Талибы могут проникнуть и на Кавказ. Что делать Азербайджану? экспертная оценка

Ага Гасымов, обозреватель haqqin.az

После ухода войск США из Афганистана в мире все чаще раздаются призывы к сотрудничеству с правительством «Талибана». Так, Генсек ООН Антониу Гутерриш призвал международное сообщество к поддержанию диалога с талибами. «Такой диалог, - считает Генсек, - следует вести во имя солидарности с афганским народом».

К диалогу с талибами уже призвали Организация исламского сотрудничества (ОИС), Папа Римский Франциск, президент Казахстана, глава КНР Си Цзиньпин и даже Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель, который заявил, что группировка «Талибан» одержала победу в войне в Афганистане и Евросоюзу следует налаживать с ней диалог.

Между тем до прихода талибов у Азербайджан было налажено торгово-экономическое сотрудничество с Кабулом. Имелись и договоренности о повышении товарооборота, который в 2018 году достиг 71,5 млн долларов. Для Баку открывались неплохие перспективы экспорта товаров в эту страну, консультирования афганских чиновников по реформе системы услуг по типу ASAN xidmət и др. Если прислушаться к советам международных организаций, то сотрудничество Баку с Кабулом можно продолжить и с новым талибским правительством. Однако инвестиции требуют гарантии оборота и возвращения. А значит, следует иметь более-менее ясное представление о том, что же представляет собой новая власть в Кабуле и можно ли иметь с ней дело, как к этому призывают Генсек ООН и Папа Римский.

Парвиз Муллоджанов

Отвечая на этот вопрос haqqin.az, политолог, востоковед, исследователь Высшей школы социальных наук в Париже Парвиз Муллоджанов отметил, что правительство талибов сформировано на 80% из тех людей, которые были во главе «Талибана» в 90-е годы. В прошлом они имели тесные контакты с некоторыми западными компаниями, в частности с Unocal. Эта нефтяная компания даже лоббировала интересы талибов. Нынешняя афганская власть активно старается заполучить новых друзей среди крупных мировых компаний, а главное - наладить связи с правительством Узбекистана и Туркменистана.

«По своему характеру, - считает он, - власть талибов представляет собой нечто среднее между властью аятолл современного Ирана и террористической организацией ИГИЛ. То есть более радикальные, чем аятоллы, но не настолько отмороженные, как лидеры «Исламского государства». В экономических вопросах талибы достаточно договороспособные. Однако следует учитывать, что власть в Кабуле тоталитарная, с мировоззрением, которое направлено на подавление всего и вся внутри страны. Без сомнений, Афганистан будет убежищем для разного рода джихадистских организаций. Эта страна может взять на себя ту же роль, которую играл Судан в бытность лидером исламского фундаменталистского движения Хасана Абдуллы ат-Тураби. В свое время Судан стал центром джихадистских организаций, там были созданы многочисленные лагеря по подготовке террористов, которые потом разошлись по всей Африке, а часть этих людей влилась в «Аль-Каиду».

Как предвидит политолог, о гуманитарных и образовательных проектах, которые пытались реализовать в Афганистане различные страны, можно забыть. Нынешняя идеология афганских властей отрицает все, что было создано человечеством, особенно в политической и гуманитарной сфере, после VII века. В этом «Талибан» от ИГИЛ ничем друг от друга не отличаются.

В то же время, как указывает Муллоджанов, внутри талибской власти есть несколько групп. И хотя официально все в один голос говорят, что у них не существует интересов вне Афганистана, заместитель лидера талибов муллы Ахундзаде заявил, что Эмират Афганистан является эмиратом для всех мусульман мира. То есть амбиции были и остались.

Межпарламентская группа Азербайджана и Афганистана. Баку выстраивал с Кабулом взаимовыгодное сотрудничество. Что будет дальше?

«В современном мире любая страна, где созданы условия для распространения джихадизма, представляет угрозу стабильности других государств. И афганский экстремизм обязательно будет влиять на другие государства в регионе. К примеру, индийское правительство уже подсчитало, что на афганской территории действуют по меньшей мере 33 религиозные экстремистские организации. Среди них есть такие, чья деятельность прямо направлена на Центральную Азию и даже Кавказский регион. Причем состоят они из таджиков и, соответственно, кавказцев. В частности, спецслужбы Таджикистана получили данные о том, что базирующиеся в Афганистане таджикские джихадисты вместе с кавказскими группировками разрабатывали планы совместных операций на границе с Таджикистаном», - констатирует эксперт.

