Китайцы выздоравливают, а экономика Пекина восстает из пепла наша аналитика

Шэн Сию, автор haqqin.az

Национальное управление здравоохранения Китая объявило 12 марта, что пик эпидемии коронавируса в стране пройден. Пекин готовится к перезапуску своей экономики.

Всемирная организация здравоохранения объявила о пандемии инфекции COVID-19, которая охватила уже 110 стран, а за последние сутки в провинции Хубэй, откуда и пошел по миру новый вирус, были диагностированы лишь восемь новых случаев заболевания. Китай выздоравливает и готовится начать перезагрузку своей экономики.

Впрочем, точнее будет сказать, что уже начал, поскольку 9 марта состоялось, без всякого преувеличения, масштабное экономическое событие, которое масс-медиа, лихорадочно следившие за ценами на нефть и стремительным распространением коронавируса, обошли вниманием: китайская Jingye Group завершила поглощение британской British Steel.

Заводы в Сканторпе, Тиссайде и Скиннингроуве, предприятия с историей в полтора века, а также бизнес TSP Engineering в Камбрии теперь принадлежат китайскому собственнику. Китай теперь в самом сердце Великобритании и ее сталелитейной промышленности.

металлургический завод в Сканторпе, Великобритания, производит чугун и сталь более 150 лет. С 9 марта нынешнего года он будет делать это в интересах китайского бизнеса

Правда, торжество несколько подпортила позиция Парижа, который наложил запрет на продажу завода British Steel, расположенного на северо-востоке Франции, заявив, что он имеет стратегическое значение для страны. Но китайские бизнесмены не слишком расстроились, не получится сейчас – прикупим позже, а пока пристально вглядываются в промышленные активы Нидерландов.

Излишний оптимизм, правда, неуместен, выход КНР из корона-кризиса не произойдет в одночасье, он займет месяцы и происходить будет достаточно неравномерно, слишком уж серьезным было падение, но уже сейчас очевидно, что кликушеские прогнозы о том, что экономика Китая «загнется», не оправдались.

Тем не менее, согласно опубликованной на днях таможенной статистике КНР, за январь-февраль нынешнего года падение экспорта с США, Японией, Великобританией, Канадой составило около 25%, экспорт с остальными партнерами сократился на 16%, а вся внешняя торговля «просела» ровно на 10 процентов.

Единственный рост был зафиксирован в отношении китайского импорта из США – по сравнению с аналогичным периодом прошлого года он увеличился на 4 процента, если так пойдет и дальше - Трамп, который добивался снижения зависимости от Китая, может ставить памятник коронавирусу: то, чего Штаты безуспешно добивались все последние годы, вирус сделал за два месяца.

К негативным последствиям можно отнести и то обстоятельства, что из-за корона-кризиса, сопровождавшегося всплеском синофобии, почти на два месяца был приостановлен целый ряд проектов инициативы «Пояс и Путь». Упущенное время нужно наверстывать, но этому препятствует то, что инфекции COVID-19 отправилась в международное турне, в том числе и в те страны, которые являются партнерами Пекина по этой инициативе.

Трамп, который добивался снижения зависимости от Китая, может ставить памятник коронавирусу

Впрочем, сейчас воздействие пандемии придется испытать на себе другим влиятельным экономическим игрокам. И нет никаких сомнений, что Пекин постарается использовать эту ситуацию с максимальной для себя выгодой.

Для всех сегодня главным вопросом остаются намерения Китая в отношении нефти и газа, а также его отношение к разразившейся схватки на нефтяных рынках. И долгожданная реакция Пекина по этому поводу – после шестидневной паузы – наконец-то прозвучала. Ожидаемо – не от официальных источников, а от влиятельных экспертов, близких как к правительственным, так и к деловым кругам страны.

Как и следовало ожидать, Китай в возникшем между Россией и Саудовской Аравией нефтяном конфликте не стал занимать ни одну из сторон, как бы ни рассчитывали на это некоторые зарубежные политики.

Ван Юнчжун, руководитель правительственного аналитического центра при Китайской академии социальных наук, отмечает, что поставки сырой нефти всегда сопряжены с риском. Такой недвусмысленный месседж Эр-Рияду, ставшему в 2019 году крупнейшим экспортером нефти в Китай.

Однако, продолжил он, - и Россия не может претендовать на удовлетворение всех потребностей Китая в импорте энергоносителей. «Выгода от снижения цен на нефть, конечно есть», - пояснил доктор Ван Юнчжун в беседе с наши корреспондентом – «но она достаточно кратковременная и не станет панацеей для нашей экономики. Поэтому сложившуюся ситуацию мы постараемся использовать для пополнения наших стратегических запасов, которые намного ниже 90-дневного объема нефтяных резервов, стандартного для США».

Вполне логичное решение – пользуясь сложившейся конъюнктурой нарастить собственный запас, поскольку сколь ни была бы выгодна цена – купить больше, чем позволяет вместимость ваших хранилищ вы все равно не сможете.

Другой собеседник нашего корреспондента, Бай Цзюнь, член экономического комитета Китайского нефтяного общества, ассоциации китайских исследователей в области энергетики, отмечает, что Китай, разумеется, «немало выигрывает от ценовой войны, поскольку является крупнейшим в мире импортером нефти».

Но смотреть на эту ситуацию, по его словам, следует более широко. Так, «снижение роста экспорта на 2 процентных пункта полностью уничтожило бы ожидаемую нами прибыль от снижения цен на нефть. Мы же предполагаем, что снижение объемов нашего экспорта в этом году составит примерно 6%, выводы делайте сами».

При всем том, что китайские эксперты традиционно скромничают в вопросах выгод КНР от «нефтяной войны», они, тем не менее, адекватно формулируют основной тезис в оценке происходящего: Китаю не нужна дешевая нефть. Китаю не нужна дорогая нефть. Китаю нужны стабильные поставки в том объеме, которые требуются для его экономики.

Китаю нужны стабильные поставки нефти

Это должно прозвучать отрезвляюще для «ястребов» в Эр-Рияде и Москве, рассчитывающих, что именно они получать преференции на поставки в Китай и смогут откусить еще солидный кусочек этого рынка. Пекин не намерен никому давать слишком много, неуклонно проводя курс на диверсификацию поставок, тем более что предложений ему – хоть отбавляй.

Следует также учитывать и еще два обстоятельства, которые не позволяют крупнейшему в мире импортеру нефти прыгать от радости из-за снижения цен. Во-первых, Китай также является крупным производителем нефти, добыча которого в стране в прошлом году составила 190 миллионов тонн или 1,4 миллиарда баррелей. И если низкая цена хороша для потребителей, помогая их восстановлению, то у китайских нефтяников поводов для радости нет.

Во-вторых, поскольку цены на нефть падают, то большие проблемы возникают у китайских инвесторов в эту отрасль, ставя перед ними вопрос о том, окупятся ли сделанные ими по всему миру инвестиции. Более того – жизнеспособны ли эти финансовые проекты вообще.

Но сохраняя сдержанность в данном вопросе, Китай не намерен слишком затягивать с перезагрузкой собственной экономики. Как обычно, происходить это будет в плановом порядке, масштабно и под жестким контролем руководства страны.

коронавирус победили – и экономику восстановим!

Пекин вернулся в мировую экономику, причем сделал это в сложный для нее момент. И китайцы не будут китайцами, если не отыграют свои потери, да еще и с прибылью для себя. «Коронавирус победили – и экономику восстановим» - так сегодня звучит негласный лозунг Пекина.

9297 просмотров