Сафар Мехтиев обратился к критикам: «Назовите хотя бы один товар, который предприниматели не могут ввезти в страну» из цикла "Беседы Эйнуллы Фатуллаева", вторая часть, все еще актуально

Эйнулла Фатуллаев

«Еще по чашке чая?» - спрашивает увлеченный беседой глава Таможенного комитета Азербайджана. «Чай – не водка, много не выпьешь», - улыбаюсь в ответ собеседнику.

Сафар Мехтиев не избегает острых вопросов. Более того, чувствуется, спешит рассказать, что на душе накипело. А я своими вопросами подвожу его к самым животрепещущим проблемам азербайджанской экономики и фискальной политики. Начиная с ураганных 90-х таможенная сфера была возведена в нашей стране в ранг элитной и приоритетной службы. Влиться в касту таможенников означало примкнуть к высшему классу избранных чиновников в белых мундирах. Неограниченная власть и большие преференции таможенника, вооруженного барьерным ограждением, увлекали умы и воспламеняли души новых поколений.

Сегодня перед Сафаром Мехтиевым стоит другая задача – размундирить и разлампасить таможню, отдав ее на откуп искусственному интеллекту. Во всяком случае в этом заверяет меня за чашкой чая сам генерал-полковник.

Мы продолжаем беседу с председателем Государственного таможенного комитета в рубрике «Беседы с Эйнуллой Фатуллаевым».

Представляем вашему вниманию вторую часть беседы. С первой частью можно ознакомиться по этой ссылке.

Во время двухчасовой беседы

- И в нашу редакцию поступают жалобы на таможенные органы. Но на коррупцию и взяточничество никто не жаловался. Все жалуются на монополизм

- Помните нашу встречу трехлетней давности?

- Конечно, помню. Я впервые получил возможность открыто спросить чиновника о недостатках без страха за свою свободу и жизнь… (Смеюсь)

- (Смеется) Я тогда открыто заявил, что, согласно распоряжению нашего президента, азербайджанская таможенная служба должна войти в семью прогрессивных мировых и европейских служб. И я сдержал свое обещание. Мы добились этого! Мы вошли в десятку ведущих таможенных служб мира. Этого можно было добиться благодаря прозрачности. Нас никогда не приняли бы, если бы в нашей стране была монополия, шли скрытые игры в экспортно-импортных операциях. Мы открытым текстом требуем от всех стран сверки статистики и экпортно-импортных деклараций. Таможенные службы ведущих европейских стран с недоумением спрашивали: неужели вы чувствуете готовность к этому прозрачному процессу? Вначале они не верили. Но мы поставили их перед неопровержимыми фактами. Выработана целая система борьбы с монополиями и теневой экономикой: европейским коллегам направляется запрос о деятельности предпринимателей - как и где они закупают товары, ввозятся ли эти товары в Азербайджан или все же направляются в третьи страны, связана ли эта поставка с теневой экономикой.

Я решительно опровергаю заявления о существовании монополии на импорт. Обращаюсь к своим критикам: назовите хотя бы один товар, который предприниматели не могут ввезти в страну!

- Могу сказать. Лекарственные препараты.

- Абсолютная ложь и клевета. Около 130 компаний-поставщиков, получивших соответствующую лицензию в Министерстве здравоохранения, осуществляют импорт лекарственных препаратов в Азербайджан.

- Озвучу свой вопрос на конкретном примере, чтобы читателям стала ясна суть вопроса. Скажем, гражданин Мамедов подписывает контракт с одной из зарубежных компаний на закупку и импорт товаров в Азербайджан по цене, которая намного ниже рыночной на этот товар внутри страны. Однако таможенники сразу же выражают свое подозрение относительно честности этой сделки, заведомо обвиняя предпринимателя в намеренном занижении стоимости с целью обхода таможенных пошлин.