Исламские радикалы из Кавказского региона, по его словам, перебрались в Афганистан из Ирака и Сирии. Точных данных, сколько среди них выходцев из Азербайджана, нет. Дело в том, что талибы называют всех боевиков с Кавказа «чеченцами». Однако известно, что кавказцы есть как в «Талибане», так и в ИГИЛ. Они входят в джихадистские организации, которые получают полное финансирование. 

«Формирование первой интернациональной бригады «Лива» из выходцев из Центральной Азии, арабских стран и Кавказского региона произошло еще в конце первого правления талибов в 90-е годы. Во главе формирования, которое, по разным оценкам, достигало 6 тысяч боевиков, стоял один из заместителей муллы Омара - глава Исламского движения Узбекистана Джума Намангани. И этот Намангани обещал в 2002 году организовать большое наступление на Центральную Азию, чему помешали события 11 сентября 2001 года в США. Позже Джума Намангани был убит силами коалиции, и вся интернациональная бригада переместилась на север Афганистана, в регион Вазиристан. Там было создано несколько крупных баз боевиков. В 2012 году пакистанцы вертолетами перебросили бригаду в афганскую провинцию Бадовшан. И все последние 10 лет интербригада удерживала этот регион в своих руках», - отмечает Муллоджанов.

Рано или поздно отморозки проникнут в Центральную Азию и на Кавказ, убежден исследователь

Как указывает политолог, эта международная джихадистская бригада фактически была спецназом талибов на севере страны. И судя по всему, ее финансирует не только «Талибан», но и саудовские, катарские и частично частные фонды, которые финансировали «Аль-Каиду». «Лива» также имеет свой бизнес героина в Афганистане. Так что финансовые возможности международного формирования экстремистов довольно широкие, благодаря чему они в определенной мере самостоятельны в своих действиях. В целом же все действующие в Афганистане террористические организации тесно связаны с ИГИЛ, разница только в тактике. Если ИГИЛ стоял на позиции неограниченного террора, то другие джихадистские организации, в частности тот же «Талибан», считают, что неограниченный террор отпугивает сторонников мусульман, вызывает обратную реакцию отторжения. Поэтому они стараются быть относительно сдержанными в применении террора.

«Если джихадисты решатся проникнуть в Азербайджан, то, скорее всего, предпримут это не через территорию Ирана, а через Северный Кавказ. Дело в том, что в последние годы были сильно испорчены отношения между Тегераном и правительством Ашрафа Гани. Тегеран даже отказался поддерживать шиитскую оппозицию в Афганистане, которая воевала против талибов. Да и сейчас отношения ИРИ с новым руководством талибов, которое осуществило репрессии против шиитов, не лучшие. В Иран из Афганистана потянулся большой поток шиитов-беженцев. Так что вряд ли сунниты-джихадисты смогут воспользоваться иранской территорией, чтобы попасть в Южнокавказский регион. Наиболее удобный для них путь - через Северный Кавказ», - предполагает политолог.      

Как утверждает Муллоджанов, в современном мире для проникновения экстремистов из одной страны в другую не приходится крадучись идти горными тропами и переходить границу в густых лесах. К услугам джихадистов в коррумпированных странах есть черный рынок поддельных паспортов и удостоверений личности. К примеру, в Центральной Азии можно купить «чистые» паспорта и дальше легальным путем попасть в другие государства.

«Талибы сейчас пускают пыль в глаза мировой общественности разговорами о том, что они могут вернуть конституцию времен монархии 1964 года. Между тем эта конституция противоречит их идеологии, так как предусматривает права женщин и различные другие свободы. Так что ничего этого не будет, у этих религиозных радикалов есть только одна конституция - шариат. Разговоры про конституцию 1964 года это как бы ответ на давление различных стран и прежде всего Пакистана, которые требуют от талибов наладить отношения с западным миром, чтобы европейцы разморозили банковские счета афганского правительства. Ведь до сих пор в Афганистане не работают банки, страна в очень тяжелой экономической ситуации. Поэтому талибы и выступают с лживыми обещаниями о том, что вернут конституцию 1964 года, дадут какие-то права женщинам и др.», - не сомневается Муллоджанов.