Услышал ли Путин Эрдогана? Но Зангезурскому коридору быть главная тема

Икрам Нур, автор haqqin.az

Пусть простит меня читатель, но вчерашний комментарий по поводу сочинской встречи президентов России и Турции все же получился несколько односторонним и касался только ситуации вокруг Идлиба. Но слишком уж высокий конфликтный потенциал у этого вопроса, слишком уж важен он для российско-турецких отношений. Но не Идлибом единым живет диалог между Путиным и Эрдоганом – а потому и о других темах сочинской встречи нужно сказать подробнее.

И начать с того, что и турецкий президент, и его российский коллега четко обозначили свою позицию по Зангезурскому коридору. Их единодушным мнением было то, что «Зангезурский коридор включит в себя наземные и железнодорожные линии, которые принесут торгово-экономические возможности для всех стран региона», а потому Армения должна выполнять свои обязательства по данному вопросу.

И турецкий президент, и его российский коллега четко обозначили свою позицию по Зангезурскому коридору

Для «горячих голов» в Тегеране, пытающихся вернуть президента Ибрагима Раиси на рельсы проармянского крена во внешней политике Ирана, это стало холодным душем. Который отрезвляет от непомерных амбиций и иллюзий того, что Москва лояльно отнесется к желанию отдельных политических кругов Ирана поиграть мускулами и продемонстрировать оскал в сторону Баку.

Причем Эрдоган не был бы Эрдоганом, если бы не представил России дополнительные оптимистичные варианты тех выгод, которые она получит от поддержки турецкой позиции. Или как минимум за доброжелательный нейтралитет в отношении планов как Анкары, так и Баку. Это и планы сотрудничества по военным самолетам, двигателям к ним, а также кораблям и подводным лодкам.

Обсуждалось также возможное участие России в строительстве еще двух АЭС в Турции. Более того, говорилось о сотрудничестве в космической сфере, включая подготовку к полету турецкого космонавта. И, разумеется, о том, что Анкара не намерена отказываться от контракта по С-400, сколько бы палок в колеса ни вставляли этому соглашению американцы.

О конкретных деталях по данным договоренностям нам предстоит узнать в конце года, на новой встрече двух президентов, которая состоится, как оговариваются официальные лица, «если позволит эпидемиологическая обстановка».

Впрочем, не все так уж радужно, чтобы можно было сказать - «сирийский» и «ливийский» кейсы, служащие источником напряженности в отношениях Анкары и Москвы, закрыты, опечатаны и ничего неприятного оттуда больше не полезет.

Профессор Хасан Октай: «Эрдоган не стесняется давать оценки событиям, которые могут не понравиться в Москве»

По Идлибу договоренности о сохранении статус-кво достигнуты, что позволило Эрдогану с уверенностью заявить: «Никаких изменений в позиции Турции в Идлибе нет, ни о каком отступлении не может быть и речи. Мы, как Турция, продолжаем соблюдать свои обязанности и очищать радикальные элементы в коридоре безопасности». И судя по всему, Кремль с этим согласился.

Ливия – вообще отдельная тема, но здесь Москва явно в проигрыше, поскольку от ее креатуры - траченного молью и битого везде где можно «фельдмаршала» Хафтара отвернулись США. Что является однозначным симптомом – на нем можно ставить жирный черный полумесяц, а дорога к власти протурецким элементам в Ливии открыта.

Но, как метко подметил на днях профессор Хасан Октай, «Эрдоган не стесняется давать оценки событиям, которые могут не понравиться Москве». Так было и в Сочи, когда турецкий лидер поднял перед Владимиром Путиным вопрос о присутствии террористической курдской ПКК в Москве. Там у этой группировки расположен офис, проводятся встречи и консультации с российскими политиками, словом, российская сторона не прекратила своих игр с этими господами.

Эрдоган поднял перед Путиным вопрос о присутствии курдской ПКК в Москве

Что в этой истории Анкаре совершенно непонятно – в таком же статусе ПКК принимают и в Вашингтоне. И это наводит турецкую сторону на вполне определенные подозрения: ладно бы американцы, что может быть доброго для Турции с берегов Потомака и из Белого дома. Но вот от России Анкаре хотелось бы большей лояльности в данном вопросе. Услышал ли Путин Эрдогана по данной проблеме – большой вопрос. Но главное – прогресс достигнут. «Идлибское обострение» закончилось, как после принятия больным аспирина – рукой сняло. А Зангезурскому коридору – быть.