Нобелевский лауреат мира проигрывает войну актуальный комментарий

Леонид Швец, автор haqqin.az

Премьер Абий Ахмед – фигура еще недавно очень популярная далеко за границами своей Эфиопии, политик, которому выдали очень большие авансы, увидев в нем выдающегося реформатора и борца за мир. Собственно, последнее обстоятельство способствовало тому, что Абий Ахмед уже на следующий год после вступления в президентские полномочия был удостоен Нобелевской премии мира. Нынче же ситуация в стране такая, что хоть отбирай премию обратно.

Абий Ахмед, награжденный Нобелевской премией мира за мир с Эритреей, устроил резню в собственной стране

Эфиопия – страна с федеративным устройством, которое отражает сложный этнический состав территории: здесь десять провинций, населенных разными народностями. Но так вышло, что в эфиопской истории на заглавных ролях всегда находились амхарцы, составляющие около трети населения этой 110-миллионной страны и тиграйцы, которых всего около 7%. С начала 90-х именно выходцы из северной провинции Тыграй захватили все ключевые политические и экономические высоты, сменив прежнее руководство, пытавшееся с помощью Советского Союза строить некое подобие социализма.

Надо сказать, что при руководстве тиграйцев, сделавших ставку на развитие свободного рынка, Эфиопия стала расти впечатляющими темпами, получив даже название «африканского Китая». Однако, как бывает в таких случаях, коррупция и пренебрежение интересами других народов вызвали недовольство, причем в этот раз движущей силой стала народность оромо: их в Эфиопии около 40 миллионов. Представитель этого народа Абий Ахмед и стал премьер-министром в 2018 году. Ему удалось прекратить давнюю гражданскую войну с Эритреей, которая тоже была бывшей провинцией Эфиопии, за что он и получил Нобелевскую премию мира. Опять были запущены реформы, и Запад стал видеть в новом премьере своего человека.

Но пришли в острое противоречие две вещи: стремление Абия Ахмеда покончить с вольницей провинций и укрепить центральную власть натолкнулось на недовольство тиграйцев, утративших прежнее влияние и ощутивших на себе давление центра. С учетом того, что у провинций имеются свои полицейские и вооруженные силы, вспышка новой гражданской войны стала делом времени.

Когда премьер-министр, сославшись на пандемию коронавируса, перенес сроки парламентских выборов, тиграйцы объявили этот шаг узурпацией власти Абием Ахмедом и отозвали своих представителей из парламента Эфиопии и отказались платить налоги в федеральный бюджет. После войны с Эритреей в провинции Тыграй осталось до 80% тяжелах вооружений эфиопской армии, и подразделения тыграйцев постарались их захватить. С этого момента, с ноября прошлого года, начались боевые действия между правительственными войсками и тиграйцами, причем на стороне центра выступила и Эритрея, которая ввела в мятежную провинцию свои войска.

Тиграйцы оказали героическое сопротивление двум регулярным армиям - Эфиопии и Эритреи

Какие, казалось, шансы у шестимиллионной провинции в противостоянии с остальной стомиллионной Эфиопией и соседней трехмиллионной Эритреей, к тому же у повстанцев отсутствует авиация. Но совершенно неожиданно они отвоевали столицу провинции и разбили значительную часть правительственных и эритрейских сил. Наблюдатели отмечают, что этим победам мог способствовать не только серьезный боевой опыт тиграйцев и их отчаянное положение. Помимо блокады провинции, в которой отсутствует телефонная связь, интернет и, главное, электричество, федеральные и эритрейские войска используют тактику выжженной земли, уничтожая мирную инфраструктуру и терроризируя местное население. Эта дикая жестокость провоцирует готовность стоять насмерть и драться самым решительным образом. Именно она и привела к тому, что войска, направленные на подавление бунта в провинции, потерпели поражение и отступают. Поступают сообщения о попытках Аддис-Абебы заключить перемирие под давлением стран Запада, но разговоры об этом идут уже неделю, а бои продолжаются.

А теперь о том, почему сообщения о том, что сейчас происходит в Эфиопии, так важны для остального мира.

Во-первых, у нас на глазах разворачивается масштабная гуманитарная катастрофа: десятки тысяч людей, включая мирных жителей, погибли или подверглись насилию, больше миллиона стали беженцами, а бежать из Тыграя некуда, кроме Судана, где и без того бедственное положение. Над регионом нависла нешуточная угроза голода, об этом неустанно твердят представители ООН.

В регионе развернулась немыслимая гуманитарная катастрофа

Во-вторых, Эфиопия для борьбы с повстанцами отозвала свои войска из Сомали, где они сдерживали деятельность исламистских группировок и местных пиратов, промышляющих в международных водах, охотясь на суда, направляющиеся из Персидского залива и стран Азии через Суэцкий канал в Средиземноморье и порты индийского побережья Африки. Рушится хрупкая система безопасности в районе Африканского рога.

Если мы еще вспомним, что в эфиопские дела так или иначе вовлечены еще и Египет с Суданом, которых совсем не радуют перспективы строительства Эфиопией дамбы на Голубом Ниле, что может привести к дефициту воды ниже по течению этой реки, жизненно важной для египтян и суданцев, то нынешние события выглядят уже совсем мрачно. Слишком много разнонаправленных интересов и слишком много взаимного недоверия, вплоть до ненависти, сплелись тут в запутанный клубок. Ни разрубить, ни распутать.