Сын Каддафи возвращается с мечом своего отца актуальный комментарий

Джемаль Бустани, автор haqqin.az

Сын ливийского лидера Муаммара Каддафи сорокадевятилетний Саеф аль-Ислам занимается реорганизацией политических сил своего отца, Зеленого движения и не скрывает своего желания возглавить Ливию.

Трое из семи сыновей ливийского лидера были убиты, но судьба Саефа аль-Ислама, чье имя означает «меч ислама», до недавнего громкого интервью New York Times была неизвестна. Он был захвачен ливийским ополчением в ноябре 2011 года, через несколько дней после убийства отца.

Про деньги и безопасность с Саефом можно согласиться на все сто процентов. Но возврата к прошлому не будет

Четыре года спустя суд в Триполи заочно приговорил его к смертной казни за преступления, совершенные во время восстания. А Международный уголовный суд неоднократно требовал от ливийского правительства передать его в Гаагу. И вот теперь он, поседевший и с отрубленным пальцем на руке, заявляет о своей готовности вернуться в большую политику. А если все сложится удачно – то и возглавить Ливию.

Саеф аль-Ислам считает, что у него все получится. Ведь те, кто долгое время держал его в плену, стали теперь его друзьями. Ополченцы Зинтана, с его слов, со временем поняли, что он может стать «сильным союзником». Впрочем, скорее всего он либо заблуждается, либо пытается представить ситуацию в более выгодном для себя свете. Аль-Ислам зинтанцам не союзник, он – тот козырь, который они держат в рукаве для участия в общеливийских торгах за распределение ресурсов страны.

New York Times цитирует его слова: «Я был вдали от ливийского народа в течение 10 лет. Нужно возвращаться медленно, медленно. Как в стриптизе. Нужно немного поиграть с их разумом». Пока у него получается играть только со своим. За десятилетие его отсутствия возникла новая Ливия. В которой ностальгия по Каддафи если у кого и присутствует – то в самых незначительных дозах.

Магии этого имени больше нет. И уж тем более не станет оно знаменем для серьезных политических сил, которые сейчас активно борются за власть в стране. У них другие расклады, в которых сыну Каддафи места нет. Максимум – глава какой-то оппозиционной фракции в местном парламента, выборы в который состоятся в декабре нынешнего года. Не больше.

«Пришло время вернуться к прошлому. Страна стоит на коленях... Нет ни денег, ни безопасности. Здесь нет жизни», - говорит Саеф аль-Ислам. Про деньги и безопасность – с ним можно согласиться на все сто процентов. Но возврата к прошлому не будет. «Меч ислама» сильно опоздал со своим возвращением.