Президент Паралимпийского комитета: «В Азербайджане родители стесняются своих детей с ограниченными возможностями» в гостях у haqqin.az

Беседовали: Эйнулла Фатуллаев, Эльмир Алиев

Исключая сиюминутные эпизодические встречи, я не встречался с Ильгаром Рагимовым с конца 90-х годов прошлого века. В моем понимании И.Рагимов – классический бюрократ и истинный технократ, из которых и должен состоять чиновничий аппарат любого государства. На протяжении почти трех десятилетий, с 32 лет, он занимал должность заместителя, ну а затем первого заместителя министра труда и соцзащиты. Хотя с 28 лет – в самом госаппарате: Минфин, а затем начинания в легендарном отделе Вахида Ахундова в Администрации президента. И.Рагимов – чиновник до мозга костей, и при этом всегда отличался непоказной скромностью, неамбициозностью, рациональностью, прогрессивностью и эрудированностью. Честно говоря, было очень жаль, когда И.Рагимов в расцвете сил – в 53 года покинул госаппарат. Но успокаивало одно – с середины 90-х годов он стоял у истоков Паралимпийского движения в Азербайджане, когда большинство весьма скептически относились к перспективам успеха «инвалидного спорта» в стране с системными социальными проблемами. Но И.Рагимов, которого мы всегда за глаза называли "бесчувственной немецкой машиной", шел шаг за шагом к заведомой цели…

Ошеломляющий успех азербайджанских паралимпийцев в Токио привел нас впервые в штаб-квартиру комитета. А как же иначе? Сегодня именно они – герои страны без галстука! Мы встречали наших спортивных героев в аэропорту, а затем назревшие вопросы привели нас в скромный офис и более чем скромный кабинет И.Рагимова.

«Это тебе подарок. Узнаешь? Такую ручку Абэ подарил Трампу. Ты - второй, - улыбается И.Рагимов и извиняется перед нашим спортивным репортером Эльмиром Алиевым: - Я не знал, что вы будете вдвоем».

«Лучше бы вы мне подарили запонки из жемчуга», - отвечаю на шутку И.Рагимова, напоминая ему об еще одном известном подарке Абэ Трампу…

Но вопросы не оставляют нам шансов на ностальгию и воспоминания о днях минувших. Ведь с И.Рагимовым мы проработали в одном ведомстве свыше двух лет…

Итак, сегодняшним гостем haqqin.az является заслуженный герой дня – президент Паралимпийского комитета Азербайджана Ильгар Рагимов.

Ильгар Рагимов

- После Паралимпийских игр в Токио прошло несколько дней, эмоции поутихли. И, наверное, у вас уже есть доходчивый ответ на главный вопрос: благодаря чему сборная Азербайджана добилось феноменального успеха в Японии?

- Мы долго шли к этим достижениям. На Паралимпиаде-2012 в Лондоне у нас был потрясающий для того времени результат – четыре золотые медали, пять серебряных и три бронзовые. Через четыре года в Рио мы взяли только одно золото, и на первый взгляд казалось, что наши результаты ухудшились. Но при этом у нас было восемь серебряных наград, то есть восемь наших спортсменов были в шаге от золота, проиграв лишь финалы. Считаю, что это была наша недоработка. Выходившие в финал атлеты по каким-то причинам проигрывали. Возможно, дело было в психологической подготовке. А может, в слабой фармакологии или не совсем правильном тренировочном процессе.

После Рио мы проанализировали наше выступление. Так не должно было быть, ведь у нас и тогда была сильная команда. Пригласили психологов и других специалистов из мира спорта. У нас очень хороший тренерский состав, и все вместе мы составили более углубленную комплексную программу для подготовки к Токио. Так что к 2020 году мы были полностью готовы.

- То есть для вас фантастические результаты в Японии не стали неожиданностью?

- В целом нет. Разве что количество золотых медалей… Я рассчитывал на 7-8 наград высшей пробы, а мы завоевали 14! При этом спортсмены, на которых возлагались особые надежды, золото не взяли. Это легкоатлеты Олохан Мусаев, Самир Набиев, Елена Чебану, пауэрлифтер Эльшан Гусейнов… Но при этом удивили другие. Открытием для всех стала Ламия Велиева, завоевавшая золото в беге на 400 метров с паралимпийским рекордом и серебро на 100-метровке. Также надо отметить Вели Исрафилова, выигравшего золото в плавании. Это молодые спортсмены. Выступление нашей молодежи приятно удивило.

