Турция хочет получить «по максимуму», Россия – передать «по минимуму» все еще актуальный комментарий

Дмитрий Рой, автор haqqin.az

На днях гендиректор Рособоронэкспорта Александр Михеев заявил, что второй контракт по поставкам С-400 в Турцию будет подписан «в ближайшее время». Однако в Анкаре считают, что «Турция не готова подписать сделку по закупке новых российских ракет».

Поначалу речь шла о публикации турецкого журналиста Рагыпа Сойлу проживающего, кстати, в США. В статье для издания Middle East Eye он, со ссылкой на анонимного высокопоставленного чиновника в Турции, утверждал, что «статус переговоров не изменился».

Проправительственная «Daily Sabah» пошла дальше. И не только косвенно подтвердила эту информацию, но и привела следующую цитату: «Русские пытаются отравить (наши) отношения с Соединенными Штатами». И вообще, по мнению издания, заявления Москвы по второй части контракта являются попыткой российской стороны внести раскол в отношения Анкары с ее западными союзниками.

Особо впечатлительных экспертов сразу следует предупредить: здесь ничего личного – здесь только бизнес.

Как уже неоднократно отмечалось на haqqin.az, российско-турецкая сделка по С-400 интересна для Турции только с одной стороны: получение Анкарой технологий для разработки отечественной системы, аналогичной российской. В свое время так же поступили и иранцы, приобретя С-300 и создав на ее базе свой «Бравар», и постепенно его модернизируя до уровня, сравнимого с С-400.

Турции в этом отношении будет проще: при наличии соответствующей технической документации технологический рывок ее оборонно-промышленного комплекса позволяет быстро освоить производство без «детских болезней», пустить его в серию и, возможно, предложить на международный рынок вооружений. Если получится – то в результате «совместного производства с Россией». Если нет – то турки готовы работать самостоятельно.

Выход на производство отечественных зенитно-ракетных комплексов такого класса – большой успех для Турции, который откровенно перевешивал ее потери от возникшего по данному вопросу конфликта с США. Контракт не делал Турцию «пророссийски настроенной», как наивно полагали многие комментаторы, не «привязывал» Анкару к Москве Он делал ее все более независимой и в военно-политической конкуренции, и международных рынках вооружений, которые Турция начала успешно осваивать – именно поэтому Эрдоган пошел на столь рискованную сделку, прекрасно понимая, какую волну критики и на Западе, и у местной оппозиции она вызовет.

Именно вторая часть контракта и предусматривает опции «передачи технологий» и возможное «совместное производство». И поскольку хуже для Турции уже не будет – у Анкары совершенно нет оснований отказываться от реализации этой второй части. Тогда – с чем же связана такая реакция?

Самая вероятная версия – объем опции «передачи технологий» не устраивает турецкую сторону. Как обычно это и бывает в подобных контрактах, одна сторона хочет получить «по максимуму», другая – передать ей технологий «по минимуму», сохранив за собой «контрольный пакет» по производству этого вида вооружений.

Поэтому слова гендиректора Рособоронэкспорта Александра Михеева следует понимать так, что готовы российские предложения для Анкары. А вот реакцию турецкой стороны можно однозначно трактовать как недовольство этими предложениями, в силу их ограниченности для Турции.

Что автоматически означает следующее: на условиях Москвы Анкара подписывать сделку не готова. И не будет. Предстоит долгий этап торгов. Так что «сага о сделке по С-400: второй сезон» обещает быть долгой. И, как обычно, в ход здесь пойдет все – и взаимные претензии по спорным вопросам 0 от Ливии до Украины, и легкий шантаж, и многие другие драматические сюжеты. Но особо впечатлительных экспертов сразу следует предупредить: здесь ничего личного – здесь только бизнес.