Выборы, выборы, кандидаты… не слишком благонадежны актуальный комментарий

Игорь Панкратенко, автор haqqin.az

Правительство Ирана официально опровергло сообщения о том, что президент страны намерен уйти в отставку со своего поста. Официальный спикер иранского кабинета министров и помощник президента Али Раби при этом заявил, что «Хасан Роухани останется с нацией до конца своих полномочий», а также призвал не верить подобным сообщениям, которые, как он уверен, еще не раз появятся в будущем.

Преддверие любых выборов – время для политиков крайне нервное и беспокойное, пусть даже речь идет о выборах парламентских, которые в Иране намечены на 21 февраля. И вполне нормальной ситуацией являются эмоциональные заявления, не всегда продуманные, но тем не менее с человеческой точки зрения объяснимые.

С Хасаном Роухани все несколько сложнее. Его эмоции – отражение того накала страстей, который сейчас царит в Иране и в лагере консерваторов, и в лагере реформаторов, и в стане сторонников президента.

Действительно, авторство некоторых слухов о готовящейся отставке принадлежат политическим оппонентам, как их принято называть – «сторонникам жесткой линии». Но фактом является и другое – царящее разочарование в Роухани со стороны тех, кто раньше составлял его социальную базу, со стороны реформаторов и либералов. Их главная претензия – президент оказался непоследовательным в проведении курса на преобразования в стране, более того – именно его противоречивая политика и провалы в ней привели к тому, что следующие и парламентская, и президентская каденции останутся за консерваторами.

И это очевидно уже сейчас, достаточно посмотреть, как работают фильтры на отсечение нежелательных кандидатов в Маджлис. Совет стражей лишил права баллотироваться на предстоящих выборах девять тысяч человек, причем 90 из них – это уже действующие депутаты, избранные в 2016 году.

Причины дисквалификации совершенно разные – вплоть до обвинений в финансовых нарушениях и употреблении наркотиков, а также в «совершении действий, противоречащих исламской морали». Что здесь правда, а что – натягивание совы на глобус – дело десятое, важно то, что в итоге в минимум 160 избирательных округах кандидатов от реформаторов кандидатов не будет вообще.

Президент Роухани выступил с критикой этой практики Совета стражей Исламской республики: «Мы не можем просто объявить, что 1700 кандидатов были утверждены, и игнорировать вопрос о том, сколько политических групп представляют эти люди. Это не то, о чем идет речь». Его заявление было полностью проигнорировано, что, кстати, вполне могло послужить причиной его эмоционального срыва – политические оппоненты в Иране могут довести кого угодно, достаточно вспомнить историю заявлением об отставке  министра иностранных дел Джавада Зарифа.

Нынешнему президенту Ирана, по большому счету, нечего предъявить общественности, своим сторонникам и противникам в качестве списка побед. Провал ядерной сделки и удушающая петля экономической блокады. Откровенно непродуманная «топливная реформа», ударившая по карману каждого иранца и вызвавшая возмущение даже среди сторонников Роухани. Срыв диалога с Китаем, который Тегеран рассматривал как «спасительный круг» в противостоянии американским санкциям. Общее ухудшение социального самочувствия масс – список можно продолжить.

Не все в нем произошло по вине именно Хасана Роухани, но таковы правила, что именно он, как президент, должен понести за это ответственность в глазах иранской «улицы». А вместе с ним – и его окружение, обеспечивавшее поддержку его действий, до последнего уверявшее общество, что все идет хорошо и в правильном направлении.

Сейчас все больше и больше подтверждается тезис о том, что никакой внятной программы реформ у Роухани и его команды не было. А потому маятник общественных настроений качнулся в обратную от реформаторов и либералов сторону. Есть от чего нервничать, но и изменить уже ничего нельзя.

Нынешние парламентские выборы в Иране могут показаться малозначительными – не так уж и много в политической системе Исламской Республики решает Маджлис, да и последнее слово при принятии любого решения все одно остается за Рахбаром, Верховным лидером страны. Но эта малозначительность кажущаяся, поскольку, итоги голосования 21 февраля нынешнего года зададут тон предстоящих через год выборов президента. А там, кто знает, и вопросу о выборе преемника самого Али Хаменеи.

3965 просмотров