Депутат Фазиль Мустафа: «Малейшая попытка армии Ирана нарушить границу Азербайджана обернется катастрофой для Тегерана» громкие заявления в интервью haqqin.az, все еще актуально

Беседовал: Джейхун Наджафов, собкор

Реагируя на последнее обострение на армяно-азербайджанской границе, власти Ирана разразились угрозами в адрес… Азербайджана. Справедливое требование Баку к Армении выполнить пункт об открытии Зангезурского коридора, теократический режим Ирана интерпретировал, как некую «красную черту», которую Азербайджан позволил себе переступить.

Цинизм иранских лидеров, которые даже для дипломатического декора перестали скрывать стремление вернуться во времена, когда 20 процентов азербайджанских территорий были оккупированы Арменией, а сам Тегеран, пользуясь нерешенностью конфликта, манипулировал региональной ситуацией исключительно в собственных интересах, не может не поражать.

О причинах нарастающей враждебности южного соседа корреспондент haqqin.az побеседовал с депутатом Милли Меджлиса Фазилем Мустафой.

Фазиль Мустафа

- В последние дни складывается ощущение, что депутаты иранского Меджлиса занимаются исключительно тем, что соревнуются в нападках на Азербайджан. Последним на эту тему высказался глава парламентской Комиссии по национальной безопасности Вахид Джалалзаде, пообещавший «превратить в кошмар мечту Азербайджана об изменении границ региона». Что это за галлюцинации у иранских депутатов? Где, на Ваш взгляд, они увидели «изменение границ»?

- Со стороны Азербайджана не было и нет никаких заявлений или действий по изменению границы с Арменией. Да, Баку справедливо ставит вопрос об открытии коридора через Зангезур, что, впрочем, никак не ограничивает связи Ирана с Арменией. Открытие транспортной коммуникации с Нахчываном не может закрыть или ограничить иранцам выход в Армению. До сих пор не могу понять, как сообщение через армянскую территорию может угрожать безопасности Ирана?

То есть, для Тегерана вся эта словесная истерия, которая раньше исходила от представителей духовенства, а теперь уже от политических деятелей, депутатов парламента и бывших послов – всего лишь повод, чтобы показать свою значимость и способность влиять на региональные процессы.

Думаю, начавшаяся в Иране антиазербайджанская кампания – результат негласной договоренности между Тегераном и Вашингтоном. Судя по всему, Иран взял на себя обязательство выполнять на Южном Кавказе определенные внешнеполитические задачи Соединенных Штатов.

- Но как тогда режим аятолл объяснит своему народу, почему имамы во всех мечетях кричат: «Смерть американским империалистам!», а иранские лидеры тем временем проводят совместно с американцами политику давления на Азербайджан?

- Для иранских властей, которые, как выясняется, неспособны внятно сформулировать свои региональные интересы, особенно, после триумфальной победы Азербайджана в 44-дневной войне, это действительно проблемный момент.

Хочу напомнить, что на протяжении всего карабахского конфликта Иран активно поддерживал и продолжает поддерживать Армению, маскируя это надуманными, а зачастую, просто невразумительными претензиями в адрес Баку. Для «внутреннего потребления», то есть для рядовых граждан, лидеры Ирана пытаются создать видимость самостоятельной политики в защиту интересов Армении в качестве интегрального элемента национальной безопасности. Понятно, что в такой коннотации её «угрозой» является Азербайджан.

Все это напоминает игру с огнем, на которой иранские политики рискуют серьезно обжечься. Следует понимать, что любые деструктивные или опрометчивые шаги ИРИ встретят мощное противодействие не только Азербайджана, но и Турции с Россией. Не говоря уже о том, что вмешательство Тегерана в процессы между Баку и Ереваном нанесет вред самой Армении – под угрозой окажется процесс регионального урегулирования, в результате чего Армении придется отказаться от обязательств по достижению мира перед ЕС и Россией, что вызовет определенное давление на Ереван со стороны Брюсселя и Москвы.

- За 30 лет оккупации азербайджанских земель Тегеран не сделал ни одного предупреждения в адрес Еревана. А когда армяне захватывали Агдам, Зангелан и другие регионы Азербайджана, ни один иранский лидер не упомянул «красные черты», которые переступила Армения. Получается, что маска «великого поборника прав мусульман» сползла с лица Тегерана окончательно и бесповоротно?

- Пожалуй, что так. Давайте называть вещи своими именами: Тегеран уже давно ведет себя, как второе армянское государство. Понятно, что это не отвечает интересам иранского народа. Прежде всего, с религиозной точки зрения: как простые иранцы могут поддерживать страну, которая уничтожила тысячи мусульман и превратила на захваченных территориях мечети в свинарники? Тем не менее, происходит именно это. Сейчас антиазербайджанский дискурс Ирана стыкуется с аналогичной политикой Франции. Я понимаю зависимость французов от армянских избирателей, но мне непонятна зависимость тегеранских властей от проживающих в Иране армян. Париж вынужден проводить проармянскую политику, хотя зачастую это противоречит его внешнеполитическим интересам. Кроме того, во Франции не редки проявления тюрко- и исламофобии. Но ведь в Иране нет внутренних факторов, вынуждающих политическое руководство этой страны вести проармянскую политику. Не говоря уже о том, что у Еревана есть куда более мощный и решительный протектор в лице России, от которой Ереван полностью зависим, и которая спасла Армению от полного разгрома во Второй карабахской войне.

