Сын Рахмона идет вместо отца Рахмона… несмотря на коронавирус наша корреспонденция, все еще актуально

Захра Новрузова, специально для haqqin.az

Таджикистан готовится к юбилею - 30-летию Дня государственной независимости. Торжества пройдут в сентябре 2021 года. К этому времени нужно успеть завершить в Душанбе строительство парка, центральной композицией которого станет монумент «Истиклолият ва Озоди» (Независимости и свободы) высотой 121 метр. За это время в стране должны быть проведены более 4 тысяч мероприятий. Однако из-за пандемии график срывается.

О коронавирусе в Таджикистане напоминают только люди в масках. За неношение маски штраф – от 116 сомони (11,6 дол) до 290 сомони (29 дол.), а за распространение инфекции можно сесть в тюрьму на срок от 5 до 10 лет.

Без маски в центре Душанбе можно угодить в тюрьму на 10 лет

Отдельные санкции предусмотрены для журналистов: за распространение ложной информации через СМИ о пандемии предусмотрены штрафы – от 580 сомони для физических лиц (около 58 дол.) и до 11,6 тысячи (1160 дол.) для юридических. Об этом позаботились депутаты таджикского парламента, предложив поправки в  Административный и Уголовный кодексы. Президент Эмомали Рахмон охотно подписал их. В пресс-службе главы государства прокомментировали, что подписанные президентом поправки «направлены на предотвращение распространения COVID-19 и предусматривают виды наказания для лиц, нарушающих санитарно-гигиенические и противоэпидемиологические нормы, в том числе ограничительные карантинные меры».

Однако в обществе нарастает беспокойство, поскольку в поправках в законодательство не уточняется, что подразумевается под общественным местом - нужно ли носить маску на улице, в личном автомобиле, ресторане или кафе и в других местах. В поправках также не сказано, кто и как должен определять степень достоверности информации о коронавирусе. И главный вопрос: кто будет определять степень вины, и где оплачивать штрафы.

Таджикские журналисты, после вступивших в силу поправок, вообще стали остерегаться освещать темы, связанные с коронавирусом, а если и берутся за это, то оперируют исключительно данными таджикского Минздрава. Последняя информация этого ведомства такова: на 22 июля в стране зарегистрировано свыше 7 тысяч случаев заражения COVID-19. Скончались 58 человек  - летальность составляет 0.84%. Полностью вылечились от вируса 5747 человек - восстановление составляет 79%. Таджикистан занимает 88 место в мире по числу стран, охваченных пандемией.

Низкие показатели власти объясняют такими мерами, как закрытие границ и самоизоляция граждан. Эксперты же действия властей объяснили не только боязнью выхода эпидемической ситуации из-под контроля, но и предстоящими президентскими выборами, которые состоятся в октябре. В них примет участие либо действующий президент Эмомали Рахмон, либо его сын Рустам Эмомали, который недавно стал вторым лицом в Таджикистане, заняв пост спикера верхней палаты парламента.

В этом году сын может сменить отца

Поначалу власти не признавали эпидемическую угрозу. Но после проведения Новруза и других фестивалей ситуация в республике начала ухудшаться и отрицать очевидное стало неразумно. С 10 апреля были приостановлены международные полеты, а с 30 апреля начали вводить другие ограничительные меры, но без введения режима чрезвычайного положения, как это было в соседних странах – Казахстане и Киргизии. При этом жизнь шла своим чередом. Освободили от посещения занятий только школьников. Все предприятия, общепит, магазины и рынки продолжали работать.

Таджикский политолог Парвиз Муллоджанов, проживающий в Швеции, считает, что Душанбе выбрал шведский вариант «мягкого карантина», направленного на формирование так называемого «коллективного иммунитета». По его словам, есть несколько возможных объяснений действиям властей. Во-первых, они вполне резонно опасаются, что введение карантина просто похоронит местный малый и средний бизнес, и так находящийся не в лучшем состоянии. Во-вторых, правительство опасается паники, которая может возникнуть после официального признания эпидемии: начнется тотальная скупка продуктов и товаров, как уже бывало в прошлом, а это приведет к росту цен и дефициту продовольствия на рынке. В-третьих, правительство надеется, что распространение коронавируса удастся купировать, тем более что 70% населения Таджикистана составляет молодежь, которая относительно легко переносит болезнь. Наконец, в-четвертых, с учетом предстоящих президентских выборов, введение строгого карантина и фактическое уничтожение малого бизнеса – очень нежелательно.

Единственное отличие шведского похода от таджикского – раннее оповещение населения. В Таджикистане, как отмечалось, долго скрывали распространение инфекции. Да и сегодня точных данных о заболевших и умерших нет. Таджикские активисты ведут свой список жертв коронавируса, которых уже 437 человек. В их числе врачи. В частности, в Хатлонской области Таджикистана за два последних месяца скончались 24 медицинских работника. В графе «причина смерти» в списке погибших, указана «пневмония». В управлении здравоохранения Хатлонской области подтвердили смерть медработников от этой болезни. Илесиддин Саидов - заместитель руководителя областного штаба борьбы с коронавирусом, в беседе с Радио «Озоди» (таджикская служба Радио «Свобода») сообщил, что все 24 медработника последние два месяца занимались лечением пациентов с COVID-19 в больницах области.

