. Поскольку не для того спонсоры ренегат-фельдмаршала и правительства Сарраджа вкладывали в них деньги, чтобы вот так вот все взять и прекратить.

Интерес этих внешних участников – Турции и Катара с одной стороны, ОАЭ, саудитов, Каира и, отчасти, Парижа – находится на несколько ином уровне, чем вопросы, решаемые в противоборстве Ливийской национальной армии (ЛНА) Хафтара и Правительства национального единства (ПНА) в Триполи. И главная проблема основной части собравшихся в воскресенье, 19 января, в Берлине заключается в том, что они это прекрасно понимают, но реально оказать давление на спонсоров того же ренегат-фельдмаршала не могут.

Остается только взывать к их добрым чувствам и морали, в надежде, что эти призывы найдут отклик и ввергнут внешних игроков в пучину альтруизма, заставив отказаться от поставок оружия. Причем, если не откажутся – то никаких карательных мер против них принято не будет. Гражданская война в Ливии идет уже восемь лет, эмбарго ООН на поставки туда вооружений действует столько же, но хоть раз кто-то был наказан за его нарушение? А между тем ни в оружии, ни в боеприпасах воюющие стороны недостатка не испытывают.

Отдельным вопросом является расширение участия в конфликте наемников из других стран. О недопустимости подобного в Берлине достаточно жестко заявил Эммануэль Макрон, однако, упомянув при этом, почему-то, только отряды прокси, воюющие на стороне Триполи. Но эта крайне острая тема, вокруг которой могли разгореться нешуточные дебаты, продолжения не получила. Прозвучали лишь заверения, что ее рассмотрят. Когда-нибудь… Возможно.

Что же касается пресловутой «мониторинговой комиссии 5+5», в которую войдут по пять представителей конфликтующих в Ливии сторон - главы Правительства национального согласия (ПНС) Фаиза Сараджа и не признающего ПНС генерала Халифы Хафтара, то здесь остается лишь иронично улыбнуться. Уж эти-то отследят, будьте покойны и готовьтесь к регулярным склокам по поводу того, кто первым выстрелил. В момент, когда шла Берлинская конференция, отряды ренегат-фельдмаршала совершали минометный обстрел окраин Триполи. А к вечеру обнародовали заявление, что сделали это «неизвестные провокаторы», предположительно – по поручению руководства ПНА.

Участники саммита, кстати, одобрили идею отправки в Ливию международной группы экспертов, которые будут следить за соблюдением режима прекращения огня. Остается только посочувствовать этим людям – небольшой группе людей предлагается выполнить задачу, которую, если подходить здраво, должны решать пара батальонов «голубых касок» ООН. Очень похоже на имитацию миротворческой деятельности, а отнюдь не на конкретные и решительные шаги, не находите?

К слову, вопрос о «голубых касках» был поднят в ходе дискуссий. Но так же как и об иностранных наемниках – отложен в долгий ящик. Не сейчас, дескать. Ангела Меркель, например, заявила о том, что совершенно преждевременно говорить о возможности участия бундесвера в миротворческом контингенте под эгидой ООН. Речь об этом пойдет лишь после того, как прекращение огня станет постоянным. Это что же - еще восемь лет должно пройти? Или предлагается дождаться, когда стороны физически перебьют друг друга?

Большинство участников Берлинской конференции упорно делали вид, что категорически не понимают очевидного. Того, что первый «местный» уровень конфликта – война между ЛНА и ПНС – это война за обладание ресурсами и финансовыми потоками. Нефть, контрабанда оружия, отчасти - рынок наемников, работорговля и нелегальный рынок миграции – в этих метастазах ливийского конфликта крутятся огромные, по местным меркам, деньги, и тем же полевым командирам и предводителям племенных ополчений, всем этим «военным лордам» прекращение войны крайне невыгодно. К миру их можно принудить только жесткостью и силой.

Но, как показал воскресный саммит в немецкой столице, мировое сообщество к применению этой самой силы не готово. Конфликт в самой Ливии и сопровождающий его конфликт вокруг Ливии стремительно расширяются, втягивая в свою орбиту все больше участников, причем – зачастую неожиданно для них самих. Но пока они не видят в этом для себя серьезной угрозы и предпочитают избегать резких решений.

Собственно, мирное урегулирование в этой стране внешним игрокам не особенно-то сейчас и интересно. Важнее выиграть в другом, более важном – в борьбе за газовые месторождения и маршруты из Восточного Средиземноморья. В «осаживании» региональных амбиций Анкары и Катара. В перехвате контроля нелегальной миграции для «щекотания Европы»… Ну а Ливия подождет до лучших времен. Если, конечно, к этому времени от нее что-то останется.

Несмотря на широкие улыбки и дружественные рукопожатия во время групповой фотосессии, перед началом саммита в воздухе висело несколько важных вопросов: смогут ли главы государств и правительств уговорить, убедить или принудить конфликтующие стороны окончательно прекратить бои? И если да, то каким будет политическое будущее Ливии, кто в нем будет играть решающую роль? Что ж, осмысливая итоги Берлинской конференции, пусть хоть об одном, но можно сказать предельно конкретно – эти вопросы как висели, так и висят.

5798 просмотров