На этом неблагоприятном для нас фоне Азербайджан, тем не менее, проводит взвешенную и максимально прагматичную политику. В частности, Баку учел интересы Ирана, предложив ему участвовать в процессе регионального мирного урегулирования в формате «3+3». Участие в этой платформе было весьма выгодно Ирану, поскольку сулило ему отличные транзитные возможности. Но, вопреки экономическим интересам, Тегеран однозначно занял одну из сторон многолетнего конфликта, тем самым вычеркнув себя из списка коспонсоров мирного процесса на Южном Кавказе. Это было безумное решение иранских теократов, негативные последствия которого еще скажутся…

- Иран известен, как спонсор международного терроризма, постоянно создающий очаги вооруженных конфликтов на Ближнем Востоке. На Ваш взгляд, может ли Тегеран попытаться дестабилизировать ситуацию на Южном Кавказе?

- Он может попытаться. Реально же у Тегерана нет возможностей ни нарушить стабильность границ Азербайджана, ни, тем более, дестабилизировать нашу страну изнутри. Азербайджан, по счастью, уже не та страна, с которой можно разговаривать на языке угроз.

Во время 44-дневной войны Иран активно поддерживал Армению, но это не спасло армян от разгрома. Напомню, что Иран проиграл геополитическую борьбу в Ираке и Афганистане, за угрозами, которыми разбрасываются иранские политики, стоят только оскорбленное самолюбие и пустые слова. У Ирана сегодня нет ни сил, ни средств, ни технологических возможностей влиять не только на геополитические процессы, но и на региональные изменения. Отсюда и непоследовательность внешней политики. То Иран поддерживает открытие Зангезурского коридора и открытие коммуникаций, то вдруг делает разворот на 180 градусов.

А все потому, что армянское лобби США, похоже, убедило Тегеран, что, игра на стороне армян поможет смягчить санкционную политику Вашингтона в отношении Исламской Республики. Не случайно иранские власти с таким восторгом встретили визит спикера Нэнси Пелоси в Ереван. В этой связи лично мне очень интересно понять, что будут делать власти в Тегеране, если завтра Армения станет – а это вовсе не исключено! – плацдармом для ударов по ядерным объектам Ирана?

Сегодня шаги, предпринимаемые Азербайджаном для открытия коммуникаций и реализации инфраструктурных проектов, приводит в нескрываемое бешенство правящую элиту Ирана, которая всеми силами стремится остановить этот процесс. Но у Азербайджана, его союзника Турции и регионального партнера России есть, чем ответить на эту грязную политику.

- А что выигрывает Армения от иранской поддержки?

- Ничего! Иран заинтересован в нищей, зажатой закрытыми границами и изолированной от региональных проектов Армении. Такая ситуация позволяет Ирану использовать Армению, чтобы, используя её статус, обходить западные санкции. Чем хуже армянскому народу, тем выше для него значимость Ирана, как единственного «окна» во внешний мир. Тегеран хочет держать Армению в перманентной зависимости, но при этом либо не понимает, либо не хочет понять, что Соединенные Штаты не изменят свою позицию в отношении режима аятолл, даже если завтра КСИР начнет воевать в составе армянской армии, а Нэнси Пелоси решит баллотироваться на пост президента Армении.

В Вашингтоне четко понимают, что Иран не может быть доверительным партнером. Учитывая то, что сделали американцы с шиитскими организациями в Ираке, можно не сомневаться в том, что Вашингтон еще какое-то время попользуется тайными контактами с Ираном, после чего выкинет его из игры, как отработанный материал.

Следует понимать, что иранское протежирование в итоге дорого обойдется Армении. Ибо во всех странах, где Тегеран создавал очаги вооруженных конфликтов и пытался захватить власть, он неизменно терпел поражение. Сейчас и в Ираке, и в Ливане, и в Сирии Тегеран теряет свои позиции. Понадобилось время, чтобы в этих странах осознали: ничего, кроме разрушений и подчинения Иран не приносит. Ереван это еще ожидает.

Что же касается Южного Кавказа, то малейшая попытка иранской армии выйти за границы Ирана с Азербайджаном, повлечет для иранского режима катастрофические последствия, вплоть до распада государства под названием Иран.

Сам Азербайджан готов ответить на любые вызовы. Следует понимать, что во Второй карабахской войне наша армия победила не только Армению, но и её союзника, Иран, который до последнего дня войны отправлял бензин в Ханкенди, обеспечивал через свою границу поставки оружия армянам, помогал им материально, а сейчас поставляет для армянской армии свои БПЛА. Азербайджану есть, чем ответить на любую угрозу. В том числе, на угрозу иранских прокси внутри страны.        

- Все крупные иранские города охватили забастовки и акции протеста студентов иранских университетов. Как Вы помните, 42 года назад именно студенческие демонстрации привели к свержению монархии и приходу к власти исламских фундаменталистов. Но аятоллы, видимо, окончательно утратили инстинкт самосохранения – сегодня они зациклены исключительно на том, чтобы не дать открыться Зангезурскому коридору…

- Исламский режим в Иране на глазах утрачивает последние человеческие черты. Убийство сотрудниками полиции 22-летней иранской женщины только за то, что она неправильно надела хиджаб, стало демонстрацией пещерной дикости иранской политической системы. Это ужасное убийство шокировало все иранское общество, особенно, женщин, которые в течение более сорока лет лишены элементарных прав. В Иране началась борьба за права человека. И в этой ситуации политическое руководство Исламской Республики пытается отвлечь озлобленный народ мнимыми внешними угрозами, оно представляет Азербайджан в образе врага и выступает в адрес нашей страны с одиозными и провокационными выпадами.

Впрочем, все эти обвинения настолько притянуты за уши, что поверить в них могут только очень ограниченные люди, сознание которых вконец отравлено исламской пропагандой.