На нефтяном рынке не все спокойно наш комментарий; все еще актуально

Мамед Эфендиев, отдел экономики

В последние годы Азербайджан достиг больших успехов в сфере диверсификации экономики, но роль нефтяного сектора в структуре ВВП и экспорта остается весьма высокой. И, несмотря на все усилия правительства, преодолеть полностью нефтяную зависимость так и не удается, что признают все эксперты. Поэтому, говоря об экономике страны, мы обязательно должны оглядываться и на глобальный нефтяной рынок.

На глобальном рынке наблюдается какая-то волатильность

Сегодня сложившаяся на нефтяном рынке ситуация в целом устраивает Азербайджан, стоимость ее в среднем чуть ли не вдвое превышает заложенную в бюджет сумму в 40 долларов за баррель. В то же время эта цена не так стабильна, как хотелось бы Баку. Наблюдается какая-то непонятная волатильность. С одной стороны, на фоне вакцинации активизируется глобальная экономика, что способствует росту цен на нефть. С другой стороны, наступление новой волны коронавируса сильно волнует участников рынка. А в последние дни к этому добавился и новый фактор – разногласия в ОПЕК+.

Правда, в СМИ прошла информация о том, что ОАЭ и ОПЕК достигли компромисса по сделке ОПЕК+, согласно которому базовый уровень добычи страны будет повышен до 3,65 млн баррелей в сутки начиная с мая 2022 года. Сейчас базовый уровень добычи нефти для страны составляет 3,168 млн баррелей/сутки, но ОАЭ настаивали на его повышении до 3,8 млн баррелей в качестве условия для продления сделки до конца 2022 года. Но вскоре последовала другая информация, мол, ОАЭ и ОПЕК+ не достигли соглашения по сделке, переговоры продолжаются.

К капризам нефтяного рынка, где случайно оброненное слово чиновника среднего звена может вызвать переполох, мир привык давно. Воздействие на рынок пандемии коронавируса – тоже не новость. Но сплоченность участников ОПЕК+ после невиданного обвала на нефтяном рынке в прошлом году, думалось, достигнута прочная. Но, кажется, такой прогноз оказался преждевременным.

США, пожалуй, уже полностью передали роль регулятора нефтяного рынка ОПЕК+, и эта организация справлялась с поставленной задачей. И демарш ОАЭ в ходе последних обсуждений кажется не совсем понятным. Похожие шаги Ирана, Нигерии, Венесуэлы понять можно в связи с отчаянной ситуацией в экономике этих странах. Зависимость от нефти экономики Саудовской  Аравии, играющей роль первой скрипки в организации, требует от страны чуткой реакции на малейшие колебания на рынке. Да и все страны-члены ОПЕК  сильно зависят от нефти. Исключение составляют, как ни странно, ОАЭ. Страна сумела так сильно диверсифицировать свою экономику, что нефть в ней занимает все меньшую долю. Сегодня она больше известна в мире другими своими сферами - торговлей, финансово-банковским сектором, транспортными узлами. И потери в нефтяной сфере здесь не так чувствительны. Но чего только не сделаешь, когда речь идет о больших доходах. Да и значимость свою показать можно, в том числе и растущую политическую роль.

Эмираты пытаются достичь пересмотра базовых основ нефтедобычи

В результате ОПЕК+ с начала июля не может договориться об условиях смягчения ограничений по нефтедобыче до конца 2021 года. Стороны согласны, что рынок нуждается в дополнительных объемах и готовы увеличить добычу на 2 млн баррелей/сутки плавными темпами в августе–декабре. Но Саудовская Аравия - крупнейший в ОПЕК производитель нефти - требовала, что страны ОПЕК+ должны одновременно продлить действие соглашения, которое истекает в апреле 2022 года, до конца следующего года. А ОАЭ - против, желая пересматривать базовые уровни нефтедобычи, от которых отсчитываются квоты в соглашении. В настоящее время для всех стран, кроме России и Саудовской Аравии такой базовой отсечкой является уровень добычи нефти в октябре 2018 года. По старым параметрам ОАЭ не хотели продлевать сделку на восемь месяцев в 2022 году.

Но с Эмиратами все рано или поздно решится, куда опаснее прецедент, который уже создан. По мнению ряда экспертов, существуют опасения, что текущие разногласия между странами ОПЕК+ относительно объема добычи с августа могут привести к сопротивлению некоторых членов альянса и неограниченной добыче, которая наводнит рынок сырьем в объеме большем, чем он может поглотить. А перспектива неограниченной нефтедобычи со стороны ОПЕК+ в сочетании с возможной новой волной пандемии представляют собой медвежий сценарий, то есть спад цен.

А тут подкрался и сланец

А тут, хотя этого и следовало ожидать, неожиданно подкрадывается и другой нежелательный фактор. По информации Минэнерго США, в стране в августе увеличится добыча сланцевой нефти. Министерство прогнозирует, что рост добычи сланцевой нефти в стране в августе по отношению к июлю составит 42 тыс баррелей - до 7,907 млн баррелей в сутки. И для этого есть серьезные основания. Фактическая добыча сланцевой нефти в июле немного превысила ожидаемые в предыдущем прогнозе министерства, составив 7,865 млн баррелей/сутки против оценки в 7,803 млн баррелей/сутки. Высокие цены на рынке приводят к росту добычи сланцевой нефти, что сказывается и на прогнозах Минэнерго США. А как влияет рост добычи сланцевой нефти на рынок, мы уже знаем.

Все это дает основание полагать, что рынки нефти, вероятно, останутся еще волатильными. И главное здесь не только внешние факторы, но и ясность в отношении политики ОПЕК+. Организация уже доказала, что вместе может противостоять любым давлениям. В то же время волатильность на нефтяном рынке не поможет обеспечить упорядоченный и безопасный энергопереход, о котором твердят сегодня политики. Так что у Азербайджана есть еще время для углубления диверсификации своей экономики с целью планомерного снижения нефтяной зависимости и снижения ее до нуля.