Ну и, конечно, Роман Салей! Он стал 3-кратным чемпионом Паралимпиады. Разумеется, от него ждали медалей, но и подумать не могли, что он выиграет трижды.

Роман Салей

- Анализ предыдущих выступлений, исправление ошибок, привлечение дополнительных специалистов, хорошая подготовка… Все перечисленные вами факторы – это шаги к желанной победе. Но, наверное, была какая-то мотивационная сила, которая толкала наших паралимпийцев вперед…

- Да, конечно. Наши спортсмены шли в бой! Это я говорю не для пафоса. Наша победа в Отечественной войне невероятно вдохновила команду. Когда нас провожали в Токио, в аэропорту к спортсменам подошли спезназовцы, получившие ранения в Карабахе. Они вручили ребятам боевое знамя, с которым сражались на фронте, и попросили, чтобы они подняли его в Токио. Это была огромнейшая мотивация! В олимпийской деревне ребята спорили между собой, у кого в комнате будет находиться этот символ нашей Победы.

И уже в первый для азербайджанских спортсменов соревновательный день наш пауэрлифтер Пярвин Мамедов завоевал бронзовую медаль, хотя мы предполагали, что он займет 4-е или 5-е место. Я уже тогда почувствовал, что на этой Паралимпиаде нас ждет нечто феерическое, раз наш парень сделал то, что ранее было для него недосягаемо, и придал уверенности другим членам команды.

На следующий день у нас было три финала, и проходили они почти одновременно. 19-летняя дзюдоистка Шахана Гаджиева в упорной борьбе проявила характер и победила француженку, Вугар Ширинли одолел сильного казаха, а в бассейне Роман Салей выигрывает 100-метровку на спине. Всего за час мы завоевали три золотые медали! Мои предчувствия стали сбываться.

После трех золотых наград нам показывают поздравительный твит президента Ильхама Алиева. И всех переполняют эмоции, мы просто кричали от радости. Все мы помним, как во время 44-дневной войны президент в Твиттере сообщал о победах азербайджанской армии. И вот теперь его поздравление было сродни тем радостным вестям. После твита главы государства и первого вице-президента Мехрибан ханум Алиевой боевой дух спортсменов поднялся невероятно. Ребята получили огромный приток энергии, и в оставшиеся дни мы завоевали еще 11 золотых медалей!

- Многие олимпийцы жаловались на трудности, которые создала пандемия. Но судя по результатам паралимпийских спортсменов, перенос Игр на год им пошел только на пользу. Разве нет?

- Мы не испугались пандемии. Она нам не помешала. Как я уже говорил, наша команда и в 2020-м была отлично подготовлена. Мы подкорректировали программу, чтобы летом 2021 года вновь выйти на пик формы. Это было непросто, но наш штаб профессионально поработал. И тренерский, и административный.

- Ваши слова навели на определенные мысли. Вы говорите, что пандемия не помешала, а победа в Отечественной войне воодушевила и придала мотивации нашим паралимпийцам. Но как тогда объяснить провал олимпийской сборной Азербайджана в Токио. Неужели военный триумф в Карабахе не вдохновил их?

- А я не считаю их выступление провалом…

- Ну, хорошо. Назовем это неудачей по сравнению с предыдущими Олимпиадами…

- Ребята бились, старались. Да, мы не получили того, чего ожидали. Наши олимпийцы очень высоко подняли планку. Мы привыкли к тому, что у нас обязательно должно быть золото. Но ведь и другие страны готовятся и хотят побеждать.

- На днях президент говорил о недочетах в нашем спорте. Он заявил, что необходимо тщательно их исследовать…

- Безусловно, есть определенные проблемы. И надо понять, почему ни один из 44 спортсменов не смог стать олимпийским чемпионом. Президент подчеркнул, что некоторые федерации строили свою работу неправильно. Видимо, недоработали…

Но я хочу привести в пример каратэ. Этот вид спорта был впервые включен в олимпийскую программу, потому что Игры проводились в Японии, на родине каратэ. В Париже-2024 каратэ уже не будет. Так вот, Азербайджан в Токио представляли три спортсмена, двое из которых завоевали серебряные медали. Это очень достойный результат. Конечно, все очень хотели, чтобы и Рафаэль Агаев, и Ирина Зарецкая добыли золотые медали. Но представьте, на родине каратэ ни один японец не смог взять золото в кумитэ (бои – ред.). Была очень жесткая конкуренция, и в этих условиях два представителя Азербайджана уехали из Токио с серебряными медалями.

