«России нужен не Донбасс, а вся Украина. Кремль подходит к своей цели» аналитическая выкладка Константина фон Эггерта для haqqin.az; все еще актуально

Записал: Ага Гасымлы, собкор

Известный российский журналист, публицист и обозреватель Deutsche Welle Константин фон Эггерт считает, что битва за Донбасс станет не конечным, а промежуточным этапом агрессии России в Украине.

«Путину нужна вся Украина, а не какой-то регион. Поэтому, даже если бои на время затихнут, через какое-то время президент России все равно вернется к полномасштабной войне», - сказал Эггерт в интервью haqqin.az.

По его мнению, битва за Донбасс – это важный момент, однако война между Россией и Украиной затянется на месяцы, а может, и на годы.

Война будет продолжаться, так как России нужна тотально подчиненная Украина

«В понимании Путина, - утверждает Эггерт, – даже создание некоего сухопутного коридора между территорией РФ и оккупированным Крымом вовсе не означает решение украинской проблемы в комплексе. Война будет продолжаться, так как России нужна тотально подчиненная Украина. Следовательно, до тех пор, пока Путин не убедится, что эта идея неосуществима в принципе, он будет пытаться в какой-то форме подчинить Украину».

Говоря о затягивании правительством ФРГ решения оказать военную помощь Украине, эксперт отметил, что еще со времен Вилли Брандта, то есть, с 60-х годов прошлого века, немецкий политический класс убедил себя, что любой мир лучше войны. Это убеждение накладывается на традиционное желание части немецкого общества находиться в хороших отношениях с Россией, независимо от того, какую политику проводит Москва. Такого рода традиции способны держаться довольно долго. К этому надо добавить, что Россия за много лет наработала в Германии серьезные лоббистские возможности и сумела повлиять на немецкое общественное мнение, которое глубоко верит, что важно любой ценой поддерживать диалог с Путиным, что у России в Украине есть какие-то исключительные интересы и т.д. Это находит отражение в позиции значительной части немецких предпринимателей и дипломатов. А вот немецкое общественное мнение значительно жестче настроено к Путину, нежели федеральное правительство во главе с Олафом Шольцем.

Шольц признает интересы России в Украине

«Тем не менее убежден, что к концу года, даже при всей нерешительности и беспринципности значительной части руководства Германии, Берлину придется сократить импорт российских энергоносителей, - считает Эггерт. – Об этом уже заговорил сам канцлер Германии. Перспективы для Кремля открываются не радужные, однако в Москве, очевидно, считают, что смогут в течение нескольких месяцев переломить исход войны в Украине».

Эггерт убежден, что в условиях, когда банковская система России отрезана от Запада, Путину неважно, произойдет в его стране дефолт, или нет.

«Инвесторы бегут из России. В 1998 году также был финансовый кризис, но тогда Россия была открыта миру и зависела от внешних займов. Ничего подобного в нынешней России нет и пока не предвидится», - утверждает эксперт.

По его словам, введенные Западом санкции дадут эффект через определенный период времени. В случае с Россией он может занять около года. Можно предположить, что Россия, которая была серьезно включена в глобальную экономику, ощутимо пострадает. Особенно в сфере высоких технологий, полупроводников и целой линейки импорта, которая не может быть заменена внутренним производством или частично замещена китайскими поставками.

Политолог отмечает, что кремлевским властям не удастся до бесконечности держать население страны в состоянии патриотической истерики – общество от этого просто устает.

В ближайший год российской экономике ничего существенного не угрожает

«Пока нет уверенности в том, что люди связывают или свяжут в обозримом будущем свое тяжелое социально-экономическое положение с войной в Украине, - полагает Эггерт. – С экранов телевизоров россиянам будут по-прежнему талдычить, что Запад блокирует справедливую борьбу России. В результате будут расти антиправительственные настроения, но это не означает, что параллельно поднимется волна настроений антивоенных. Для того, чтобы массам стало ясно, что война – это плохо, об её ужасной природе и последствиях должен говорить образованный класс, широкие слои чиновничества. Сегодня же ясное понимание ужасных для России последствий войны есть лишь у незначительной части российского общества. Большинство же находится в откровенно зомбированном состоянии…»

По убеждению Эггерта, вторжением в Украину Путин открыл шлюзы национального подсознания, и пока неизвестно, когда российское общество выйдет из него.