Зафиксирована вспышка коронавируса в Согдийской области Таджикистана. Там на днях скончалась главный врач областного роддома Шоира Бузурукова. Роддом на два месяца был перепрофилирован под COVID-19. Однако в последнее время, после дезинфекции, он работал в штатном режиме.

Таджики пошли по "шведскому пути" борьбы с коронавирусом

Сегодня медучреждение закрыто. Ведется внутреннее расследование.

Накануне в Согдийской области побывал президент Эмомали Рахмон. Он приказал чиновникам устранить недостатки в сфере здравоохранения и быть готовыми ко второй волне коронавируса. Глава государства подвел итог  «хороших дел»: за последние 5 месяцев на территории  области построено и сдано в эксплуатацию 123 медицинских учреждения, а в 2021 году планируется открыть еще 60 объектов сферы здравоохранения. В настоящее время в области действуют 1114 медицинских учреждений, в том числе 1073 государственных и 41 – частное.

Он также распорядился построить к 30-летию государственной независимости Таджикистана инфекционные больницы в каждом городе и районе области. Финансирование - из областного бюджета и за счет помощи предпринимателей. Госкомитет по инвестициям и управлению госимуществом окажет поддержку согдийской власти. «Учитывая влияние пандемии коронавируса на национальную экономику, было сочтено необходимым привлечь больше прямых отечественных и зарубежных инвестиций, увеличить производство и экспорт продукции и создать новые рабочие места», - сообщает пресс-служба президента Таджикистана.

Коронавирус нанес сильный удар по экономике республике. В частности, на 50 процентов снизились денежные переводы от трудовых мигрантов. Это значит, что бюджет недополучит почти 2 млрд долларов. Правительство ищет дополнительные средства. Вице-премьер-министр Давлатали Саид в письме на имя президента Азиатского банка развития (АРБ) Масацугу Асакавы признал: «Экономика Таджикистана находится в форс-мажорной ситуации из-за пандемии коронавируса и нуждается в финансовом вливании». В письме содержится описание сложившейся в стране ситуации за последние шесть месяцев.

Гастарбайтеры возвращаются в страну

Давлатали Саид отмечает, что из-за эпидемии коронавируса уровень безработицы до конца года возрастет до 6.1%, количество безработных – до 100 тыс. человек. Это по самым скромным оценкам. Таджикские граждане, оставшись без работы в России и Казахстане, массово возвращаются на родину. До кризиса, в феврале 2020 года, уровень безработицы в Таджикистане составлял 2%.

Вице-премьер правительства также отметил, что в этом году рост экономики в стране составит не 7,5%, как прогнозировалось ранее, а 2,4%.  Давлатали Саид особо подчеркнул, что Таджикистан может потерять до 20 процентов своего ВВП. Бюджет страны уже сегодня испытывает дефицит средств. Нет денег на выплаты бюджетникам. Замаячила остановка строительства Рогунской ГЭС, рабочие которой уже несколько месяцев не получают зарплату.

Душанбе планирует покрыть дефицит государственного бюджета за счет привлечения финансирования международных финансовых институтов. Для минимизации негативного влияния коронавируса на экономический блок, потребуется 364 млн долларов. В случае получения кредита от АРБ, первая часть в размере 176,5 млн долл. будет направлена на здравоохранение и защиту уязвимых слоев населения, а вторая – в размере 187,5 млн долл. – на обеспечение продовольственной безопасности и оказания помощи малому и среднему бизнесу, в частности, женщинам-предпринимателям, пояснил в письме президенту АРБ Давлатали Саид.

Впрочем, многие страны и международные институты уже оказали помощь Таджикистану. В частности, США выделили на борьбу с СOVID-19 более 5 млн долларов. Не осталась в стороне и Россия, отправившая в Душанбе партию средств защиты и медикаменты.

Евросоюз выделит 80 млн евро, из них 48 млн евро в виде гранта, 30 млн в виде кредита на защитную одежду для медработников и 780 тыс. евро – на санитарные принадлежности для учебных заведений. Еще 1 млн евро предоставит Душанбе Германия. По информации Министерства экономического развития и торговли Таджикистана, эти деньги должны быть потрачены на закупку средств индивидуальной защиты, медицинского оборудования и обучения медиков для борьбы с распространением коронавируса. МВФ частично простил долг Таджикистану и еще 24 бедным странам для поддержки своих экономик в период пандемии – в заявлении директора-распорядителя Фонда Кристалины Георгиевой говорится, что 25 стран немедленно освобождаются от обслуживания своих долгов перед организацией.

10919 просмотров