Не так страшен коронавирус, как его малюют слово публицисту

Тенгиз Аблотия, автор haqqin.az

Весь мир все больше охватывает паника. Предрекают крах экономики: летят вниз биржевые индексы, дешевеет нефть... А все из-за китайского вируса, который не на шутку испугал всех поголовно, включая даже тех, кто видит китайцев у себя в стране не чаще двух-трех раз в год.

Целые страны вводят карантин, отменяют авиарейсы, заседают правительства, санкционируя чрезвычайные меры. В общем, мир бурлит и волнуется – коронавирус наступает!

Если не выходить на улицу и отслеживать ситуацию исключительно по СМИ и интернету, складывается до дрожи пробирающее ощущение, что наступает нечто, что видели только в дешевых триллерах: разгуливающие по улицам зомби, массовая гибель населения, обезлюдевшие города и зловеще скрипящие по ночам двери в опустевших домах.

Впрочем, если все-таки выйти на улицу, вернуться к реальности и попытаться понять, что же все-таки происходит, то можно более трезво оценить ситуацию.

Так вот, хотя только и слышишь: «В Китае от коронавируса погибли уже…», «Вакцины нет и не предвидится», «Как китайцы вообще выживут в этой катастрофе?!», в Поднебесной на самом деле за все время эпидемии, по данным на 2 февраля, умерли 305 человек, более 14 тысяч случаев заболевания.

Вдумайтесь: 305 жертв и более 14 тысяч инфицированных за месяц. В Китае. С 1,5-миллиардным населением. Не владею точной статистикой, но могу предположить, что в том же Китае за день в автоавариях гибнет народу не меньше, чем за месяц от вируса.

Ну, хорошо, черт с ним с Китаем, когда эпидемия грозной поступью шагает по всему остальному миру. Может, и впрямь в Европе и Америке опустеют-таки города? Но опять цифры заражений шокируют. Например, в Германии число заразившихся новым коронавирусом 2019-nCoV достигло 10 человек. Еще «страшнее» обстоят дела в Сингапуре – там коварный вирус поставил под угрозу жизни 18 человек. Масштабы мировой пандемии ужасают – если так продолжится, то инфицирование смертельным вирусом за пределами Китая достигнет рекордных 300 или еще хуже - 400 человек...

В общем, человечество разнежилось и раскисло, стало более слабодушным, менее выносливым и мужественным, а потому и более мнительным и трусливым. Чем лучше и сытнее жизнь – тем больше страхов, как реальных, так и надуманных. Оттого в Швеции самоубийств больше, чем в Афганистане. У шведов есть время ломать голову над незначительными проблемами, а у афганцев такой роскоши нет – для них утром вышел на улицу, вечером вернулся живой – уже достижение.

А все началось со СПИДа. Помните, какой невероятный шум наделало это заболевание в 1980-е годы? Идеальный вариант нового великого потопа и конца человечества... Графики, диаграммы, прогнозы роста заболеваемости, которые, как правило, предрекали вымирание сотен миллионов человек...

Сколько денег было освоено различными международным фондами по борьбе со СПИДом?! Книги, брошюры, социальная реклама, сотни мероприятий, конференций, симпозиумов и прочей болтологии. На борьбу со СПИДом было потрачено столько денег, что их хватило бы на то, чтобы вылечить всех инфицированных, потом снова заразить, а потом снова вылечить.

И что? Чем все закончилось? Гора родила мышь - СПИД продержался в топ-новостях с десяток лет, а потом умники из лабораторий без шума, без рекламной кампании и раздачи флаеров на улице создали лекарства, которые позволяют сдерживать развитие болезни и фактически гарантируют инфицированным долгую и здоровую жизнь.

Пожалуй, самая большая потеря, которую понесло человечество от СПИДа, – это Фредди Меркьюри, который, как известно, умер как раз от этой болезни. Хотя тут, скорее, все похоже на изысканную форму самоубийства, так как он скончался только после того, как перестал принимать лекарства.