- Позвольте подкорректировать ваш вопрос. Видимо, вы имеете в виду несколько историй, нашедших отражение в СМИ. И поэтому справедливо спрашиваете об этом. Одно дело – импортеры лекарственных препаратов, но совсем другое - деятельность поставщиков биодобавок. Мы в основном столкнулись с проблемой ввоза в страну биодобавок. Я пригласил в Таможенный комитет всех предпринимателей, которые осуществляют ввоз биодобавок в Азербайджан, и представил им декларации.

Что я им предложил? Два варианта решения проблемы. Скажем, если предприниматель ввозит в страну витамин Д, грубо говоря, за 1 манат, он может его продавать за 2 маната. Но не за 20 манатов! Я им открыто сказал, покажите нам аптеки, где реализуется импортируемая продукция, и наши сотрудники проверят цену, по которой товар выставлен на прилавки. Я так и сказал, что мы разрешаем ввоз этой продукции, но в рамках разумной ценовой политики. Второй путь – уплата налогов согласно инвойсам и ценам на мировых рынках.

Ни один из предпринимателей не смог показать оптовую базу или аптеку, куда сдаются товары для реализации. Ни один из них!

- То есть если бы предприниматель указал место сбыта товара, вы бы пропустили все биодобавки?

Сафар Мехтиев

- Безусловно. Или если бы заплатили налоги. Работайте честно и не будет никаких проблем и препятствий. Знаете сколько компаний завозят в страну биодобавки? Около 200! О какой монополии на импорт биодобавок после этого может идти речь? Я согласен с вами, что в последнее время нас уже не обвиняют в коррупции или взяточничестве. Единственная претензия дельцов – нам не дают работать, потому что существует монополия на импорт. Повторюсь, речь идет о единицах, поскольку десятки и сотни компаний занимаются экспортно-импортной деятельностью, и никто не чинит им препятствий. Мы достигли взаимопонимания со всеми фармацевтическими компаниями – они исправно платят налоги и реализуют свои товары в рамках ценовых ограничений, установленных Тарифным советом.

Прошу вас, проведите журналистское расследование и докажите нам, что по тем или иным товарам существует монополия на импорт и что непосредственно мы потворствуем этому процессу. Я готов. Пожалуйста, пусть представят факты. С полной ответственностью заявляю вашей аудитории и всему Азербайджану, что ни в экспорте, ни в импорте в Азербайджане не существует монополий и Таможенный комитет не покровительствует той или иной компании.

- Допустим, какому-то предпринимателю удалось сбить цены на продукцию. Скажем, этот бизнесмен оказался искусным переговорщиком. Или закупил товар по спотовым ценам. Зачем он должен платить пошлины по рыночной цене? Что за уравниловка? Не кажется ли вам, что в данном случае нарушаются права предпринимателя? Согласитесь, что в Азербайджане отсутствует механизм проверки инвойсов и заключенных контрактов. Как вы думаете, может, требуется особый подход и создание механизма перепроверки?

- Справедливый и уместный вопрос. Но и в деле решения этой проблемы мы достигли существенного прогресса. Обратимся к статистике: за 2021-й таможенная служба взяла под сомнение всего 5% инвойсов. Это небольшая цифра. Любая компания, любое физическое лицо на основе взаимных партнерских отношений во время сделки может добиться торговой уступки. И если это находит логическое продолжение и завершение при реализации товара на местах сбыта, как и в случае с биодобавками, то в этом вопросе нет никаких проблем. Подозрения возникают, когда стоимость товара составляет 100 долларов, а сделка заключается по цене 30 долларов. А проблемы возникают, когда этот же товар, произведенный в той же стране, ввозится в страну другим лицом, но по высокой цене. В этом случае Таможенный комитет справедливо может быть обвинен в поддержке монополизма. Ведь товар не может продаваться по себестоимости или по цене близкой к себестоимости. Я не могу принять инвойс о закупке товара по цене 30 долларов при мировой цене в 100 долларов. Потому что это и открывает путь к монополизму.