По словам Эггерта говорить о будущем российского общества сложно, поскольку  значительная его часть ушла во внутреннюю или внешнюю эмиграцию. Страну покинули люди, которые могли бы сформулировать для своей страны что-то принципиально новое, обнадеживающее. Просвещенных людей в России остается все меньше, и это облегчает Кремлю возможность контролировать умонастроения народа. Другими словами, шансы на то, что в обозримом будущем население России развернется против войны, практически нулевые.

фон Эггерт

По мнению политолога, НАТО не станет подключаться к войне в Украине. В то же время, нельзя исключить вероятность того, что США и европейские страны, все-таки, решат передать Украине высотные системы ПВО и боевые самолеты – с каждым днем российской агрессии против Украины шансы на это повышаются. К примеру, на увеличении военной поддержки Киева настаивает значительная часть общественности Германии. Все больше немцев выступают также за более жесткие действия против Путина и за усиление помощи ВСУ.

Также следует ожидать ужесточение политики США в отношении России. Естественно, если на промежуточных выборах в Конгресс обе палаты американских законодателей вернутся под контроль республиканцев. В этом случае, по мнению Эггерта, можно ожидать, что США окажут Украине еще более массированную военную помощь и дадут союзникам по НАТО «зеленый свет» на передачу Киеву российского или базирующейся на российской технологии оружия.

Эггерт считает маловероятным дворцовый переворот в России.

«Российский президент очень бережет себя, не подпускает близко даже ближайших соратников, - говорит он. – Учитывая роль, которую играют в России спецслужбы, можно сказать, что именно они сегодня и есть российское правительство. Это первый в истории человечества политический режим, в котором спецслужбы не обслуживают режим, а сами являются режимом. А вот о настроениях внутри спецслужб информации очень мало. Мы знаем, что думают военные, когда они терпят поражение или, наоборот, когда что-то выигрывают. Но очень сложно просчитать настроения в глубинах спецслужб. А от них в этой ситуации будет зависеть многое...»

По поводу назначения генерала Александра Дворникова командующим войсками России в Украине, Эггерт отметил, что война, которую вел Дворников в Сирии принципиально отличается от той, которая сейчас идет в Украине.

Дворников не пришелся ко двору в Украине

В Сирии Дворников воевал с нерегулярными частями, повстанцами, у которых не было ни современного оружия, ни ПВО и пр. Дворников никогда не воевал против хорошо обученной, мотивированной, европейской армии, которую поддерживают население страны и гигантский военно-технологический потенциал государств НАТО.

«Что касается применения оружия массового поражения, то Путин очень хочет, чтобы на Западе верили в то, что он может их применить, - отмечает Эггерт. – Но ведь решение о применение ядерного или химического оружия не принимают щелчком пальцев, а нажатие на «красную кнопку» ядерной атаки не является решением одного человека. Удар ядерным оружием или доказанное применение химического оружия кардинально изменит характер войны. Сделав это, Путин в глазах очень многих переступит «красную черту». Не зря же глава британского правительства Борис Джонсон сказал, что применение Россией ядерного оружия, где бы то ни было, оставляет за Великобританией право на мгновенную ответную ядерную атаку. Это – предельно ясное предупреждение от одного из самых крупных мировых политиков, который понимает психологию российского режима, уважающего и признающего только решительную и независимую силу. Вот почему Путин и его военные должны понимать: ракетный ядерный удар даже по пустому квадрату в Черном море будет воспринят, как провокация со стороны прямого врага Запада. Уверен, что, даже несмотря на большое число льстецов в путинском окружении, обязательно найдется человек, который сумеет объяснить это президенту России в доступной форме…»