Мансимов утонул все еще актуально

Ильгар Гусейнов

Сказочные метаморфозы и невинная вера в сотканные народным фольклором мифические образы – характерная черта, присущая азербайджанскому политическому сознанию. Своей спонтанной и стихийной реакцией это пресловутое воспаленное сознание может возвести на Олимп Геркулеса заурядного и ординарного человека, и с такой же страстью разбить на мелкие осколки нерукотворную статую. Вот у носителей подобного политсознания напрочь отсутствует социальная память, общественное мнение готово простить изменнику любые проступки, как и заклеймить оступившегося героя…

Своим новым героем виртуальная протестная массовка избрала новый «мученический» образ главы группы компаний Palmali Мубариза Мансимова. Еще одна метаморфоза – весьма примечательно, что главные критики «азербайджанского репрессивного аппарата», превозносившие робеспьеровскую неподкупную систему юстиции братской Турции,  теперь обвиняют ее в заказном аресте обанкротившегося миллиардера.

Да и сама жизнь бывшего боцмана мелкого советского судна Мансимова, который на гребне случайной волны неспокойного постсоветского океана влетел в бизнес-элиту евразийского сообщества, полна метаморфоз. Мансимов дружил с азербайджанской властью, сколачивал сотни миллионов долларов на выгодных контрактах с Госнефтекомпанией Азербайджана, занимался благотворительностью, слыл филантропом, оплачивая долги нескольких азербайджанских студентов, инвестировал в футбол, раскручивая  «Хазар-Лянкяран»… Все дивиденды шли в корзину этакого мецената-патриота. Хотя не ради красного словца, но все же признаем очевидную истину – пиар-менеджмент в компании Мансимова был поставлен довольно профессионально. Реклама, как двигатель торговли, шла впереди добрых дел.

К тому же, обладая сноровкой провинциального пробивного мужика, Мубариз Мансимов мог и хотел угождать. Он всегда находил верный путь к сердцам самых могущественных представителей азербайджанской элиты. Каков же был подарок его тщеславному другу и по совместительству покровителю главе всесильного МНБ Эльдару Махмудову…  Увековечить имя его отца, забытого академика советской плановой экономики Ахмеда Махмудова. Как можно было не польститься на такой подарок и не дать после этого согласие на свадьбу своей дочери и племянника Мубариза Мансимова? Но свадьбе сына Маиса Мансимова и дочери всесильного Эльдара Махмудова все же не суждено было случиться.

Самый реакционный чиновник азербайджанской власти, само воплощение репрессий был свержен вместе с бандой своих генералов. О преступлениях, совершенных оборотнями в чекистских шинелях и их участи, знает вся страна. Напоминать о чудовищных преступлениях генералов-оборотней, обусловивших сенсационный роспуск спецслужб целого государства – событие из ряда вон выходящее в мировой истории, - бередить раны тысяч замученных в подвалах страшного преступного заведения Махмудова. К слову заметим, что сразу после краха махновщины-махмудовщины Мубариз Мансимов поспешил отречься от своего партнера и родственника, похоронив перспективу династического брака. Мансимов – запятнавший кровью махмудовщины свою репутацию конъюнктурщик на скорую руку переименовал и танкер имени забытого академика плановой экономики Ахмеда Махмудова. После того, как Махмудова размазали по стенке, об академике, как и допотопном танкере можно было забыть. Однако…

Перекрашенный Мубариз Мансимов с переделанным и переименованным танкером всплыл в новой ипостаси. О перекрашенном танкере чуть позже. А вот у перекрашенного миллиардера внезапно проснулась совесть, и в новой лингвистической манере Мансимов бросился с критикой на азербайджанскую власть. Почему в новой лингвистической? А потому что боцман – бывший советский курсант обучился весьма плохой грамоте, и в одной предложении использовал слова из трех языков: русского, азербайджанского и турецкого. Но Мансимова понимали, с трудом, правда, но понимали и тиражировали по белу свету виртуального мира.

Мансимов вошел в образ Ходорковского босфорского разлива. Порвал с чиновниками, нарек Азербайджан – плохой страной с автократическими манерами, свернул филантропию и футбол в Азербайджане, попутно переругавшись и с российским Лукойлом во главе с Вагитом Алекперовым. Мансимов почетно въехал в соцсети, проплачивая рекламу каждого своего поста. Сетевая политтусовка еще сильнее облюбовала миллиардера-колобка. Мубариз стал обрастать армией поклонников, паразитируя на лжепатриотизме. Ведь патриотизм – последнее прибежище мубаризов.

И если до злополучного 2016 года Мансимов называл свои корабли в честь общенационального лидера Гейдара Алиева и отца своего друга-шефа МНБ, то в 2019 году изменил названия своих допотопных танкеров. Гейдар Алиев стал Эльчибеем, а отец Эльдара Махмудова - Мамед Эмином Расулзаде. А спустя некоторое время Мансимов проникся глубоким почтением к движению сопротивления Фетуллаха Гюлена. Ведь новые либеральные взгляды обязывали вступить в сражение с партией Эрдогана в пользу Гюлена, поселившегося неподалеку от штаб-квартиры ЦРУ.

Особо примечательная история произошла с танкером, названным в честь Мамед Эмина Расулзаде. Мубариз Мансимов с гордостью заявил, что присвоил новому танкеру имя основателя Первой Республики. Вышла лажа, снова липа. В результате журналистского расследования турецкого медиапортала Denizhaber выяснилось, что представленный в качестве нового судна Palmali танкер на самом деле построен 21 год назад в российском порту Волгоград. Более того, ранее танкер был назван в честь забытого академика Ахмеда Махмудова. После разоблачения объединенной преступной группировки Махмудова – банды оборотней в спецслужбах, Мансимов в спешном порядке переименовал судно дедвейтом в 6 тысяч 600 тонн в ADRIATIC MARINER.

Выйдя в первый рейс, судно, переименованное уже в честь Мамед Эмина Расулзаде, затонуло в водах Мраморного моря. Увы, но мудрая госпожа история не прощает лжи и насмехается над лгуном в издевательской форме. Расулзаде пошел ко дну. Утонул. Спустя год, почти в то же время утонул и сам Мансимов…

24499 просмотров