Если раньше эти спорные ситуации доверяли человеческой совести, то теперь правильный путь указывает искусственный интеллект, в данном случае система управления рисками. Мы пытаемся полностью нивелировать в таможенной службе человеческий фактор. Даст Бог, после окончания строительства нашего нового административного здания я приглашу вас и вы ознакомитесь с новыми системами. Система автоматически определяет – по какой цене ввозимый в Азербайджан товар экспортируется в Россию, Турцию, США… Далее - на каком предприятии был произведен этот товар, какова себестоимость, полная информация об экспортной декларации и прочее. Вся эта информация содержится в базе данных, к тому же страна-экспортер неофициально и без запросов направляет экспортную декларацию в страну-импортер. То есть вы понимаете, что в данном случае просто немыслимо представить ошибочную информацию таможенным органам.

Вы можете спросить – допустим, иностранный производитель подарил весь товар своему азербайджанскому партнеру. Что же в этом случае? И этот вопрос регулируется международным правом. Все скидки и льготы партнерских организаций носят торговый характер и не могут отражаться на таможенной стоимости товара. Это очень тонкий момент, и прошу вашего повышенного внимания. Допустим, завтра вам в Германии подарят автомобиль марки «Мерседес». Но этот факт не отменяет его таможенной стоимости – автомобиль и при этой конъюнктуре будет стоить 100 тысяч долларов. И вы не имеете права декларировать его по цене 25 тысяч. Как и таможенный инспектор обязан взимать налог по цене на мировом рынке. Во-первых, этот автомобиль не впустит в страну система управления рисками. Но если даже таможенный инспектор возьмет на себя смелость признать его по указанной цене, он совершит преступление. Повторяю, уступка при заключении торговой сделки не отражается на таможенной стоимости товара. Ваша прибыль – это бесплатный автомобиль, который подарил ваш партнер. Но вы не можете уклоняться от уплаты налога на стоимость этого автомобиля.

- Очень интересно. Получается, что имеют место манипуляции?

- Несомненно. Знаете, почему так происходит? В Азербайджане сформировалась определенная каста популистов-маклеров, которая с помощью соцсетей и политизированных заявлений поднимает шумиху вокруг жалобы какого-то предпринимателя. Я не хочу сейчас называть имена этих людей, но именно они поднимают шум, а затем выступают в роли посредников для урегулирования возникшего спора. Эти маклеры превратили «правозащитную нишу» в свой бизнес. Но они не понимают, что их время прошло. Если мы начнем уступать им, то возродим теневую экономику. Это безнравственно. Эти люди играют в грязные игры, порой выпуская на передний план социально уязвленные категории населения. Это подло!

- Но согласитесь, что и таможенники допускают ошибки. Порой совершают и преступления.

Эйнулла Фатуллаев

- Совершенно верно.

- Допустим, по ошибке инспектора товар какого-то предпринимателя выгружается на склады хранения и простаивает там днями, а то и неделями. И предпринимателя заставляют платить за аренду этих платных складских помещений. Почему в Азербайджане отсутствует бесплатная система временного хранения товаров на таможенных пунктах?

- Предприниматели должны зарегистрироваться в комитете, а затем могут сами построить для выгрузки своих товаров складские помещения. В случае возникновения спорных и тем более конфликтных ситуаций мы не обязываем предпринимателей содержать свои товары на платных складах. Они под нашим контролем выгружают свои товары в свои амбары. И вплоть до разрешения спорной ситуации в судах товар остается там. Кстати, должен вам сказать, что суды вынесли множество решений против нас в пользу предпринимателей. Я же не говорю, что все наши сотрудники работают идеально и все правы. Мы всегда выступаем за диалог и за решение всех споров правовым путем.

- В прошлом году был снижен лимит на беспошлинный импорт товаров с 1000 до 300 долларов. Это решение вызвало негодование общественности. Какое, с высоты сегодняшнего дня,  воздействие это оказало на развитие экономики Азербайджана?

