Я – против двоюродного брата. Вместе с двоюродным братом мы против остального мира мусульманское единство, все еще актуально

Икрам Нур, автор haqqin.az

Одним из вопросов, который американская сторона пыталась поставить в основу повестки ближневосточного турне Джо Байдена, было формирование новой постамериканской архитектуры безопасности на Ближнем Востоке, в которой Вашингтон сохранял бы свое лидерство. То есть – формирование предпосылок к созданию «арабского НАТО», которое было бы  интегрировано с Израилем.

Это было бы феноменальным успехом США – создать что-то вроде ближневосточного блока НАТО перед лицом общей иранской угрозы. Во главе – Саудовская Аравия, с фланга – Израиль, за спиной – США. Теоретически все выглядит логично. Но на то она и теория, чтобы при столкновении с реальностью быть разнесенной в пух и прах.

Что стало с папкой Байдена о мусульманском НАТО

Теории «арабского НАТО» только в XXI веке уже более семи лет. Сначала - план Лиги арабских государств по созданию объединенных антитеррористических сил в 2015 году. Затем  - идея создания Ближневосточного альянса безопасности, он же - MESA, предложенная в 2017 году Саудовской Аравией и получившая полную поддержку тогдашнего президента США Дональда Трампа.  

А до этого были еще три: «коалиция по борьбе с Арабской весной», «антихуситская коалиция» и коалиция против Катара. О которых сегодня и вспоминать не принято, поскольку все они закончили свое существование совершенно бесславно, успев развалиться до того, как вообще хоть чего-нибудь добились.

И даже наличие «общего врага» в виде Ирана монархии Залива и их союзников, хотя правильнее говорить – их клиентов, вроде Египта, не служит цементирующим фактором. Отношения с Тегераном у них всех разные и по большей части напряженные – но вот выбранные ими стратегии преодоления этой напряженности диаметрально противоположные. Израиль, понятно, откровенно враждебен иранскому режиму. Саудиты и ОАЭ от него тоже не в восторге, но пытаются как-то договориться.

У Катара свой особый путь

Катар и Оман вообще поддерживают хорошие отношения с иранцами, Кувейт – тот пытается найти общие точки соприкосновения с Ираном. Ну, а про Сирию, Ливан и Ирак в общем-то и говорить нечего – они в зоне иранского влияния. Что же касается Иордании, то она вряд ли сможет играть какую-то роль в арабском оборонном альянсе, ей бы свои собственные внутренние проблемы как-то решить.

Уже по одной этой причине военно-политический блок ближневосточных государств не может быть полноценно дееспособным. Ведь каждый из его участников будет подозрительно поглядывать на соседа – а не заключил ли он сепаратную сделку с Тегераном.

Арабское единство – оно ведь только фигура речи. В реальности здесь царит принцип: «Я – против двоюродного брата. Вместе с двоюродным братом мы против остального мира». И ничто пока его переломить не может, тем более сейчас, когда конкуренция между теми же монархиями Залива только усилилась. Лидерство саудитов все чаще оспаривается, ОАЭ, и уж тем более – Катар, отказываются признавать Эр-Рияд в качестве старшего брата, и к тому же у них есть и политические, и экономические основания.

Яркий пример тому – «Щит полуострова», объединение вооруженных сил Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (CCG). На телевизионной картинке все выглядит красиво и грозно, плечом к плечу, так сказать, – но на деле даже разведданными не обмениваются, не доверяют друг другу.

Арабам далеко до НАТО, как и до своего единства

И это еще не все. Вооруженные силы государств Залива, не говоря уже о других арабских государствах, вооружены разномастно. Не велика проблема, может сказать кто-то, но ведь у них и военные протоколы тоже разные. И сведение их под один знаменатель требует времени и денег, а кто это будет оплачивать? И чьи протоколы будут приняты за образец? Весьма непростые вопросы, с учетом специфики региона…

Все перечисленное выше делает проект «арабского НАТО» в обозримой перспективе явно нежизнеспособным. Вашингтон может хоть мехом наружу вывернуться, хоть деньги вложить – полноценный военно-политический блок против Ирана или Китая на Ближнем Востоке ему сейчас создать не удастся.

Как не удастся направить процесс кристаллизации нового регионального порядка в нужное Вашингтону русло - в связку Израиля, аравийских монархий и традиционных союзников США, таких как Египет, Иордания и, возможно, Марокко. Жирный полумесяц встал над этим проектом, и у США нет возможности что-то здесь изменить. Свою судьбу в среднесрочной перспективе этот регион будет решать сам. Самостоятельно решая, кто ему союзник, и с кем ему блокироваться.