Там, где люди с COVID-19 считаются террористами наша корреспонденция

Евгений Бай, спецкорр haqqin.az, Вашингтон

В мире существуют два пути борьбы с пандемией коронавируса. Первый – регулярно проводить тесты, помещать заболевших людей в больницы, лечить их и одновременно рекомендовать или даже принуждать людей носить маски и сохранять социальное дистанцирование. Так относятся к «чуме XXI» века в подавляющем большинстве развитых стран. Второй - не вводить никакого карантина и дожидаться, пока население не выработает коллективный иммунитет к коронавирусу. Это мы видим на не слишком убедительном примере Швеции.

До сих пор было известно о двух путях борьбы с коронавирусом. Оказывается, есть и третий - аресты

Но есть и еще один путь: всех тех, кто инфицирован или просто подозревается в заболевании, объявить «биотеррористами», арестовать и бросить за решетку. Такой метод «лечения» пандемии взял на вооружение непризнанный более 60 государствами мира венесуэльский руководитель Николас Мадуро.

По его команде людей с подозрением на коронавирус хватают на улице, помещают в пустующие отели и школы, а то и просто держат на асфальте на оцепленных автобусных остановках. Чаще всего задерживают тех, кто вернулся из соседних стран, прежде всего из Колумбии, с властями которой у Каракаса сложились крайне враждебные отношения.

В одном из крупнейших городов страны – Сан-Кристобале активисты правящей партии помечают дома тех, у кого подозревают коронавирус разными метками - так же, как когда-то это делали нацисты в отношении евреев. Очень часто метки ставятся на домах или квартирах политических оппонентов режима, у которых никаких симптомом вируса нет и в помине. В городе Маракайбо полицейские патрулируют улицы в поисках тех, кто недавно вернулся из Колумбии и арестовывают их.

В Венесуэле происходят массовые аресты инфицированных

«Это единственная страна в мире, где получить Covid-19 считается преступлением», - говорит венесуэльский медик Хавьер Аристисабай, который провел 70 дней в камере после того, как он вернулся из соседней страны, где из-за пандемии потерял работу.

По его словам в этом бетонном помещении не хватало воздуха, задержанных очень редко кормили и давали питьевую воду, они там были как сельди в бочке и, конечно, ни о каком масочном режиме и дистанцировании не могло идти и речи. Но хуже всего - то, что никто из задержанных не знал, сколько времени он проведет в заточении.

Мадуро закрыл Венесуэлу 17 марта, когда были выявлены несколько первых случаев заражения. Тогда же он запретил гражданам передвижение по стране. Но работающему в Каракасе  корреспонденту американской газеты New York Times удалось посетить различные венесуэльские штаты и побеседовать с десятками врачей. И они в один голос говорят о том, что официальные данные о низком уровне заболеваний и смертности от коронавируса - абсолютная фикция. Так, по этим данным, в стране с 30-ти миллионным населением начиная с марта умерли 288 человек. Однако врачи говорят, что только в одном - самом крупном госпитале в штате Сулия умерли 294 пациента местной больницы. А после того, как местный врач обнародовал эти цифры,  губернатор штата Омар Прието потребовал, чтобы военная контрразведка арестовала его и подвергла допросу. Другой врач -  Фредди Пачано, из Маракайбо, который также подал сигнал тревоги, чтобы избежать ареста бежал в Колумбию.

В Венесуэле, где подавляющая часть населения живет в антисанитарии и нищете, могут быть не сотни, а десятки тысяч умерших от коронавируса, говорят местные врачи. Лишь двум лабораториям в Каракасе, действующим под контролем военных, разрешено проводить тесты на коронавирус, число этих тестов мизерно и на каждый из них уходят недели. Людям с подозрением на коронавирус дают непроверенные и не сертифицированные лекарства, которые могут вызвать тяжелые осложнения. «Вам дают самое ценное в мире лекарство - человеческую помощь, любовь, христианское сострадание», - с обычным лицемерием заявил Мадуро 14 августа в своем обращении к нации.

Мадуро цинично рассказывает о христианском сострадании

Однако любовь получают лишь члены правящей верхушки, на которую ограничения для 90 процентов населения не распространяются. «Власть предержащие прекрасно проводят время на Карибских островах или на родине - в роскошных отелях или в ресторанах, куда вход только по приглашению, - пишет New York Times. - В ночное время на улицах Каракаса можно увидеть бронированные черные внедорожники нуворишей без номеров, которые никто не задерживает».

В соседних с Венесуэлой странах, где зарегистрировано колоссальное число смертей от коронавируса, существует значительно более совершенная и разветвленная система здравоохранения, чем в Венесуэле, в госпиталях которой нет ни достаточного количеств дезинфицирующих средств, ни обычного мыла. А «низкая смертность» от Covid вызвана и тем, что очень многие венесуэльцы, почувствовавшие недомогание, просто боятся обратиться к врачам, чтобы не попасть за решетку. И это приводит к тому, что бороться с пандемией становится очень трудно.

«Пандемия, безусловно, является прямой угрозой для правительства, потому что она показывает слабость его ресурсов и общее бессилие, - говорит венесуэльский аналитик Джон Магдалено. - Главной целью режима является не борьба с пандемией, а его политическое выживание».

5732 просмотров