Рафаэль Агаев

- Вы отметили, что олимпийская сборная Азербайджана на предыдущих Олимпиадах подняла планку настолько, что не смогла удержать ее в Токио. Не опасаетесь ли того, что на Паралимпиаде-2024 в Париже нашу паралимпийскую команду может постичь такая же участь? Все-таки 14 золотых медалей – это очень много!

- Честно говоря, я этого уже боюсь. Не хотелось бы, чтобы наше выступление через три года назвали «парижским провалом» (Улыбается). Мы уже начали подготовку к Паралимпиаде-2024. Нужно очень серьезно готовиться, чтобы не ударить там в грязь лицом. В Токио у нас было 36 спортсменов. В Париже мы должны увеличить наше представительство. Надеемся на 45-50 лицензий, тогда и шансов на медали будет больше. Собираемся расширить и количество видов спорта, в которых мы представлены. В Японии выступали в шести.

В ближайшее время назначим главных и личных тренеров и начнем формировать костяк сборной на Париж. В принципе, у нас молодая команда, и большинство тех ребят, что выступали в Токио, смогут принять участие и в Паралимпиаде 2024 года. Эти 15-20 человек – костяк нашей сборной на ближайшее будущее. И они уже рвутся подтвердить свои чемпионские титулы.

Кстати, вернусь к замечанию президента относительно того, что на Олимпиаде в Токио наши молодые спортсмены не смогли стать призерами. В паралимпийской сборной основную часть медалей взяла именно молодежь. И среди них есть воспитанники детского паралимпийского движения.

- Как, кстати, удается развивать в Азербайджане детско-юношеский паралимпийский спорт?

- Признаюсь, очень непросто. В 2013 году Азербайджан первым в мире создал Детский паралимпийский комитет. Потом наш опыт стали изучать другие страны. Сложность в том, что родители стесняются своих детей с ограниченными возможностями. Многие прячут их от общества. То есть эти дети фактически обречены до конца своей жизни жить в четырех стенах. Поначалу нам с трудом удавалось переубеждать родителей и избавлять их от этого комплекса.

Дети-паралимпийцы

- Почему мы пришли к созданию Детского паралимпийского комитета так поздно – в 2013-м? Ведь сам НПК был образован в 1996 году. Это вопрос адресован вам, потому что именно вы стояли у истоков паралимпийского движения.

- Мне сложно это объяснить. Возможно, паралимпийское движение в Азербайджане формировалось постепенно. Со временем нам стали предлагать и детей вовлекать в спорт. Были некоторые неправительственные организации, которые приходили к нам с такими проектами. Это была общая идея, к которой мы пришли. И сложилось так, что Детский комитет был создан в 2013 году. А сегодня у нас уже два воспитанника комитета, которые выступали в Токио. Это пловцы Вели Исрафилов, который завоевал золото, и Дана Шандыбина.

В его создании нам помог UNICEF. Мы обратились в эту международную организацию, чтобы помогли нам с нормативной базой: каких детей можно привлекать и к какому виду спорта, как готовить тренеров для работы с детьми-инвалидами и т.д. Пригласили очень сильного канадского специалиста. Он год работал в Азербайджане. Вместе с ним нам удалось создать детское паралимпийское движение и заставить родителей отказаться от предрассудков. Правда, не всех. До сих пор есть такие, кто все еще сопротивляется. Но в любом случае мы очень многого добились. Достаточно посмотреть на то, с какой радостью дети соревнуются друг с другом, и как счастливы те самые родители, которые раньше запирали своих детей, не желая, чтобы они занимались спортом.

- Эти дети тренируются в специальных залах?

