Талибы Ирану не по карману оперативный комментарий, все еще актуально

Икрам Нур, автор haqqin.az

Выступая на своем еженедельном брифинге для прессы, официальный представитель министерства иностранных дел Ирана Саид Хатибзаде повторил, что «мир и стабильность в Афганистане принесет формирование всеобъемлющего правительства в этой стране, которое отражает этнический и демографический состав Афганистана».

В переводе с дипломатического это означает: предварительно сформированный кабинет министров в Афганистане иранцев пока не устраивает, поскольку не отражает этнический и демографический состав страны, что чревато вспышками недовольства и противоречий.

Хатибзаде открыто заявил, что Иран спешить не будет

Хазарейцы и таджики, а также представители шиитов должны войти в правительство Афганистана. До тех пор, пока этого не произойдет, – Тегеран будет занимать выжидательную позицию в отношении признания талибов и установления с ними партнерских отношений.

В Тегеране справедливо полагают, что стать полноценной властью талибы, опираясь только на пуштунов, то есть примерно 40% населения страны, не смогут. Как не смогут стать властью и местные клиенты Ирана. В таком случае обеспечить иранские интересы в Афганистане не сможет никто.

Защита 900 километров восточной границы, охрана водных ресурсов, поступающих из Афганистана; борьба с наркотрафиком и решение вопроса афганских беженцев, количество которых приближается к трем миллионам, борьба с ИГ-Хорасан – так выглядит «базовый набор», который Тегерану нужно обсуждать с новыми властями в Афганистане. И вполне понятно, что он хотел бы иметь в руководстве страны тех, кто поддерживает и проводит его интересы.

Главный бонус Ирана - афганские шииты

Единый и централизованный Афганистан при готовых к сотрудничеству талибах и наличии в руководстве страны своих лоббистов - остается приоритетным вариантом для иранской стороны, для реализации которого она приложит максимум усилий. Талибы, в принципе, не прочь, поскольку в нормальных отношениях с Ираном они тоже крайне заинтересованы. Но сумеют ли они преодолеть внутреннее сопротивление в своих рядах – большой вопрос.

Действительно, судя по их заявлениям и действиям, талибы проделали огромную работу по самореформированию. Но окажется ли у них достаточно смелости сделать те шаги, которые удовлетворят Тегеран? Ведь заявлять о готовности создать инклюзивное правительство гораздо проще, чем реально добиться этого в афганских условиях.

С мая 2016 года наступила новая политика Ирана в отношении «Талибана». Из угрозы безопасности талибы стали «неотъемлемой частью Афганистана», с которой нужно вести диалог. В конце 2018 года Тегеран впервые признал, что принимал у себя посланников талибов, после чего делегации движения приезжали в Иран неоднократно. И сейчас Тегерану очень хотелось бы получить от талибов полагающиеся ему за поддержку преференции.

Но как они будут выглядеть, как далеко готовы талибы пойти в пресловутой инклюзивности и сотрудничестве с хазарейцами, таджиками и шиитами Афганистана – пока совершенно неясно. Здравый смысл требует позитивных шагов в этом направлении. Но эйфория от победы – «все теперь наше» - создает опасность неожиданных поворотов, когда в Кабуле могут решить, что с Тегераном договариваться особо и не нужно. Ведь все сегодня в Афганистане хрупко, нестабильно и неопределённо.