Потом были эпидемии поскромнее. Помните всеобщую панику по поводу такого явления, как птичий грипп? Прогнозы тоже были угрожающие - мучительную смерть предрекали чуть ли не половине человечества. Как сейчас помню, в Грузии народ массово перестал есть курятину, хотя все прекрасно знали – при 100 градусах все виды заразы умирают без всяких шансов на выживание.. Но нет, курятину перестали покупать, едва не поставив на грань банкротства птицеводческую промышленность страны.

А сам птичий грипп ушел в историю, оставив за собой колоссальное число жертв – аж целых 54 человека... И как человечество смогло пережить такую катастрофу?

Потом был свиной грипп, который практически обнулил потребление свинины во многих странах, а его последствия были еще кошмарнее – от свиного гриппа погибли… 0 (ноль) человек. То есть попросту говоря, никто не умер.

А еще была атипичная пневмония, потом лихорадка Эбола, которая в 2015 году была признана международным сообществом как одна из самых актуальных проблем человечества, наряду, например, с войной в Сирии. Вирус Эбола за пределами Африки никто не видел, хоть он и был среди важнейших проблем. В Африке, правда, поубивал немало народу - 2 700 человек. Но там Эбола не новость, да и кого особо волнует Африка, там периодически погибает куча народу - не от Эболы, так еще от какого-нибудь вируса, не от вируса, так от голода, не от голода, так от войны…

В общем, разнежилось человечество - и эпидемии какие-то жиденькие пошли, и природные катастрофы уже не тянут на прошлые масштабы.

Эх, а ведь были времена и замечательные деньки. Например, в Византии в 541 году эпидемия чумы унесла жизни 100 миллионов человек – каждый четвертый житель Средиземноморья. Позднее, в средние века, эпидемия бубонной чумы убила 200 миллионов европейцев – более 40% населения. Опустели целые города и села, даже убирать трупы с улиц было некому.

Кстати, нынешний рациональный и относительно человечный тип капитализма обязан своим существованием именно эпидемии «черной смерти» – из-за нее количество рабочей силы сократилось, земли обрабатывать стало некому и крупные землевладельцы вынуждены были в большей степени учитывать интересы батраков. Оттуда все и началось…

Так что, когда вы сегодня сядете в уютную немецкую машину, вспомните - ее могло бы и не быть, если бы чума не убила 200 млн человек, сделав рабочую силу дефицитной и, соответственно, более ценной.

А еще в XVIII веке оспа убила 60 миллионов европейцев. Она же уничтожила 90% ацтеков и инков, хотя в этом геноциде обычно обвиняют 200 сумасшедших испанских конкистадоров. И определенный смысл в этом утверждении есть, так как именно испанцы принесли в Южную Америку оспу, и не имевшие к ним иммунитета местные жители умирали миллионами – на радость испанцам, которым даже рук марать не пришлось, чтобы они подвинулись, освободили земли.

А еще несколько эпидемий холеры в Индии, которые вспыхивали в разное время – с 1916 по 1960 год, и от которой погибли 40 млн человек.

Ну и совсем близко, по историческим меркам – вчера, после Второй мировой войны обычный грипп, от которого сейчас не умирают даже грудные младенцы, в Европе и Америке сразил наповал почти 100 млн человек.

Вот это я понимаю, вот это размах, масштаб... На этом фоне как-то даже неловко рассуждать о нынешних проблемах – 54 человека от птичьего гриппа и 305 – от коронавируса. Неудобно как-то.

Если отбросить шутки в сторону, то понятно: чем выше цена человеческой жизни, тем больше страх ее потерять. 100 лет назад в Европе никто вообще не обратил бы внимание на болезнь, которая убила всего 305 человек.

Понятно, что надо соблюдать безопасность, чтобы вирус не разросся, и 305 человек не переросли в 3 000 - для начала. Однако паника, которую мы сегодня наблюдаем, совершенно неадекватна реальной опасности вируса. И я даже могу сказать, чем все это закончится.

Ничем особенным – тем же, чем и закончилось бы даже без этого несусветного ажиотажа: в конце концов свое слово скажут не правительства, не перекрытые границы, не остановленные авиарейсы и болтливые блогеры, а ученые-очкарики в лабораториях. Именно они в очередной раз придумают вакцину, которая найдет управу и на этот вирус. Так же, как было до этого и, судя по всему, будет еще не раз.

8648 просмотров