- Нет, в обыкновенных. Просто такие спортзалы должны быть приспособлены к тому, чтобы там было комфортно тренироваться и людям с физическими недостатками. Иногда у нас спрашивают, будут ли еще где-то, помимо Сумгаита, построены паралимпийские комплексы. И я всегда говорю, что это неправильный подход. Зачем нужны специализированные паралимпийские комплексы, когда есть олимпийские? Просто эти сооружения надо приспосабливать таким образом, чтобы и люди с ограниченными физическими возможностями могли ими пользоваться. Наше общество должно быть инклюзивным. Олимпиец может тренироваться вместе с паралимпийцем. К примеру, в дзюдо наши паралимпийцы тренируются с олимпийцами, и это дает нам очень высокие результаты.

- Во время Паралимпиады в соцсетях наряду с превосходными результатами наших спортсменов активно обсуждались две проблемы. Первая – зачем в паралимпийском движении нужны легионеры? Речь здесь идет о трехкратном чемпионе Токио белорусе Романе Салее и иранце Гамиде Гейдари, который выиграл золото в метании копья, установив мировой рекорд. И действительно, зачем нужно привлекать иностранных спортсменов в паралимпийский спорт? Здесь ведь все-таки несколько иные, чем в олимпизме, цели.

- Гамид Гейдари по происхождению азербайджанец, который раньше выступал за сборную Ирана. Он сам обратился к нам, заявив, что хочет выступать за нашу страну. В метании копья у нас не было своих паралимпийцев, потому мы его и приняли.

Гамид Гейдарли

Что касается Романа Салея, то я его легионером не считаю. Да, он – белорус и родился там. Его родители живут в Беларуси. Брат Романа – Дмитрий выступает за Беларусь и является паралимпийским чемпионом Пекина-2008 и дважды призером Рио-2016.

Однако сам Рома с молодых лет выступает за нашу сборную. В Азербайджан он переехал в 2013 году, начал работать с нашими тренерами, и я его легионером не считаю.

С другой стороны, не хочу, чтобы мы отделяли олимпийский спорт от паралимпийского. Привлечение легионеров в обоих случаях должно служить популяризации того или иного вида спорта. Уверен, что сегодня инвалиды, которые увидели победы Романа, будут рваться в плавание. И это будущие Вели Исрафиловы. Кстати, если вы поговорите с Вели, то узнаете, что на него большое влияние оказал именно Салей.

Мы недавно вернулись из Токио, но у нас уже нет отбоя от желающих заняться спортом. И в этом заслуга Ромы и Гамида. Они поднимали флаг Азербайджана, звучал наш гимн, и одновременно они мотивируют наших подростков с ограниченными физическими возможностями к занятиям спортом. Считаю, что в малом количестве легионеры нужны, особенно в тех видах спорта, которые в Азербайджане не очень популярны. Например, плавание и легкая атлетика.

- И вторая тема, которая интересует читателей. Среди чемпионов Токио есть спортсмены, которые не так давно выступали среди олимпийцев. Причем были на весьма хорошем счету. Как получилось, что через пару-тройку лет они перешли в паралимпийское движение?

- Да, у нас есть такие спортсмены в пара-дзюдо. Дзюдо –травматичный вид спорта. Многочисленные падения, при которых голова бьется о татами, приводят к ухудшению зрения. И мы выявляем таких спортсменов и привлекаем их в свои ряды. Особо отмечу Вугара Ширинли и Гусейна Рагимли. Они были топ-спортсменами среди олимпийцев.

Скажу также, что переход из олимпийского спорта в паралимпийский очень сложный. Нужно пройти серьезную медицинскую квалификацию. Я понимаю зрителя, который смотрит на Вугара Ширинли и ему кажется, что это абсолютно здоровый спортсмен. Но это не так. У него серьезное заболевание глаз.

Вугар Ширинли

Открою вам секрет: для выступления некоторых наших пара-дзюдоистов я даю расписку в Международной федерации спорта для слепых. Перед выходом на татами врач предупреждает: спортсмен при неудачном стечении обстоятельств может полностью потерять зрение. Я, естественно, предупреждаю об этом спортсменов. Но они рвутся в бой, и мы подписываем документ, согласно которому берем ответственность за их здоровье на себя. Слава Богу, пока никаких трагичных случаев не было.

Вообще же, чтобы попасть в паралимпийский спорт, нужно подготовить очень много бумаг. Группа международных врачей проводит классификацию, после которой спортсмена либо определяют в группу спортивной инвалидности, либо отказывают. И отказов у нас было немало. Здесь идет очень серьезный отбор, и он абсолютно прозрачный.

(Продолжение следует)