Коронавирус приводит к власти партизан наша корреспонденция; все еще актуально

Евгений Бай, спецкор haqqin.az, Вашингтон

Многочисленные политологи уверены, что в этом феномене виноват прежде всего коронавирус, который поразил Латинскую Америку больше, чем другие континенты. Только за последний год 12 миллионов ее жителей перешли из среднего класса в категорию обездоленных. А этот феномен заключается в том, что к власти в латиноамериканских странах приходят убежденные левые, при этом они побеждают в схватках на выборах с ортодоксальными ультраправыми.

Вначале Америку потряс феномен Педро Кастильо

В пошлом году в Перу марксист Педро Кастильо одолел правую Кейко Фухимори, дочку бывшего президента Альберто Фухимори, отбывающего 25-летний тюремный срок. В Чили бывший вожак левой студенческой молодежи Габриэль Борич победил ультраправого Хосе Антонио Каста, почитателя диктатора Аугусто Пиночета.

А на прошлой неделе убедительную победу в Колумбии одержал Густаво Петро, бывший повстанец, лидер движения М-19, которое в ходе кровавого штурма в 1985 году захватило дворец правосудия в Боготе.

«На одних выборах за другими правые пытались убедить избирателей, что им угрожает смертельная опасность в виде рвущегося к власти коммунистического монстра, - говорит политолог Альберто Вергара из University of the Pacific в Перу. - И они раз за разом проигрывали».

Но в этой серии побед победа бывшего повстанца Петро стоит особняком. Не только потому, что левый политик еще никогда не приходил к власти в Колумбии. Эта страна - третья по значимости в Латинской Америке, которая превосходит по населению и территории такое европейское государство, как Испания, была наиболее надежным партнером Соединенных Штатов в регионе. Здесь в течение многих лет существовали американские базы, предназначенные для борьбы против могущественных наркокартелей.

Теперь Америка под впечатлением феномена Густава Петро

После вторжения России в Украину на встрече в Белом доме президентов США и Колумбии Джо Байдена и Ивана Дуке американский лидер назвал эту латиноамериканскую страну «наиболее важным, не входящим в НАТО союзником Америки». Незадолго до выборов Пентагон впервые направил к берегам Колумбии ядерную подводную лодку, которая приняла участие в совместных с колумбийскими ВМФ маневрах.

Победу на выборах Густаво Петро Washington Post назвала «политическим землетрясением». А впереди, очевидно, еще одна победа левых. Как ожидается в октябре в крупнейшей стране Латинской Америки - Бразилии к власти вернется бывший рабочий–металлург, вожак бразильских трудящихся Инасиу Лула да Силва. И тогда весь континент окрасится если не в красный, то в розовый цвет.

США из года в год теряли Латинскую Америку, которую прежде считали своим «внутренним двором». Джорджи Буши, как старший, так и младший фокусировались преимущественно на Ираке и Афганистане, Барак Обама - на Ближнем Востоке. Байден теперь на Украине, Иране и Северной Корее. В результате, как пишет упомянутое нами столичное издание, «по мере того, как Латинская Америка заключает в объятия новых левых, США занимают в этом зале заднее кресло».

Байдену не помог даже проведенный в Лос-Анджелесе с 6 по 10 июня Саммит Америк, крупнейший региональный форум западного полушария. Как пишет во влиятельном журнале The Atlantic известный журналист-латиноамериканист Уильям Ньюман, «Саммит Америк, организованный Байденом, выявил всю степень падения США».

Если когда-то латиноамериканские страны брали под козырек, когда им что-то приказывал дядя Сэм, то теперь они выказывают ему полное пренебрежение. Президент Сальвадора Найиб Букеле вообще проигнорировал все звонки из Белого дома накануне саммита. Президент Гондураса Ксиомара Кастро, на инаугурации которой в январе присутствовала вице-президент США Камала Харрис, не пожелала принять приглашение на саммит. Ее примеру последовала Боливия, Гватемала и Сент-Винсент.

Кастро из Гондураса может спокойно сказать американцам: нет!

Чем объясняют американские политологи такое пренебрежительное отношение к прежде всемогущественному северному соседу? Конечно же, отсутствием продуманной политики по отношению к региону, провалами в попытках наказать санкциями авторитарные режимы на Кубе, Венесуэле, Никарагуа.

Но есть и еще одна причина, возможно, еще более важная. Это дисфункция политической жизни в самих США, угроза самому их демократическому устройству. Ее олицетворял Дональд Трамп, дважды подвергнутый импичменту в палате представителей конгресса. Сейчас там проходят бурные слушания по расследованию попытки неудавшегося путча по захвате Капитолия 6 января 2021 года, которым, как утверждают многочисленные свидетели, руководил лично Трамп.

И эта пошатнувшаяся демократия не сильно впечатляет латиноамериканцев. У тех левых, кто сейчас побеждает на выборах, складывается своя концепция мира. И она, к счастью, сильно отличается от того, что проповедуют ортодоксальные лидеры в рамках фантастического «Социализма 21 века». Густаво Петро, лидер страны, например, не хочет делать ставку на нефтяную экономику, в отличие от соседней обанкротившейся Венесуэлы. Он в своих первых после выборов речах говорит о такой приоритетной для его будущего правительства теме, как борьба против климатических изменений. В этом с ним полностью солидарен и чилийский президент Борич.

Их голоса звучат иначе, чем «призывы из подвала», которые доносятся из Гаваны, Каракаса и Манагуа. Они намерены дистанцироваться от мачизма, в прошлом характерного для левых режимов, обещают защищать права женщин, ЛГБТ и афро-индейских общин. Их поддерживает молодой, политически активный электорат, который выходит на улицы, протестуя против сохраняющегося неравенства.

Колумбиец Петро намерен выстроить коалицию с чилийцем Боричем и возможным победителем выборов в Бразилии Лулой да Силва. И это будет мощнейшим региональным объединением, в которое войдут как минимум 280 миллионов человек. «Возможно, это первый случай, когда Латинская Америка перехватывает у США инициативу», - говорит Бернард Аронсон, ведущий американский дипломат, занимавшийся южным континентом в администрациях Буша-младшего и Билла Клинтона. - У США все меньшая и меньшая роль в межамериканском диалоге».