- В первую очередь речь шла об унификации азербайджанского законодательства с международным. В любой прогрессивной стране мира есть лимит на почтовые посылки. Где-то 25 евро, где-то 100 и даже 150 евро. Везде есть лимит и на товары, ввозимые физическими лицами вне коммерческих целей. Кроме унификации, второй нашей целью явилась борьба с неравноправной конкуренцией и теневой экономикой. У нас были неопровержимые факты о функционировании сетей, созданных логистическими компаниями, точнее, дельцами, которые включали 100-200 граждан и даже 1000-2000 человек. Одномоментно включенные в эти сети граждане получали посылки с товарами. И буквально на следующий день эти товары перенаправлялись на прилавки. Это не были товары для личных нужд.

Если бы в свое время мы не остановили такой процесс, эти сети стали бы разрастаться по принципу снежного кома. Уверен, сегодня каждая сеть расширилась бы до нескольких десятков тысяч граждан. Вот почему мы снизили лимит до 300 долларов и создали для граждан индивидуальные электронные системы декларации. То есть вы можете не только раз в году, но и каждый месяц для личных нужд путем электронной системы заказывать себе товары на сумму 300 долларов. В чем заключалась цель? Гражданин лично должен заполнить декларацию и представить в таможенные органы. Мы создали прозрачный процесс заказа и импорта товаров личного потребления, полностью ограничив попытки незаконного ввоза товаров в страну, минуя таможенный контроль. Речь шла о неправомерной и несправедливой конкуренции. Какая-то компания завозила товары в страну, а на следующей день логистические компании с помощью организованной сети в обход таможни ввозили в страну идентичный, но беспошлинный товар. Мы пресекли эту незаконную деятельность. Представьте себе, не так давно именно с помощью этих сетей в Азербайджан завозилось около 100 тысяч мобильных телефонов! Эти де-факто контрабандитские сети вытесняли с рынка легальные компании.

В настоящее время мы создали совершенную отлаженную систему. Гражданин со своего гаджета заказывает товар, который поставляется ему по адресу. Более впечатляющий результат: до реформы беспошлинным импортом товаров занимались 32 логистические компании, сегодня этим занимаются 208 компаний! Объемы электронных закупок возросли до 200 миллионов в год. Раньше не было электронных деклараций, поэтому у нас даже не велась статистика онлайн-закупок.

- Но даже некоторые депутаты Милли Меджлиса рьяно выступали против уменьшения лимита…

- А я вам объясню причину. Потому что некоторые депутаты Милли Меджлиса участвовали в этом незаконном бизнесе. Это непосредственно задевало их интересы. В страну поступала электротехника на имя ничего не подозревавших граждан, а затем она шла на прилавки в магазины и продавалась вам же по кредитной линии. Я был сильно удивлен и даже удручен после этих эмоциональных выступлений в парламенте. Не мог понять истинной причины. Но после небольшого расследования выяснил, что эти же депутаты завозят в страну на имя граждан телевизоры, компьютеры, телефоны, а затем распродают их в магазинах. Представляете, что вытворяли эти аферисты? Защищали свои интересы.

Каждый гражданин может ввозить с собой 800 долларов и совершать почтовые покупки на сумму 300 долларов. В манатном эквиваленте это составляет около 2 тысяч манатов. Неужели гражданин совершает ежемесячные электронные покупки на сумму 2 тысячи манатов? Нет, конечно. Учитывая минимальную и среднюю зарплату в Азербайджане, установлен справедливый порог.

- Еще один болезненный вопрос – азербайджанский рынок буквально наводнен контрафактной продукцией. Безакцизные сигареты и алкогольные напитки можно встретить на прилавках в центре города. Я и сам покупаю часто в центре города такие сигареты, потому что они гораздо качественнее табачных изделий, производимых в Азербайджане. Но в последнее время  почувствовал ухудшение качества и этой безакцизной продукции. Небольшое журналистское расследование навело меня на следы контрабандистов, которые ввозят в Баку «швейцарские сигареты», которые производятся в Тбилиси. А «московскую водку» завозят из подпольных цехов Абхазии, Осетии и Дагестана. Вот и хочу спросить вас – каким образом в центре Баку на глазах у фискальных органов торгуют безакцизными сигаретами и алкоголем?

(Продолжение следует)