И он взрывал Евровидение?

Демир Гая

Сегодня весь мир отмечает День Защиты Прав человека. Наверняка, отметят его и в Азербайджане, возможно, даже официально. Но письмо, пришедшее в нашу редакцию, лишний раз заставило усомниться в том, что Права Человека в Азербайджане соблюдаются.

Письмо было написано родственником (двоюродным братом) одного из тех, кому на днях был зачитан приговор за планирование серии террористических актов накануне «Евровидения-2012». По известным причинам, автор письма не стал указывать фамилию своего родственника, понимая, что это может отразиться на судьбе заключенного и его родни.

В этом случае может возникнуть вопрос - какой смысл в публикации без конкретных имен? На наш взгляд - описанная ниже история повторилась в судьбах сотен, если не тысяч заключенных.

Все началось с намаза

Несколько лет тому назад осужденный стал неофитом нетрадиционного религиозного течения. В секту ваххабитов его привела, неудовлетворенность существующими в Азербайджане  социальными и общественно-политическими порядками, наивный поиск альтернативы, способной, почти моментально и радикальным образом решить острые социальные проблемы.

В первое время никто не придал этому особого значения. Некоторые даже считали, что смена образа жизни с уклоном в религию – гораздо лучше, чем алкоголь или – не приведи Аллах – наркотики.  Но кто мог знать, что выбор осужденного окажется не менее ужасным?

Аресты накануне Евровидения

Родственники же конечно видели, что осужденный и его семья все больше отчуждаются от остального общества. Но где-то в глубине души он с пониманием относился этому, полагая, что «от такого гнилого общества, нужно держаться как можно дальше». Но тогда ему и в голову не могло прийти, что все так обернется.

Сообщение об аресте исламистов накануне международного песенного конкурса «Евровидение-2012» в Баку прозвучали для родственников осужденного как гром среди ясного неба.  6 апреля 2012 года, в то время как в Шеки МНБ проводило операцию по его задержанию, он сам  находясь в Баку, поднимал в ресторане вместе со знакомым сотрудником национальной безопасности тосты за здоровье его коллег.

 

В ту ночь, когда он находился у смертного одра своего тяжело больного отца, сотрудники МНБ предъявили ему обвинения в подготовке и планировании террористических актов в преддверии «Евровидения», хранении огнестрельного оружия. Позже к этим пунктам обвинений прибавилось еще и покушение на президента.

По словам родственника, действия спецназовцев были совершенно неадекватны. Они ворвались к осужденному в дом и держали членов его семьи, в том числе и на его беременную жену под дулами автоматов. Всех членов семьи, в том числе и детей загнали на первый этаж. Начался обыск и с N-ной попытки сотрудники МНБ нашли в какой-то коробке от обуви части боевой гранаты. Родственники убежден, что «улики» подбросили. Так же думают и его родственники, которые считают странным, что  террорист, готовивший преступление против государства, держал оружие в доме, где живут его старые, больные родители, а главное дети, которые в любой момент могли бы случайно обнаружить оружие и привести его в действие.

Можно ли считать «признания», добытые таким образом, правдивыми?

«Почему после ареста исламистов били? А то, что их били, стало известно после просмотра репортажа АзТВ, где  где почти все «террористы» были разукрашены синяками и кровоподтеками», - говорят их близкие. «Можно ли верить «признаниям», добытые таким способом?», спрашивает он. И вопросов на которые нет ответов у него много: «Почему при задержании исламистов были задействованы спецназовцы, да еще в таком количестве? Может быть потому, что власти были напуганы гибелью подполковника в Гяндже? Или может, осведомители дали неправильную «наводку»?

И почему полиция не была в курсе происходящего?

А может быть «маски-шоу» было устроено, чтобы напугать всех остальных ваххабитов, а арестованный случайно оказался «козлом отпущения»? И почему до сих пор ни один правозащитник не интересовался судьбой этих людей? В таком случае, чьи интересы защищают правозащитники?».

Отец арестованного 30 июля 2012 года перенес инсульт, и после долгих мучений скончался. После ареста у него родился еще один сын.

С днем защиты прав человека Вас, уважаемые читатели!

 

2004 просмотров