Генпрокуратура и следователи МНБ не могли поделить выкуп за торговцев и ювелиров миллионы долларов текли к Эльдару Махмудову полноводной рекой

Инара Рафикгызы, судебный репортер

В Бакинском военном суде продолжились слушания по делу банды Объединенной преступной группировки экс-главы азербайджанских спецслужб Эльдара Махмудова – бывшего начальника следственного управления упраздненного МНБ генерал-майора Мовлама Шихалиева и трех следователей ведомства – Вюсала Алекперова, Ясина Мамедова и Сахиба Алекперова.

На этот раз в качестве потерпевшего был допрошен Эльман Ахмедов, занимающийся предпринимательской деятельностью в торговом центре «Садарак». Он дал показания по эпизоду, связанному с другим предпринимателем, Эльваром Алиевым, который давал показания накануне.

Подробно об этом эпизоде haqqin.az рассказывал в предыдущем репортаже.

Новые злодеяния ОПГ Эльдара Махмудова и Мовлама Шихалиева

Ахмедов заявил, что не совершал никаких преступлений и был арестован по приказу Чингиза Агаева (работает в торговом центре «Садарак», является человеком Мовлама Шихалиева – прим. ред.).  

«После того, как Эльвар Алиев отказался работать с Чингизом Агаевым, он попросил у меня товары для последующей продажи, - рассказал Ахмедов. - Я согласился. Тогда Чингиз Агаев сказал мне: «Не работай с Эльваром, не то будут проблемы!..» Я ответил ему, что продаю свое имущество и приказов не выполняю. После этого Чингиз Агаев дал наводку генералу Мовламу Шихалиеву арестовать как Эльвара, так и меня и наших друзей, которые снабжали товарами Эльвара. Меня незаконно держали под арестом три месяца. Мой племянник, Хунер, через родственника Мовлама Шихалиева Сираджа, заплатил сначала 100 тысяч, а затем 60 тысяч манатов».

По словам Ахмедова, примерно через 10 дней следователь по имени Фуад вызвал его в МНБ. Рассказывая о своих злоключениях в упраздненном ведомстве, он сообщил, что видел в кабинете следователя человека в форме сотрудника прокуратуры. Следователь Фуад Агаев спросил Ахмедова: «Сколько вы заплатили за свое освобождение?»

«Мой племянник передал 160 тысяч манатов», - ответил предприниматель.

«Из этого разговора, я понял, что между Генеральной прокуратурой и министерством национальной безопасности возник спор по поводу распределения полученных от меня денег, - пояснил потерпевший. – Уточнив сумму, Фуад сказал мне, что я могу идти. Во время заключения я несколько раз заходил в комнату следователя Фуада и видел там Эльвара Алиева. Выглядел он неважно. После освобождения я поговорил со следователем и попросил отпустить Эльвара. Тот сказал, что должен договориться по этому вопросу с Мовламом Шихалиевым. Через некоторое время Фуад связался со мной и сказал, что это будет стоить 80 тысяч манатов. Я заплатил».

За крупные суммы освободили и других друзей Ахмедова – Гаджи Сейрана, Натига Мамедова и Этибара Джафарова. Гаджи Сейран заплатил 100 тысяч манатов, 250 тысяч манатов выбили у Натига Мамедова, на 209 тысяч манатов раскошелился Этибар Джафаров. Другой его друг по имени Балашири провел в застенках МНБ полгода. Только когда сотрудники министерства поняли, что он простой рабочий и денег у него нет, Балашири отпустили.

Позже для дачи показаний пригласили потерпевшего по уголовному делу Рауфа Гасанова – ювелира, работающего в Центральном универмаге. Однако Гасанов так и не сумел дать свидетельские показания, поскольку Ясин Мамедов постоянно ему мешал. Между ними разгорелся спор.

«Не ты ли мне позвонил после получения денег и сказал, что не хватило 200 долларов? - спросил Гасанов экс-следователя МНБ. – Почему ты сейчас притворяешься дурачком?»

Тогда судья попросил потерпевшего покинуть зал суда. На суде были зачитаны показания Гасанова, данные на следствии. В них Рауф Гасанов сообщил, что с 1995 года занимался ювелирным делом в ЦУМе, покупал украшения в Дубае и Турции и продавал их в Баку. Вначале 2010 года он услышал от коллег-ювелиров, что руководство МНБ пытается монополизировать куплю-продажу золота руками высокопоставленного чиновника Физули Алиева.

«Весной-летом 2010 года около станции метро «20 января» мне позвонил человек, представившийся сотрудником Министерства национальной безопасности Физули Алиевым, - рассказал потерпевший. – Мы встретились на «Шамахинке». При встрече он сразу же стал мне угрожать: мол, обвиним вас в контрабанде золота и арестуем. После чего велел утром явиться МНБ, где начал обвинять меня в контрабанде и сообщил, что все мои телефонные разговоры прослушивались. Видимо, он имел в виду звонок из Дубая, когда мне сообщили, что отправлены на мой адрес бриллианты, а я ответил: «Привозите, посмотрим».

По словам потерпевшего, ему не предъявили никаких обвинений, а Алиев потребовал от него 100 тысяч долларов. У Гасанова такой суммы не было, но из-за страха перед МНБ он пообещал заплатить, после чего ювелира отпустили, а еще через три недели вызвали в Сабаильский отдел МНБ.

Физули Алиев и его сотрудники отвели Гасанова в главное здание МНБ, где Ясин Мамедов заявил, что он задержан. Мамедов потребовал от Гасанова 500 тысяч долларов, чтобы его отпустили и не привлекали к уголовной ответственности.

«Я сказал Ясину, что невиновен и что у меня нет таких денег. Но вместо уступок он увеличил сумму – 600 тысяч долларов. На меня давили и угрожали. Потом согласились снизить сумму до 300 тысяч долларов. Сказали, что будут обыскивать мой дом, а я очень просил не делать этого – моя мать тогда болела. Ясин посоветовал мне взять кредит в банке. А Физули неоднократно входил и выходил из комнаты, интересуясь исходом разговора. Сломленный вконец, я согласился на 300 тысяч. Меня отпустили из МНБ. Я собрал деньги, большую часть занял у родственников матери. Мама, потрясенная этим случаем, через некоторое время скончалась», - рассказал потерпевший.

Когда деньги были готовы, Мамедов назначил предпринимателю встречу в Центральной клинической больнице при МНБ.

«Я явился со своим племянником Валехом Насировым. Физули сидел на переднем сиденье машины, а Ясин стоял снаружи. Пересчитал 300 тысяч долларов и отдал их Физули. Через полчаса мне позвонил Ясин и сказал, что не хватает 200 долларов. Я был вынужден вернуться и отдал их».

В своих показаниях Гасанов заявил, что после злоключений в МНБ его финансовое положение ухудшилось, он обанкротился. Чтобы расплатиться с долгами, предприниматель продал часть товаров из своего магазина, а также новую машину.